ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Судьба на выбор
#подчинюсь
Революция. Как построить крупнейший онлайн-банк в мире
Приоритетное направление
Девочка, которая спит
Любовь со второго взгляда
Иномирье. Otherworld
Чужая жена
Жених только на словах
A
A

— Одна?

— Конечно. Кто же захочет со мной поехать?

Они стояли совсем близко друг от друга. И Мэлгвин вдруг почувствовал какую-то перемену в ее отношении к нему. Она казалась такой хрупкой, такой смущенной. Он потянулся к ней и нежно поцеловал в губы. Аврора прижалась к нему, отвечая на этот поцелуй…

— Тебе надо что-нибудь поесть — ужин-то уже окончился, — сказал Мэлгвин, выпуская Аврору из своих объятий. — Я провожу тебя на кухню.

Оставив жену в трапезной, Мэлгвин вышел во двор и пасмотрел на небо. Загорались первые звездочки.

— Загадываешь желание?

Мэлгвин обернулся на звук знакомого голоса. Это был Бэйлин.

— Если бы я верил, что загаданные на звездах желания исполняются, я и вправду загадал бы его.

— А Авроре нашлось бы в нем местечко? — очень мягко, почти нежно спросил Бэйлин.

Король шумно вздохнул.

— Скажи мне, Бэйлин, мои подданные относятся к Авроре по-разному, и сам я не могу решить, как же мне относиться к ней…

— Я не понял.

— Иногда Эсилт убеждает меня в том, что Авроре нельзя доверять, что она предатель. И я готов поверить своей сестре. Но когда я вижу Аврору — как увидел ее сегодня вечером, — я обо всем забываю, очарованный ее изяществом и красотой.

— Я бы на твоем месте не доверял самой Эсилт — она ненавидит королеву.

— Да, это так. Но почему же тогда меня мучают сомнения? Почему мне кажется, что я не могу до конца верить своей жене?

— Возможно, это закон любви, — отвечал Бэйлин с улыбкой на лице. — Когда любишь человека, ты его ревнуешь и полностью никогда не доверяешь.

— Опять ты твердишь о какой-то любви!

— Успокойся, Мэлгвин. Я не спорю — Аврору ты не любишь. Ты позволяешь выталкивать себя с супружеского ложа, ты затаенным взглядом следишь за каждым ее движением, ты грозно напускаешься на каждого, кто говорит, что ты разведешься с женой… Нет. Конечно, ты ее не любишь.

— Не хочу терпеть эти насмешки!

— Но ведь ты попросил меня высказать свои мысли.

— Да, попросил. Но, услышав твое мнение, понял: я должен во всем разобраться сам. Как это говорят — сердце подскажет.

— Где Аврора?

— Сейчас она ест, а потом, конечно же, отправится спать.

— Ты пойдешь вместе с ней?

— Только боги знают, как мне хочется этого. Но я опасаюсь еще одной ссоры — наподобие последней на празднике Лугхнасы.

— Но ты не собираешься разрывать ваши брачные узы?

— С какой это стати?! Тогда мне пришлось бы добровольно отказаться от Вирокониума или начать войну с Константином.

— Может, это было бы и лучше. Тогда бы ты вновь обрел душевный покой.

— Ты думаешь, что, отправив Аврору к Константину, я обрету покой? Да она будет сниться мне всю оставшуюся жизнь!

— И все равно ты ее не любишь, — насмешливым тоном подвел итог Бэйлин.

Но Мэлгвин не сдавался.

— Я не понимаю даже значения слова «любовь». Иногда, думая об Авроре, я чувствую себя тяжело больным человеком. Это какое-то мучительное наваждение. Может, и права Эсилт: эта женщина вошла в мою кровь как яд…

— Я ничем не смогу помочь тебе, мой господин, — задумчиво покачивая головой, проговорил Бэйлин. — Римская богиня любви Венера никогда не наносила мне таких серьезных ран… правда, у меня и не было опыта общения с такой женщиной, как Аврора.

— Скажи мне, — вдруг мягко спросил Мэлгвин, — что ты на самом деле думаешь о ней?

— Она изящна и прекрасна. Она принадлежит к той породе женщин, которые по ночам снятся всем мужчинам, даже если те лежат в постелях со своими женами.

— А я не могу заставить ее просто нормально относиться ко мне! — с горечью воскликнул Мэлгвин. — Я могу заставить ее быть послушной, но не в силах заставить ее любить меня!

24

Давно уже наступило утро, а Аврора все никак не могла покинуть крепость. Ее задержала необходимость получить для Джастины кое-какие припасы. Убедить воина, охранявшего продовольственный амбар, в том, что она имеет право взять небольшой мешок с зерном и амфору с растительным маслом, было сущей мукой. Необходимость долго уговаривать воина вывела Аврору из себя: в конце концов, королева — она, но почему-то всеми хозяйственными делами в Каэр Эрири заправляет Эсилт. Авроре же отвели роль попрошайки, вымаливающей какую-то ничтожную часть собственности своего мужа.

Аврора поспешила на конюшню. Хорошо еще, что конюх подчинялся ее приказам. Пэти была уже оседлана.

Аврора приготовилась тронуться в путь, когда в конюшне раздались тяжелые шаги Мэлгвина.

— Мой господин, — еле слышно прошептала Аврора.

— Доброе утро. Ты снова отправляешься на прогулку?

Аврора кивнула головой, стараясь не смотреть в глаза Мэлгвина. Ее муж был проницательным человеком, и она не хотела, чтобы он прочел страх и растерянность в ее глазах.

— Ну, это явно не твой дорожный провиант, — сказал Мэлгвин, показывая на притороченный к седлу мешок с зерном.

— Нет… Конечно, нет… Это… подарок для моего друга в деревне.

— Кто же этот друг? — спросил Мэлгвин, пристально глядя на Аврору.

Она прикусила губу, мучительно соображая, как ей следует поступить. Лучше все-таки сказать правду, решила она. Ложь может заставить мужа стать еще более подозрительным.

— Моего друга зовут Джастина.

— Эта старая карга? Что же у вас с ней общего?

— Я поехала к ней, чтобы она дала мне кое-какие лечебные травы. Мы разговорились и подружились.

Выражение лица Мэлгвина было недоверчивым.

— Травы? Зачем тебе травы?

Аврора лихорадочно рылась в памяти, стараясь вспомнить название хоть какой-нибудь болезни. Было ясно, что Мэлгвин не поверил ни единому ее слову.

— Я… я хотела сделать особую мазь, которая делает женщину краше.

Мэлгвин не понял, о чем она говорит. Он мягко дотронулся пальцами до щеки Авроры и сказал каким-то странным надтреснутым голосом:

— Тебе не нужны никакие травы, Аврора. Ты ослепительно красива и без них. На твою красоту я не могу смотреть спокойно.

От этих слов у Авроры перехватило дыхание. А Мэлгвин через мгновение уже вполне владел собой.

— Поезжай, Аврора, — спокойно сказал он. — Но не возвращайся поздно. Стражники не станут каждый день дожидаться тебя и закроют ворота.

Мэлгвин молча помог ей забраться в седло и проводил до крепостных ворот. У Авроры все никак не шли из головы только что произнесенные им ласковые слова. Сегодня утром Мэлгвин не был холоден с ней. Забыл он и о своих обычных насмешках, оставаясь просто нежным и заботливым мужем. Возможно, он решил вычеркнуть из памяти прошлые обиды и начать все сначала? Может быть, он действительно переменил о ней свое мнение? От этих мыслей на душе Авроры стало совсем хорошо.

Ее приподнятое настроение омрачало только предостережение Джастины. Неужели жизнь Мэлгвина действительно в опасности? Но как убедить его в этом? Поверит ли он ей? Наверняка он скажет, что Эсилт нет смысла плести нити заговора против него, ведь в ее руках и без того сосредоточено больше власти, чем у любой другой женщины в Гвинедде. И зачем сестре самого короля рисковать нынешним положением, полагаясь на сомнительные выгоды, которые она может получить, став союзницей Кунедды?

От этих мучительных вопросов у Авроры разболелась голова. Чтобы начать разговор с Мэлгвином, ей нужны доказательства вины Эсилт. И такие доказательства она сегодня получит от Джастины.

Аврора подстегнула лошадь и вскоре въехала в деревню. Занятая своими невеселыми мыслями, она уже не искала встречи с Морганной.

На деревенской улице никого не было. Аврора подъехала к домику Джастины, осторожно спешилась, стараясь не измазать юбку жирной грязью, и вошла внутрь. Джастины в доме не оказалось. Аврора положила привезенные ею подарки на стол, а сама — в ожидании хозяйки — села на стул возле очага.

Довольно скоро появилась Джастина. В руках у нее были пучки только что срезанных лечебных трав.

— Здравствуйте, — застенчиво произнесла Аврора. — Ничего, что я без разрешения вторглась в ваши владения?

53
{"b":"10178","o":1}