ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Аврора, поднимайся. Тебе надо одеваться. Как бы мои люди не стали нас искать. Не думаю, что тебе захочется предстать перед ними в таком виде.

Испуганная возможностью появления людей Мэлгвина, Аврора быстро помылась родниковой водой и оделась. Все это время Мэлгвин находился от нее в некотором отдалении. Тело ее ломило, она чувствовала какое-то внутреннее напряжение. Но, несмотря на это, постаралась не отставать от Мэлгвина, направившегося быстрым шагом по тропинке. Она удивилась, что на опушке их терпеливо ожидает Элвин — интересно, догадывается ли он, что произошло между Мэлгвином и ею в роще? Но лицо молодого воина ничего не выражало. Он подвел Аврору к лошади, которую кто-то успел заботливо оседлать и пригнать сюда. И только когда, усаживаясь в седло, она слегка поморщилась от боли, он отвернулся. Ей показалось, что он сильно смутился.

Мэлгвин слегка коснулся губами ее щеки и ускакал. Она понимала, что теперь не скоро увидит его. И у нее будет достаточно времени, чтобы разобраться в своих противоречивых чувствах к мужу.

6

Ближе к полудню войско Мэлгвина наконец медленно тронулось назад в Гвинедд. Мэлгвин ехал во главе колонны, а Аврора и сопровождающие ее воины — где-то в конце, среди повозок с боевым снаряжением. Некоторое время Аврора еще могла видеть далеко впереди темную фигуру Мэлгвина, но потом она исчезла за зелеными холмами. И все же ей казалось, что Мэлгвин здесь, рядом: при каждом резком шаге лошади о нем напоминала слабая боль, появлявшаяся у нее в нижней части живота. Несмотря на эту боль, Аврору пронизывало томительное желание, и это чувство приводило ее в замешательство.

Перед ними до самого горизонта простирался зеленый ландшафт. Однако сейчас он не произвел на Аврору никакого впечатления. Она думала о конечной цели своего путешествия — о землях за пределами владений ее отца. Она почти ничего не знала о своем новом доме, о том, как будет там жить и как следует ей себя вести. Аврора повернулась к уже знакомому ей молодому воину:

— Элвин — ведь вас, кажется, именно так зовут?

— Да. Чем я могу помочь моей госпоже?

— Хочу спросить, насколько далеко… как долго нам ехать?

— Семь дней, моя госпожа. В одиночку верхом я доскакал бы и за четыре, но путешествие с войском всегда занимает больше времени.

Аврора понимающе кивнула. Раньше она никогда не уезжала из дому — ну, может быть, только на полдня. А Гвинедд — возможно, он находится за морем, а возможно, и в самом Риме — об этом она мало что знала.

Как бы угадав ее мысли, Элвин спросил, ободряющим тоном:

— Вам раньше приходилось путешествовать?

— Нет. О других странах я только читала на домашних уроках, но из Вирокониума никогда надолго не уезжала.

— Вы умеете читать?

— Да, — с гордостью ответила она. — Какое-то время нам преподавал грамоту учитель-грек. Правда, пишу я плохо. — Аврора вспомнила, какой безутешный вид был у ее учителя Ариона, когда он пытался разобрать ее небрежный почерк. — Но зато очень люблю читать.

Элвин взирал на нее с благоговейным ужасом.

— Что же в этом удивительного? Я и мои сестры воспитывались так, как и положено в благородных семьях. Грамота и в замужестве может пригодиться… — Тут Аврора смолкла, вспомнив, как закончилось ее ученье. Друг отца — Атиллус — как-то заметил Константину, что мужья не любят, когда их жены знают больше, чем они сами.. Это воспоминание помогло наконец Авроре понять, почему с таким удивлением смотрит на нее молодой воин. Не сослужит ли ей полученное образование плохую службу в новом доме?

Слова Элвина обнадежили ее:

— Вот уж действительно замечательно, что вы умеете читать и писать. Я и сам давно мечтаю освоить грамоту.

— О, это не трудно. Может быть, я смогу вам помочь… — Аврора смолкла на полуслове. О чем только она думает? Она едва знает этого человека. Наверное, дело в том, что он очень сильно напоминает ей Маркуса.

Элвин пристально посмотрел на свою госпожу, а потом резко отвернулся и поехал чуть позади. Аврора с новой силой почувствовала свое одиночество. «Пусть хоть этот воин станет моим другом», — подумала она без особой надежды. Ей так нужен хотя бы один друг.

Молча они продолжили путь. Солнце припекало все сильнее. Аврора почувствовала, что пот течет с нее ручьями, пропитывая новое платье. Спасая от беспощадного солнца лицо, она плотно закрыла его платком. Несмотря на то, что ее предками были римляне, она легко обгорала. Она вспомнила к тому же, что Маркус всегда восхищался именно ее гладкой кожей цвета слоновой кости.

Местность постепенно менялась: холмов становилось все больше, поля остались позади. Эти места больше подходили для выпаса скота. По склонам холмов медленно двигались отары серо-белых овец. Издалека казалось, что еще цветущую природу припорошил первый снег. На этом фоне выделялись темные фигуры пастухов. Они оставались неподвижными, наблюдая за проходящим мимо огромным войском. Наблюдали, конечно, со страхом — Аврора точно знала это. Воины, войско всегда несли простым людям смерть и разрушения. И потому крестьяне во все времена старались держаться от них подальше. Если, конечно, могли.

И снова Аврора попыталась представить себе Гвинедд. Она слышала, что место там малообжитое, гористое. Интересно, есть ли там леса? Или весь Гвинедд состоит из одних пастбищ? Любопытство постепенно взяло верх над опасением еще больше смутить Элвина.

— Гвинедд похож на все это? — спросила она, обводя рукой расстилавшийся перед ними зеленый ландшафт.

— Нет. Не очень, — степенно ответил Элвин. — Там у нас много скал, ведь Гвинедд находится высоко в горах. Там влажный воздух и холоднее, чем у вас. Но он очень красив, наш Гвинедд! — с чувством гордости к родной земле добавил Элвин. — В горах много водопадов, а между горами — зеленые луга и озера. Оттуда — с высоты — хочется смотреть и смотреть вдаль. А когда у нас в Гвинедде ярко светит солнце, то кажется, что его отражение может испортить зрение — настолько яркими становятся все цвета.

Аврора постаралась представить картину, которую так красочно описывал Элвин, но не смогла. Она уже начала скучать по неброской красоте родных мест. И все же неважно, какая в Гвинедде природа. Главный вопрос — как примут ее подданные Мэлгвина. Аврора слышала, как во время одного разговора с Мэлгвином ее отец упомянул Каэр Эрири — именно там находится ее новый дом. Но тогда — в разговоре — ничего определенного об этом месте так и не прозвучало. И теперь Аврора гадала, то ли это военный лагерь, то ли городок наподобие Ви-рокониума.

Аврора повернулась к молодому воину:

— Пожалуйста, Элвин, расскажите мне о Каэр Эрири.

— А что бы вы хотели знать?

— Как он выглядит, сколько людей там живет…

Элвин собрался с мыслями.

— История Каэр Эрири уходит в глубину веков, — начал он. — Само название означает «крепость орлов». Кимвры всегда жили там — еще до того, как пришли римляне. Часть крепости была сооружена в незапамятные времена. Например, крепостные стены, а также сторожевые башни, где располагаются спальные покои Мэлгвина и его сестры.

— Сестры? — переспросила Аврора. — Я-то думала, у Мэлгвина в семье никого не осталось в живых..

— Это не так. У него есть старшая сестра Эсилт, — ответил Элвин. — Они вместе выросли.

Сестра. Услышав о ее существовании, Аврора испытывала двойственное чувство. С одной стороны, неплохо иметь рядом с собой женщину из королевского рода — у них найдутся общие темы для разговора, ведь Авроре уже сейчас недоставало ее сестер. Но она была просто не готова к самой возможности встречи с женщиной из ближайшего окружения Мэлгвина. Как бы они не стали соперницами. Тогда ей будет очень трудно почувствовать себя своей в новом доме.

— А как выглядит его сестра?

— Она очень похожа на Мэлгвина. Для женщины она высока ростом, у нее темные волосы и голубые глаза.

Аврора даже вздрогнула. Трудно было представить себе женщину, похожую на Мэлгвина. Слишком многое в его облике внушало страх. А что, если наши с Мэлгвином дети будут похожи на него? — вдруг подумала она. Своих детей Аврора всегда представляла себе очаровательными светловолосыми созданиями с идеально правильными чертами лица. Как у Маркуса.

13
{"b":"10178","o":1}