ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аврора остановилась как вкопанная. Сердце ее бешено колотилось, кровь мощно пульсировала в жилах. Она подумала, что Мэлгвин вот-вот поднимется и продолжит погоню. Но он не шевелился. И тогда она решилась осторожно подойти к тому месту, где он лежал. Она глядела на его распростертое на полу безжизненное тело, и страх с новой силой овладевал ею. Может быть, он мертв? Или серьезно ранен? Холодный пот прошиб ее только при мысли о том, что он, возможно, мертв. Тогда и ей придется распрощаться с жизнью. Ее, конечно же, убьют, и, наверное, самым жестоким образом.

Дрожа от страха, Аврора склонилась над Мэлгвином и с огромным облегчением вздохнула, когда услышала, что он дышит. Значит, он жив, обрадовалась она. Она ведь совсем не хотела, чтобы он умер или был ранен. Ей всего-то хотелось, чтобы он оставил ее в покое этой ночью.

Она сильно устала. В смущении глядя на лежащего Мэлгвина, она не знала, что делать. Если она постарается поднять его и уложить в постель, он, возможно, очнется и снова станет приставать к ней. Нет. Пусть лучше лежит на полу Похоже, дышит он вполне нормально — вот даже захрапел. Дай Бог, чтобы он проспал до утра.

Прохладный ночной воздух проникал в спальню сквозь узкие окна. Аврора озябла. От усталости ее клонило в сон С трудом распрямив спину, она подошла к столику у кровати и потушила свечу. Негнущимися пальцами она сняла с себя платье — сильно перепачканное и порванное на шее, — забралась в постель и, даже не успев согреться под одеялом, крепко заснула.

13

Проснувшись, Мэлгвин сразу почувствовал отвратительный привкус во рту. Голова трещала. И боль эта казалась сильнее, чем обычно бывает с похмелья. Мэлгвин попытался приподнять голову и чуть не застонал. Открыв глаза, он увидел прямо перед собой какие-то квадратные предметы, на которых переливались солнечные зайчики. Он несколько раз моргнул, голова у него кружилась. Только потом он понял, что лежит на полу в своих спальных покоях.

Тело окоченело от холода. С трудом, болезненно морщась, он поднялся и попытался сообразить, каким образом он очутился на полу. Оглядев спальню, он увидел разбросанную в беспорядке одежду, корзины и сундуки. На постели лежало скомканное одеяло. Утро наступило уже давно, и Авроры в спальне не было.

Что же произошло здесь этой ночью? Воспоминания были какими-то туманными, больше похожими на сон. Кажется, он поссорился с Авророй… пытался догнать ее… потом упал. Да, да, в пьяном угаре он страстно хотел ее, и когда услышал «нет», был вне себя от бешенства и унижения. В памяти всплыли даже ее издевательские слова, брошенные ему прямо в лицо, ее холодный взгляд.

Мэлгвин ощупал шишку на лбу, боль отдавалась где-то под глазом и на темени. Здорово он упал. Наверняка теперь под глазом будет синяк — он чувствовал, как к этой части лица приливает кровь. Пошатываясь, нетвердой рукой Мэлгвин разгладил на себе одежду и поднял валявшийся на полу меч. Теперь во что бы то ни стало надо выпить холодной воды и что-нибудь поесть. Аврора пока подождет.

Этим утром во дворе было тихо. Только несколько воинов уже пробудились после разгульной ночи, остальные спали. Женщины и слуги занимались своими обычными домашними делами. Поклонившись Мэлгвину, они быстро отводили взгляд в сторону. Мэлгвин обрадовался, что сейчас его не видят воины. Своего синяка он, конечно, не стыдился: кто же из мужчин не падал, когда винные пары ударяют тебе в голову и ты становишься похож на неуклюжего, только что родившегося жеребенка? Но вот то, что Аврора отвергла мужа, конечно, серьезно. Жена вытолкнула его — короля — из постели как какого-то мальчишку! И что еще хуже — на всю ночь оставила его валяться на полу!

Мэлгвин почувствовал, как от гнева у него еще сильнее затрещала голова, и постарался взять себя в руки. Надо поесть, привыкнуть к тому, что теперь у него синяк, а потом уж заниматься другими делами.

На кухне старая ирландка-повариха ахнула, когда увидела его:

— Мэлгвин-Мэлгвин, вот до чего доводит глупая удаль, — запричитала она с сочувствием.

— Многих мужчин не обошла стороной эта удаль, — отвечал он самым беззаботным тоном, на который был только способен. — Похоже, со мной хотел поближе познакомиться пол.

— Так, значит, ты упал?

— Упал, кажется. Хотя я почти ничего не помню.

— А где же была твоя молодая жена?

Мэлгвин еле заметно улыбнулся:

— Она не могла помочь мне.

— Давай-ка я позову Торока, — сказала старая женщина, поднимаясь на цыпочки, чтобы влажным платком вытереть ему лицо. — Ушиб головы — вещь опасная.

— А, ничего особенного, — безразлично сказал Мэлгвин. — Лучше дай-ка мне чего-нибудь поесть и пошли кого-нибудь за Бэйлином. Если я сам не сплю и чувствую себя отвратительно, хочу, чтобы и ему было несладко — это ведь Бэйлин все время подливал мне вина вчера вечером.

— Будет выполнено, мой господин, — ответила повариха и, сердито посмотрев в сторону молодого слуги, который бросил работу и с открытым ртом уставился на Мэлгвина, подозвала его к себе взмахом руки.

Пока готовилась еда, Мэлгвин закрыл глаза и положил голову на видавший виды кухонный стол. «Пью я очень редко, но уж если выпью, то на следующее утро плачу за это слишком высокую цену», — мрачно подумал он. Ему страшно захотелось обратно в свои палаты, чтобы еще немного поспать. Негромкие кухонные звуки потихоньку убаюкали его, и шаги Бэйлина он услышал лишь тогда, когда тот вместе со слугой вплотную подошел к столу.

— Всемогущие боги! Что случилось, Мэлгвин? — воскликнул Бэйлин, когда увидел его лицо.

— Упал.

— Мы беспокоились о тебе вчера вечером, но я подумал, все будет в порядке, раз ты с Авророй… — Бэйлин закончил эту фразу почти шепотом. Он чувствовал себя очень виноватым за то, что не уделил королю должного внимания Правда, он и сам много выпил и весьма смутно припоминал, как Мэлгвин ушел из залы.

— Ну да, с Авророй — моей любимой женой, — язвительно заметил Мэлгвин.

Почувствовав вызов в словах короля, Бэйлин удивленно поднял брови:

— Но… это не ее рук дело? — Бэйлин показал на побитое лицо Мэлгвина.

— Нет-нет, я упал из-за своей собственной неуклюжести. Хотя я уверен, она была бы рада видеть меня мертвым. И еще, судя по всему, она обо мне невысокого мнения. Как это она сказала — «грубое похотливое животное»? Да-да, именно так она и назвала меня.

Бэйлин, не веря своим ушам, уставился на Мэлгвина.

— Она действительно так сказала?

— Да, сказала, отталкивая меня прочь. А потом еще добавила, что от меня несет перегаром и что я грубиян, который даже не смог защитить ее честь от нападок Эсилт.

Бэйлин ахнул от удивления:

— Извини меня, Мэлгвин, — глухо проговорил он. — Знаю, все это не смешно, — голос у него вдруг стал каким-то странным, — однако ничего с собой не могу поделать. Представляю себе, как она на тебя напала! Девица взяла верх над Мэлгвином Великим! Всемилостивый Юпитер! Смотри, об этом ничего не должен знать Эврок, иначе он вмиг потеряет славу первого подкаблучника в Гвинедде!

— Думаешь, все так смешно? — Мэлгвин хотел произнести эти слова строго и твердо, но на лице его помимо воли появилась предательская улыбка. — Попробуй как-нибудь прейти через такое сам, если считаешь это настолько забавным.

Бэйлин отвернулся, пытаясь унять смех.

Улыбка сбежала с лица Мэлгвина.

— Ты, конечно, понимаешь, что я не могу мириться с ее неповиновением?

На этот раз Бэйлин посмотрел на Мэлгвина серьезно:

— Да, положение сложное. Один раз ты уже был не прав, теперь не права она, так что закончить ссору извинениями перед ней невозможно.

— Извинениями? Мне не за что извиняться!

— Еще раз прошу прощения, Мэлгвин, но мне кажется, ты вел себя не лучшим образом. Моя жена не преминула заметить мне утром, что вчера ты поступил с Авророй слишком уж грубо — сразу несколько женщин были весьма удивлены тем, что ты начал ласкать Аврору на виду у всех, не дождавшись, пока вы придете в спальные покои. И еще я слышал, что вчера Эсилт грубо оскорбила при всех Аврору, когда ты представил их друг другу. Требовалось твое незамедлительное вмешательство.

27
{"b":"10178","o":1}