ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Так держать!
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Тайный притон Белоснежки
Царство льда
В центре Вселенной
Секретная жизнь интровертов. Искусство выживания в «громком» мире экстравертов
Анатомия счастья
Барракуда forever
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
A
A

— Может, есть и другие причины, почему ей не нравится Каэр Эрири?

— Да, — устало отвечал Мэлгвин. — Здесь ей не нравится еще и потому, что всеми домашними делами управляет Эсилт, а не она.

— У меня это не вызывает удивления. Ни одна женщина не сможет одолеть Эсилт.

Лицо Мэлгвина стало непреклонным. Он принял решение:

— Авроре придется научиться не обращать внимания на Эсилт и других женщин. Только этого я хочу от нее. И тогда она почувствует себя счастливой.

— Значит, ты откажешь ей в просьбе?

— Я вынужден так поступить. Она должна приспособиться к новой жизни — в конце концов она всего лишь женщина.

Аврора нетерпеливо ожидала Мэлгвина. Ячменная лепешка, которую она съела на завтрак, застряла у нее где-то в горле, мысли роем проносились в голове. Минувшей ночью она страстно ласкала мужа, но до сих пор он не дал ответа на ее просьбу, если, конечно, он вообще обращает внимание на ее слова. Разве сможет она перенести такую жизнь, когда Эсилт враждебно смотрит на нее и шпионит за каждым ее шагом?

Наконец появился Мэлгвин. Он нежно посмотрел на нее, потом наклонился и поцеловал.

— Пойдем погуляем, — предложил он.

Пока они шли по крепостному двору, Мэлгвин рассеянно перебирал ее пальцы, время от времени прижимая ее острые ноготки к своей мозолистой ладони. Увидев, что Мэлгвин пребывает в какой-то странной рассеянности, Аврора не знала, что и подумать. Когда же они миновали крепостные ворота, а он так и не промолвил ни слова, Аврора почувствовала беспокойство.

Некоторое время они шли по дороге, а потом свернули в густую траву. Когда они добрались почти до того самого места, откуда Аврора любила посмотреть на долину, Мэлгвин наконец остановился и повернулся к ней. Аврора внимательно посмотрела на красивое лицо мужа — на его глубоко посаженные невеселые глаза, на его чувственный рот. Даже сейчас — так близко от него — она не могла догадаться, о чем он думает, и от этого сердце ее бешено колотилось.

— Я говорил тебе, что подумаю над твоей просьбой жить за пределами Каэр Эрири. И теперь я принял решение, — мягко произнес он. — Мне очень жаль, Аврора, но ответ мой отрицательный.

Аврора была изумлена. Задыхаясь от волнения, она поспешила сказать ему, что она не согласна, но он остановил ее резким взмахом руки:

— Выслушай меня. Ты никуда не сможешь уехать, потому что нигде не будешь в безопасности, не говоря уж о том, что нигде нет таких удобств для жизни, как в Каэр Эрири.

— Да что толку от этой безопасности! — воскликнула Аврора. — Какой смысл чувствовать себя защищенной, но при этом быть одинокой и несчастной!

— Для меня твоя безопасность очень важна. Тебя могут взять в заложницы, и я буду вынужден начать ненужную войну из-за того, что не смог обеспечить жене должную охрану. Я не пойду на то, чтобы по твоей глупой прихоти под ударом оказался весь Гвинедд.

— Но ведь есть же Лансраглан! В хорошо укрепленных владениях Абельгирта я буду находиться в полной безопасности.

С суровым выражением на лице Мэлгвин покачал головой:

— Относительно того, где должна жить моя королева, есть еще соображения политического свойства. И так уже некоторые верховные вожди поговаривают, что я поддерживаю слишком тесные связи с Абельгиртом. А если я отправлю тебя жить в Ланфаглан, для их недовольства появится лишний повод. Они подумают, что среди всех вождей Абельгирта я выделяю особо.

На лице Авроры отразилось уныние, даже отчаяние, и Мэлгвин на какое-то мгновение пожалел, что отказал ей.

— Мне очень жаль, Аврора, — сказал он как можно мягче. — Я пришел к такому решению после серьезных раздумий. Если бы где-то было более безопасное место и если бы твой жизнь там не нарушала сложившееся равновесие во властных полномочиях моих верховных вождей — решение было бы другим.

Аврора едва сдержала резкие слова, готовые сорваться с ее языка. Также было слишком опасно рассказывать о ее ссоре с Эсилт. Пока что Эсилт не приходила к Мэлгвину со своими гнусными измышлениями, и Аврора побоялась сталкивать их лбами сейчас. Как бы то ни было, своим решением Мэлгвин обрек ее на несчастную жизнь в постоянном страхе.

Ярко светило солнце, и в его лучах слезы на щеках Авроры превращались в сверкающие полоски. Мэлгвина муча-ли сомнения: с одной стороны, он не хотел отказом причинить ей боль, хотя с другой — твердо решил не поддаваться се капризам. И вдруг понял, как можно смягчить смысл сказанного.

— Тебе станет лучше, если мы ненадолго уедем отсю-да?

Аврора кивнула.

— Мне нужно повидаться с Кунеддой на севере, его там одолевают налеты пиктов. Но путешествие предстоит тяжелое, Аврора, — предупредил он. — Это значит, что мы устанем, все время будем в грязи, а из еды возьмем только обычную походную пищу..

— Мне все равно, — просияла Аврора, слезы ее мгновенно высохли. — Не хочу оставаться здесь одна. Когда мы уезжаем?

— Завтра. Если, конечно, Гвенасет успеет все приготовить для твоего путешествия.

— Кто с нами поедет?

— Бэйлин, Эврок, Рис, Гарет… ну а Эсилт обязательно прихватит с собой очередного сожителя.

— Эсилт! — Аврора чуть не поперхнулась.

— Да. Кунедда — наш дальний родич, они с Эсилт очень дружны с тех самых пор, как совсем еще малышами возились у печки в нашем доме. — В глазах Авроры Мэлгвин увидел страх. — Ты уже передумала?

Аврора колебалась. В пути у Эсилт хватит времени, чтобы насплетничать Мэлгвину о ее поведении в его отсутствие. Но нет. Хотя сама мысль о том, что довольно долгое время придется находиться рядом с Эсилт, была ей противна, еще больше ей хотелось быть вместе с Мэлгвином. Это напомнит ему, что она его желанная подруга и что она знает, как сделать его счастливым.

— Мне… мне все же хочется поехать.

— Отлично. — Мэлгвин удовлетворенно улыбнулся. — Тогда поскорее отправляйся к Гвенасет и скажи ей об этом.

17

— Не знаю, придутся ли вам по душе подданные Кунедды, — скептически заметила Гвенасет, когда Аврора рассказала ей, что отправляется в путешествие. — Бриганты — люди дикие, нецивилизованные, по сравнению с ними кимвры выглядят добропорядочными римскими горожанами.

— Это будет прекрасное путешествие. Я люблю ездить верхом и увижу много нового.

— Наверное, я никогда не смогу понять, какое удовольствие вы находите в этой тряской езде. Сама-то я предпочитаю оставаться на двух ногах и поближе к родному очагу, — с содроганием произйесла Гвенасет.

— Я нигде не была, кроме Вирокониума и Каэр Эрири, — ответила Аврора. — По пути сюда я так нервничала и скучала по дому, что почти ничего не разглядела. У меня была одна забота — улыбается мне Мэлгвин или хмурится при моем виде.

— Ну что же, теперь Мэлгвин, похоже, все время вам улыбается, — радостно воскликнула Гвенасет.

— Не все так просто. Я уже научилась угождать ему, но все же в любой момент он может со мной обойтись очень холодно.

— Когда вы увидите Кунедду, вы сразу оцените, насколько деликатный и цивилизованный человек Мэлгвин. А вот Кунедда — дикарь! — Гвенасет снова содрогнулась. — Даже трудно поверить, что они родственники, хоть и дальние.

— В это легко поверить, — улыбнувшись, сказала Аврора. — Вот, к примеру, сегодня Мэлгвин рассказывал мне о вашем отце. И если поверить его описанию, то будет трудно даже предположить, что это ваш родитель.

— Мой отец крупный и шумный человек, иногда он бывает жесток, но по натуре он добросердечен и верен Мэлгвину, — защищая отца, ответила Гвенасет. — Я знаю, что Мэлгвин его особо выделяет.

— Я всего лишь поддразниваю вас. Уверена, что Абельгирт — близкий друг Мэлгвина… Также как и вы — мой близкий друг, — ласково глядя на Гвенасет, сказала Аврора. — А теперь посоветуйте мне, что взять с собой в дорогу.

Мэлгвин и Бэйлин сидели в углу Парадной залы и обсуждали, какие дары взять с собой для Кунедды.

— Между прочим, — мимоходом заметил Мэлгвин, — я решил, что Аврора поедет с нами.

36
{"b":"10178","o":1}