ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С трудом Аврора встала. Поначалу ее замысел воплощался весьма успешно. В Парадной зале собралось много воинов. Все они прибыли в Каэр Эрири на праздник Лугхнасы, оставив в горных селениях своих жен и детей. Им очень хотелось потанцевать с красивой молодой королевой, и внимание, которое они проявили к ней, подействовало на Мэлгвина так, как этого и хотелось Авроре. Она несколько раз украдкой бросала на него взгляд и замечала, каким все более угрюмым становится он по мере продолжения праздника. Но потом он вдруг ушел, и ее игра потеряла всякий смысл. Конечно, танцевать она не перестала и вела себя достаточно раскованно с воинами, однако на душе у нее стало отвратительно. Куда ушел Мэлгвин? И почему он не вернулся? Она была весьма признательна Бэйлину за то, что он проводил ее до спальных покоев.

Аврора оглядела комнату с беспорядочно разбросанными вещами, стараясь отыскать свою одежду. Почему не идет Гвенасет? Впрочем, вспомнила она, сегодня у Гвенасет свадьба и с разрешения королевы фрейлина намеревалась поспать подольше перед этим важным событием. Так что придется обойтись без ее помощи.

Кое-как Аврора оделась и привела в порядок волосы. Выйдя из крепостной башни, она направилась к пекарне. Ей было совершенно необходимо хоть что-нибудь поесть и выпить глоток холодной воды. Этим утром во дворе суетилось много людей. Аврора столкнулась с несколькими воинами, с которыми танцевала вчера. Они смущенно улыбнулись ей. Но Аврора чувствовала себя настолько плохо, что не нашла в себе сил даже улыбнуться им в ответ. Она надеялась, что хотя бы еда поможет ей прийти в себя.

В пекарне она обессиленно прислонилась к грубым каменным стенам. В отличие от большинства новых зданий в Каэр Эрири, сложенных из бревен, пекарню соорудили из булыжников, чтобы уменьшить опасность пожара. И даже летом ее стены оставались прохладными. Какое же блаженство прикоснуться к ним гудящей после застолья головой!

Каравай свежего хлеба и родниковая вода потихоньку начали приводить ее в чувство. И когда распахнулась дверь пекарни, Аврора подумала, что вошел кто-то из рабов. Однако, повернувшись, неожиданно встретилась взглядом с Эсилт. Золовка злорадно улыбалась.

— О, я вижу, молодая королева умеет жить и по-простому, — насмешливо проговорила Эсилт. — Вчера вечером она напропалую веселилась с воинами и горожанами, а утром сама отправилась за своим завтраком.

Аврора не промолвила ни слова. Самое лучшее в таком положении — молчать. Пусть Эсилт говорит все, что ей заблагорассудится. Тогда она быстрее оставит ее в покое.

— Мой братец любит простых женщин, — продолжала золовка. — Кстати, интересно было бы узнать, где он провел эту ночь. Тебя это не волнует?

Аврора молчала. Она понимала, что цель Эсилт — привести ее в ярость.

— Впрочем, чего уж тут скрывать! Это уже не первая ночь, которую он провел с гулящей девицей из деревни. Он и раньше бывал у нее. И в этом нет ничего удивительного. Похоже, что Морганна и ты одного поля ягоды, хоть та и не одевается так изысканно и не ведет себя так высокомерно.

Аврора низко опустила голову. В душной пекарне ей стало трудно дышать. Обессилев, она вновь прислонилась к каменной стене. Она молила Бога, чтобы Эсилт поскорее ушла.

— О, да ты ревнуешь, любезная Аврора! — насмешливо проворковала Эсилт. — Не переживай. Уверена, ты сумеешь найти другого мужчину, который станет греть твою постель. Тебе только стоит посмотреть на воина своими кошачьими глазами, как он сразу прибежит к тебе. Конечно, случись такое, Мэлгвин убьет тебя. Так что — как ни крути — надо бы тебе поскорее вернуться в Вирокониум.

Эсилт с ненавистью взглянула на Аврору и наконец вышла. А Аврора чуть не упала от скрутившей вдруг ее боли. Ее вырвало. Голова снова раскалывалась. Ей слышался хриплый голос Эсилт. Неужели сказанное ею — правда? Неужели Мэлгвин провел ночь с девицей легкого поведения?

Позор! Мэлгвин настолько возненавидел ее, что предпочел пойти к другой женщине! А вдруг это ложь? Она вышла из пекарни и, несмотря на головную боль, быстро побежала к небольшому глиняному дому, покрытому соломой.

Гвенасет удивленно улыбнулась, увидев Аврору.

— Я и не думала, Аврора, что вы проснетесь так рано. — Она внимательно посмотрела на королеву и, заметив ее необычную бледность, взволнованно спросила: — Что-то стряслось? Вы заболели?

— Я должна знать правду, Гвенасет! — с отчаянием воскликнула Аврора.

— Что, какую правду вы хотите знать?

— Я должна точно знать, ночевал ли… ночевал ли Мэлгвин этой ночью в деревне у гулящей девицы.

— Кто вам сказал об этом?

— Эсилт. Она утверждала, что у Мэлгвина в деревне есть любовница и что эту ночь он провел у нее.

— Уверена, Эсилт просто хотела сделать вам больно, — успокаивающе произнесла Гвенасет. — Не обращайте внимания.

— Гвенасет, я должна знать. Я приказываю вам рассказать мне всю правду!

Гвенасет замешкалась.

— Вообще-то, — начала она, — Морганна — не гулящая девица. Я бы сказала, что они с Мэлгвином просто старые друзья.

— Морганна… — прошептала Аврора. — Кто она?

— Она жена одного из воинов Мэлгвина. Ее муж погиб в битве несколько лет назад. — В глазах Гвенасет появился испуг. — Думаю, они действительно встречаются время от времени. Но это совсем не то, что вы думаете.

— Как он мог? Он опозорил меня! — дрожащим от волнения голосом воскликнула Аврора.

— Возможно, это ложь! — вдруг резко ответила Гвенасет. — Скорее всего Эсилт лжет!

Аврора горестно покачала головой.

— Я так не думаю. Уж ей-то все известно… и она получила истинное наслаждение от того, что теперь это стало известно и мне.

— Аврора, вы не должны сдаваться!

— Теперь уже все равно. Я устала от нанесенных мне обид. Может быть, Эсилт и права, мне лучше возвратиться в Вирокониум.

— Нет! — резко ответила Гвенасет. — Тогда будет война. И вы не сможете перенести того, что ваш отец, защищая вас, будет убит. — Гвенасет схватила руку Авроры и пристально посмотрела ей в глаза. — А может быть, убьют и Мэлгвина…

Выражение лица Авроры стало упрямым.

— Расскажите мне, какая из себя эта Морганна, — холодно попросила она.

Гвенасет отпустила руку Авроры.

— Она старше вас, они с Мэлгвином, наверное, одного возраста. Волосы у нее цвета дубовых листьев осенью, глаза темные, а сама она смуглая — такая же, как Рис.

— Красива ли эта Морганна?

— Нет, большинство мужчин не назвали бы ее красивой. Жизнь у нее достаточно тяжелая, и все это отразилось на ее лице. Но вот тело у нее прекрасное.

— Но почему, почему Мэлгвин пошел к ней? — горько спросила Аврора.

— Думаю, он начал встречаться с ней из жалости Ведь она так любила своего мужа, а сейчас осталась одна. — Гвенасет немного помолчала. — Может быть, Мэлгвин успокаивается в ее обществе, чувствует себя в безопасности…

— Как же это нечестно! Он угрожает мне расправой, если какой-нибудь другой мужчина дотронется до меня. А сам оставляет наше супружеское ложе и отправляется к женщине легкого поведения.

— Наверное, таким образом Мэлгвин хочет убежать от своих глубоких чувств к вам, — предположила Гвенасет.

— Да он ни в грош меня не ставит. Со мной он груб и высокомерен!

— Да, он умело скрывает свою любовь — даже от самого себя.

— Любовь? — насмешливо переспросила Аврора. — Не надо успокаивать меня такими глупыми словами! Мэлгвин любит зерно и золото — это как раз то, что ему надо. А на меня ему наплевать. Жажда богатства и власти обуревает его!

— Вы не правы. — Гвенасет покачала головой. — Вы небезразличны Мэлгвину. Никогда раньше я не видела Дракона в таком состоянии. Он боится — боится собственных чувств по отношению к вам.

22

Авроре никак не удавалось заснуть. Тяжелые думы терзали ее. Легче всего сказать, что она ненавидит Мэлгвина. Она произносила эти слова много раз, но лучше ей от этого не становилось. Она вспоминала, какие мучения испытала, стоя рядом с Мэлгвином во время брачной церемонии Гвенасет и Элвина в монастырской часовне. Она почти ничего не уловила из монотонной проповеди священника — ее мучительно раздражало присутствие мужа. От него пахло мылом, он был чисто выбрит и подстрижен. Для кого это он так старается? Для нее или для бесстыдной распутницы из деревни?

48
{"b":"10178","o":1}