ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какие же это причины?

— Если я приведу в дом другую женщину… или буду ни к чему не пригоден в постели.

Аврора невесело засмеялась:

— Ну а ты? По каким причинам — в соответствии с законами кимвров — ты можешь развестись со мной?

— Кимврский мужчина может развестись со своей женой, если она неверна ему или издевается над его мужским достоинством. Но я — король, и у меня может быть больше причин для развода. Я могу развестись, если твой отец нарушит условия нашего договора или если ты, например, не родишь мне сына.

— Но если мой отец станет свято придерживаться условий заключенного между вами договора, то ты вряд ли будешь искать какую-то другую причину для развода, — робко предположила Аврора.

— Тут надо подумать, — холодно отвечал Мэлгвин. — Если даже возникнет вопрос о соблюдении твоим отцом договора, ты, уверен, сразу придешь в ярость и будешь бушевать каждый раз, когда испугаешься возможности развода.

— А я не боюсь такой возможности! — в бешенстве крикнула Аврора.

Мэлгвин привлек ее к себе. Коснувшись животом холодного металла ножен, притороченных к его поясу, она подпрыгнула от неожиданности. А он еще сильнее сжал ее в объятиях. Рука его сползла вниз, и несколько минут он грубо массировал ее плоть между ног. Потом крепко, но нежно сжал пальцы вокруг ее шеи.

— Я не хочу, чтобы ты слишком меня боялась, Аврора, — прошептал он. — Достаточно, если ты станешь побаиваться меня только чуть-чуть.

Победить в разговоре с ним нет никакой надежды, подумала Аврора, чувствуя как ее охватывает волна стра сти, вызванная прикосновением его пальцев. Мэлгвин много лет вел разные переговоры, оценивая своих соперников, на ходя уязвимые места в их обороне и думая только о том, как бы навязать им свою волю. Она знала Мэлгвина всего несколько недель и до сих пор не понимала его. Неведомы ей были и уязвимые места в его обороне — кроме, пожалуй, его отношений с Эсилт, но это оружие она не рискнула пустить в ход.

Аврора уступила мужу. Ей было хорошо, сейчас она совсем не хотела ссориться с ним в этой скрывавшей их от чужих глаз темноте, наполненной неведомыми шорохами. Она помогла ему ослабить ремень на своих брюках и нетерпеливо сняла с себя это странное одеяние, ставшее без поддержки ремня таким просторным. Он, стоя, резко приник к ней. Прижавшись спиной к дереву, Мэлгвин приподнял Аврору, и она крепко ухватилась за его мощные плечи. Он овладел ею.

18

Оставшаяся часть путешествия была ничем не примечательна. Казалось, что холмам и долинам, по которым они ехали, не будет конца. Все время их обдувал соленый морской ветерок, хотя самого моря они так и не видели — они постоянно находились на некотором расстоянии от него. Несмотря на то, что Авроре так хотелось совершить это путешествие, очень скоро она устала от езды верхом. Двигались они слишком быстро, а она к этому не привыкла. И еще ей опротивела безвкусная походная еда, а от того, что негде было помыться, чувствовала она себя весьма неуютно.

Иногда они останавливались в местных поселениях, которые трудно было назвать городами и даже деревнями. Смуглые, небольшого роста обитатели этих мест смотрели на них исподлобья. Только некоторые их них отваживались заговорить с Мэлгвином и его воинами, на Аврору же взирали с благоговейным страхом. В этих пустынных местах даже молодые женщины казались изможденными. Именно здесь Аврора осознала, какое счастье, что судьба предначертала ей родиться в доме ее отца, в довольстве и безопасности. В этом диком краю красота как бы не имела права на существование.

Наконец они въехали в густой лес, с которого начинались владения бригантов. Деревья здесь росли так близко друг от друга, что несколько раз им казалось: дальше повозка проехать не сможет. Мэлгвин посоветовался с Рисом, и за несколько часов мужчины с трудом прорубили просеку в чаще. Влажный воздух и лесной мрак действовали на Аврору угнетающе, и она гадала, что же это за люди, которые могут жить в таком мрачном, пронизанном колдовскими чарами месте.

Но вот уже завиделась опушка леса, и, выехав из него, они оказались в долине, усеянной серо-голубыми озерами Долина примыкала к высокому, поросшему травой холму, а на этом созданном природой наблюдательном посту была возведена невысокая каменная стена, окружавшая несколько десятков круглых хижин. Выходит, Гвенасет права: бриганты и вправду живут, как дикари, подумала Аврора.

— Мы уже на месте? — с сомнением в голосе спросила она Мэлгвина.

— Да. Но здесь они живут только летом. Зимой же перебираются в свое поселение на севере — там у них оборонные сооружения покрепче.

Когда они подъехали к каменной стене, навстречу вышли местные жители, наряженные в яркие одежды и украсившие себя множеством драгоценностей. И эта их манера одеваться сразу напомнила Авроре обычаи кимвров, хотя бриганты по сравнению с кимврами были крупнее, да и вид у, них был более устрашающий. Многие мужчины-бриганты были даже выше Мэлгвина, а женщины превосходили ростом большинство кимврских мужчин. Аврору поразил цвет волос бригантов. Почти все они оказались рыжеволосыми но оттенок этого цвета был чем-то средним между рыжеватым цветом волос Гвенасет и ярко-рыжим цветом волос ирландской рабыни. Среди встречавших выделялся самый крупный мужчина, и Аврора подумала, что это, должно быть, и есть сам Кунедда. Эсилт пришпорила лошадь и, поравнявшись с верховным вождем, мгновенно спрыгнула на землю и бросилась в его объятия. Кунедда подхватил ее на руки и закружился с ней на месте, как будто она была ребенком. Голосом, в котором слышалось восхищение, он явно приветствовал ее, но Аврора не поняла ни слова. Бриганты, видимо, говорили на каком-то своем наречии, которое отличалось от языка подданных Мэлгвина.

Когда все путники спешились, Мэлгвин официально приветствовал Кунедду. К Мэлгвину подошли сразу несколько мужчин, и Аврора подумала, что это, должно быть, братья Кунедды. Она прижалась к Мэлгвину, а один из подошедших мужчин с волосами цвета лисьего меха и пронзительными голубовато-зелеными глазами стал с восхищением рассматривать ее. Мэлгвин поймал его взгляд и с гордым видом подтолкнул Аврору вперед, крепко держа ее при этом за руку.

— Кунедда, король бригантов! Хочу познакомить тебя с моей королевой Авророй — дочерью Константина из Вирокониума.

Мэлгвин говорил на распространенном британском наречии, и на этом же языке, хотя и с сильным акцентом, отвечал ему Кунедда. У него был очень приятный голос:

— Я уже слышал, что Мэлгвин привез из Корновии много богатств, а теперь вижу собственными глазами, что это за богатство!

Кунедда хитровато улыбнулся Авроре во весь рот. Эта улыбка и понравилась Авроре, и смутила ее. Темно-голубые глаза Кунедды не выдержали ее пристального взгляда и быстро скользнули вниз — король бригантов с видом знатока рассматривал фигуру гостьи. Аврора не заставила себя долго ждать — так же пристально она стала рассматривать Кунедду. Красавцем он не был: его рыжие волосы давно уже поредели, белки глаз казались слишком большими. Но вид у него оставался внушительным: его тело напоминало ствол мощного дерева, а огромные руки и толстая шея свидетельствовали о неимоверной физической силе…

Аврора изящно поклонилась Кунедде, когда он наконец снова взглянул ей в глаза. Аврора чувствовала себя неловко. Ее расстроило то, как запросто повела себя с Кунеддой Эсилт. Аврора с ужасом думала, какие злобные измышления может услышать о ней Кунедда, когда останется с Эсилт наедине.

Хозяева позаботились о лошадях путников, а затем провели Мэлгвина и Аврору в одну из круглых хижин. Собственно говоря, это была даже не хижина, а что-то вроде вигвама из шкур, натянутых на каркас из ветвей деревьев. В верхней части вигвама оставалось отверстие для дыма. Поначалу Авроре показалось, что это строение мало подходит для того, чтобы в нем поселить высоких гостей, но внутри вигвама все-таки были некоторые удобства. На земляном полу лежали овечьи шкуры, на которых можно было хорошо отдохнуть, а на небольшом столике стояли бронзовый сосуд с водой и глиняная ваза.

39
{"b":"10178","o":1}