ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Теперь якорь! — крикнул я.

Мой напарник глянул вверх и увидел обрушивающуюся Прямо на нас гигантскую водяную стену. Никаких причин для особого беспокойства пока не было. Нос «Тиликума» легко выдержал бы и не такую волну. Однако Нормана охватила дичайшая паника. Он выпустил якорь из рук, — к счастью, за борт — и прыгнул на фок-мачту. Резво работая руками и ногами, он в мгновение ока очутился наверху.

Мой друг доктор Мартенс объяснил мне когда-то, что человек произошел от обезьяны, а вовсе не был сотворен в готовом виде богом, как нам рассказывал об этом в школе пастор Рухман. Сказать по правде, я все же так и не мог никогда убедить себя до конца в истинности этого дела, насчет обезьян. Но стоило мне увидеть Лакстона, берущего на абордаж фок-мачту, и я тут же твердо поверил в обезьянью историю.

Все это так, только «Тиликум» вовсе не для того был построен, чтобы нести на мачте здоровенного мужчину. Он рискованно накренился, едва не черпая бортом воду.

— Вниз, живо! — взревел я, как бешеный бык.

Лакстон и сам увидел, что волна без всякого ущерба для нас мирно прошуршала мимо, и, сконфуженный, скользнул по мачте вниз. Нас дрейфовало, хода не было, ветер разворачивал «Тиликум» лагом к волне. И тут заработал наш плавучий якорь. Якорный трос вытянулся в струну, и, не успела прийти очередная волна, как якорь снова развернул нас носом к ветру.

В полнейшей безопасности, не приняв ни единой капли забортной воды, мы стояли на якоре в бушующем море. Судно медленно дрейфовало кормой вперед. Я закрепил руль и поставил на крышу каюты фонарь. После этого мы оба забрались в каюту.

Я было собирался слегка отчитать Лакстона, но он опередил меня:

— Мне стыдно, Джон, но если бы ты знал, как я испугался…

Позже Норман напечатал о нашем путешествии большие статьи в разных газетах, но о том, как он карабкался на мачту, в них не было ни слова.

Мы провели спокойную ночь. Снаружи надрывался норд-вест. В каюте было тепло, сухо и даже относительно тихо. Норман сразу же завалился в койку. Мне пришлось улечься на узкой банке. Когда «Тиликум» делал резкое движение, я слетал с нее. Разбуженный таким невежливым способом, я быстренько высовывался из люка, осматривался по сторонам и снова засыпал.

После шторма я уже твердо знал, что судно наше — замечательное, способное в полной безопасности пронести нас вокруг света.

Через несколько дней нам посчастливилось поймать в паруса добрый норд-вестовый пассат, а в середине июля, несколько огорченные наступившим штилем, мы пересекли экватор.

По первоначальному замыслу мы собирались сделать первую стоянку на Маркизских островах. Однако тогда нам пришлось бы еще долгое время идти круто на ветер, а при этом, как известно, судно больше всего захлестывает волной. Поэтому мы решили идти к острову Пенрин. На этом маршруте пассат нам особенно благоприятствовал и мы пробегали от 150 до 170 миль в сутки.

Наступило 1 сентября. По моим расчетам, мы находились где-то совсем рядом с островом. Поэтому всю ночь мы пролежали в дрейфе. Но вот встало солнышко, а вокруг нас по-прежнему была только вода. Но я верил в свои навигаторские способности. Кроме того, из лоции я знал, что Пенрин — всего лишь невысокий атолл протяженностью около восьми миль.

К полудню на горизонте показалось темное пятно. Всякий раз, как мы взбирались на гребень волны, я видел его совершенно отчетливо. Таким образом, на 59-й день плавания мы отыскали посреди Тихого океана этот крохотный островок.

Вечером мы шли уже возле самого острова, отыскивая южный проход в коралловом рифе, чтобы войти через него в лагуну.

На рифах застряли две большие шхуны. С одной из них волны расправились уже довольно основательно, другая, как мне показалось, налетела на риф совсем недавно.

Потерпевшие крушение суда, особенно парусники, всегда вызывают у меня тоску в желудке. Проход оказался чертовски узкой дыркой. На какое-то мгновение я даже заколебался было: а не лучше ли нам обойти этот островок стороной? Но лоция Тихого океана утверждала, что пройти здесь вполне можно. Поэтому, в точности следуя ее указаниям и уповая на бога, я направил «Тиликум» прямо туда, где в сплошной полосе прибоя виднелось свободное от пены местечко. Большущая волна вскинула нас к себе на загорбок. Вокруг нас заплясала, взвихрилась белая пена. Неистовый шум прибоя оглушил, придавил, парализовал нас. Я на мгновение зажмурил глаза, а когда раскрыл их, то обнаружил, что мы скользим уже по тихой, зеркально-гладкой воде лагуны.

Я прошел на бак. Сквозь голубую воду отчетливо были видны коралловые заросли на дне. Дно резко поднималось. Знак рукой напарнику, державшему румпель, — и «Тиликум» огибает небольшой риф. Так мы и двигались, пока перед самым заходом солнца не добрались наконец до деревни. Совсем рядом с ней — о чудо! — мы увидели небольшую белую шхуну. Мы прокричали слова приветствия, подошли к шхуне и ошвартовались у ее борта. Шкипер, капитан Декстер, дружески поздравил нас с прибытием.

Уже много лет он занимался торговлей на островах Южных морей, большей частью выгодно выменивая ситец, стеклянные бусы и дешевые железные изделия на копру и жемчужины. Не успели мы причалить, как на борт пожаловал сам король этой деревни (так он представился по-английски) и пригласил нас на маленький ужин.

На предательски подрагивающих, ненадежных ногах мы ступили на твердую землю. Хижины и пальмы закачались. Мне это ощущение было хорошо знакомо по прежним плаваниям, а вот моего друга Нормана оно, видимо, застало врасплох. Во всяком случае он тут же скрылся за толстенным пальмовым стволом, и оттуда послышались хорошо знакомые мне звуки, которые издают обычно больные морской болезнью.

Через некоторое время он появился оттуда измученный, улыбающийся сквозь слезы и проклинающий свою судьбу. К счастью, на суше морская болезнь проходит куда быстрее, чем на море, и лучшее лекарство от нее — полежать немного в тени под деревом. Поступив именно таким образом, мой Норман вскоре снова был бодр и весел.

Маленький королевский ужин состоял из нескольких свиней, зажаренных на раскаленных камнях. На гарнир подали корни ямса и всевозможные овощи. Его королевское величество настойчиво потчевал нас хмельным напитком. Капитан Декстер разъяснил нам, что это пальмовое вино. На пиршество явились все без исключения подданные короля в возрасте от полугода и старше. Все были довольны и радостны, пели и плясали. А над всем этим шумным праздником ярко сияла огромная тропическая лунища.

Гуляли мы до восхода солнца. Островитяне вели себя исключительно учтиво. Один-единственный из них перепил пальмового вина и начал было скандалить. Незамедлительно он был схвачен четырьмя своими лучшими друзьями и приволочен пред светлые очи короля. Тот повелительным жестом указал на лагуну, сверкавшую под луной в 50 метрах от нас. Его жест живо напомнил мне картинку из моего старого школьного учебника: Фридрих Великий в битве при Лейтене. Только наш король не собирался отдавать боевой приказ.

— Идемте! — сказал он нам на своем испорченном английском.

Король, жители деревни и мы вместе с ними поспешили вниз, к пляжу, где четверо мужчин, зайдя по колено в воду, уже полоскали в ней своего упившегося до зеленого змия дружка.

Король поднял руку. И тотчас же четверка обмакнула свою жертву в воду. Они держали его в таком положении до тех пор, пока король не опустил руку. Пьяный давился и отхаркивался. Король снова поднял руку. Голова нарушителя приличий тотчас скрылась в соленой воде. О том, что он еще жив, свидетельствовали только трепыхающиеся ноги. Движения их становились все более вялыми. Снова взмах королевской руки — и четверка поставила своего друга на ноги. Из его желудка теперь уже шла только чистая, прозрачная вода.

Но король был правителем строгим и обстоятельным. Снова рука вверх, и на этот раз он выжидал, пока ноги охальника совсем не перестали шевелиться. Затем четверка выволокла безжизненное тело на берег. Там его сперва поставили «на попа», чтобы вытекла вода, а потом начали катать по песку. Глядь-поглядь, а он уже раскрыл глаза, глубоко вздохнул, поднялся и склонился в поклоне перед королем. И при этом — абсолютно трезвый! Все снова потянулись к королевскому «дворцу». Праздник продолжался.

45
{"b":"10175","o":1}