ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваш замысел, Гвенасет, великолепен, но я боюсь за вас и Элвина. Страшно подумать, что Мэлгвин сделает с вами обоими, когда узнает, что мой побег организовали вы.

Гвенасет пожала плечами.

— Возможно, он всего лишь отлучит нас от двора, но тогда мы поедем жить к моему отцу. Все равно я не смогу оставаться здесь, если Мэлгвин осуществит свои жестокие планы.

Аврора нежно коснулась руки своей миниатюрной рыжеволосой фрейлины.

— Что бы я без вас делала, Гвенасет?

— О нет. Сейчас не время для обмена любезностями и слез. Надо спешить. Стражника могут сменить на посту. Сейчас он сонный и ленивый, а значит, и внимания не обратит на посторонний шум.

Было уже за полночь, когда Мэлгвин вышел из своей комнаты в казармах. В крепости стояла тишина, ее обитатели мирно спали. Мэлгвин посмотрел на окно крепостной башни. Темно. Аврора, наверное, уже уснула.

Мэлгвин потянулся. От долгого сидения его тело одеревенело. Он снова посмотрел на окно и почувствовал страстное желание. Он тяжело вздохнул, постоял на месте и — медленно пошел к башне.

— Все ли спокойно? — спросил он у стражника, стоявшего у лестницы.

Воин кивнул головой.

— Я недавно заступил на пост, — сказал он, с любопытством глядя на Мэлгвина. — Вы хотите подняться?

— Да, — резко ответил Мэлгвин. — Наверное, придется подняться.

Король тяжело ступил на лестницу. Жаль, что он так устал. Он может сразу уснуть, так и не попрощавшись должным образом со своей женой. Бывшей женой. Интересно, как она воспримет его появление? Она говорила, что любит его. Но теперь, когда узнает, что их брак будет расторгнут, разрешит ли она ему — пусть и в последний раз — спать на их, уже бывшем, супружеском ложе?

Мэлгвин остановился у двери, решая, стоит ли стучать… «В конце концов, — подумал он, — это мои спальные покои… и жена моя… пока еще жена».

Он открыл дверь без стука, но она возвестила о появлении хозяина скрипом старых петель. В комнате было темно. Мэлгвин снял с пояса меч и опустился на кровать, чтобы сбросить свои тяжелые ботинки. Аврора, должно быть, очень крепко спит — обычно она просыпалась сразу, когда ночью он входил в спальные покои. «Устала бедняжка, — подумал он, — устала больше меня самого. Что ж, тогда будем просто спать вместе, а более приятные утехи оставим на утро».

Устроившись поудобнее в постели, он понял, что не сможет заснуть, если не обнимет ее, не почувствует рядом с собой томную теплоту ее тела. Он осторожно протянул руку к Авроре…

Мэлгвин выпрыгнул из постели. Нащупав огниво на маленьком столике, он попытался зажечь свечу. Руки дрожали, и он никак не мог высечь искру. Наконец свеча загорелась. Мэлгвин с недоумением огляделся. Авроры нигде не было. Где она? Взгляд Мэлгвина скользнул по окну, откуда открывался вид на долину. Он еще раз внимательно посмотрел на это окно, и холодный пот прошиб его.

Стремительно подбежав к окну, Мэлгвин выглянул наружу. Ни огонька. По ночам эта часть крепостной стены не освещалась. Внизу, в кромешной темноте, он не различил ни одежды, ни тела жены… Значит, она не выдержала напряжения, подумал Мэлгвин, и сама вынесла себе приговор.

Руки Мэлгвина нервно шарили по подоконнику. Но что это? Он нащупал кожаный ремень и резко дернул его. Ремень оказался очень длинным. Наверное, он доставал до самой земли.

Мэлгвин отшвырнул ремень в сторону, быстро оделся и огромными прыжками спустился по лестнице к стражнику.

— Она сбежала!

Воин изумленно посмотрел на короля.

— Как же ей это удалось?

— Ремень… Она спустилась к подножию башни по ремню. Быстро отвечай: кто приходил к ней?

— Не знаю, — испуганным голосом отвечал стражник. — Я только что заступил на пост.

— Вспоминай! Может быть, предыдущий стражник называл тебе кого-то?

— Он только сказал, что к королеве приходила леди Гвенасет. Вот и все, что я помню.

— Этого достаточно, — мрачно пробормотал Мэлгвин.

За считанные секунды он добежал до небольшого дома, который выстроил себе летом Элвин. Выбив дверь плечом, он ринулся к кровати. Элвин привстал, не понимая спросонья, что делает здесь король. Наконец, окончательно проснувшись, он своим телом заслонил Гвенасет.

— Чем я могу вам помочь? — спросил Элвин слегка дрожавшим голосом.

— Ты прекрасно знаешь, чем можешь помочь! Аврора сбежала. И вы оба помогли ей!

Элвин немного помолчал, а потом заговорил низким голосом, в котором слышались нотки гордости.

— Я не буду отрицать содеянного нами, мой господин. Я… мы не могли позволить вам сделать то, что вы намеревались.

— Вряд ли ты сам принял такое решение!

Элвин вздохнул.

— Да, я знаю, я виноват. Но Аврора небезразлична мне. Я не мог позволить вам убить ее.

— Нам обоим небезразлична Аврора, — поддержала мужа Гвенасет.

— Убить ее? — ничего не понимая, переспросил Мэлгвин. — Вы что же, думаете, что я собирался убить Аврору?

От волнения Элвин стал заикаться.

— Но… вы ведь… сами сказали, что должны это сделать… Не хотите, но должны… во имя блага Гвинедда…

— Вот именно. Во имя блага Гвинедда я хотел отправить Аврору обратно к Константину и расторгнуть наш брак. — Мэлгвин посмотрел на опешивших молодых людей. — Вы и вправду решили, что я собирался отдать приказ о казни Авроры?

Элвин кивнул головой.

— И сама Аврора так думала. Она была в ужасе. Вы бы только видели ее! Она страшно боится высоты, но, несмотря на это, она спустилась вниз по стене. Она решила использовать последнюю возможность, которая у нее оставалась. Она попытается верхом добраться до Вирокониума.

Мэлгвин закрыл лицо руками.

— О, Юпитер, Лугх, Керрунос! Спасите меня! Что я сделал?

Гвенасет встала с кровати и подошла к Мэлгвину.

— Вы правда не хотели казнить Аврору?

— Конечно, нет. Я люблю ее! И не знаю, как буду без нее жить. Будь у меня выбор, я никогда бы не расстался с ней!

Элвин и Гвенасет молчали. Они никогда не видели Мэлгвина в таком состоянии и не знали, что делать.

Огромным усилием воли Мэлгвин взял себя в руки.

— Я должен найти ее, — решительно проговорил он. — Я не могу позволить, чтобы Аврора вернулась к отцу, думая, что я собирался ее убить.

26

Давно уже не было такой темной, мрачной ночи. Крепко сжимая поводья, Аврора напряженно вглядывалась в темноту. Она еще не оправилась от всего того, что выпало на ее долю прошедшим днем и вечером.

Когда она начала спускаться по стене, у нее сильно закружилась голова, и она готова была снова вскарабкаться в спальные покои. Только ласковые уговоры Гвенасет и боязнь того, что, вернувшись, она неминуемо будет казнена, придавали ей силы, и кое-как она закончила казавшийся бесконечным спуск.

Она сразу же отыскала Пэти. Ее лошадь благодаря заботам милого Элвина оказалась не просто оседланной. К ее седлу были приторочены мешки с едой и вещами, которые могли понадобиться ей в дороге. Теперь нужно спешить, чтобы к утру как можно дальше умчаться от Каэр Эрири.

Проезжая по деревне, Аврора явственно почувствовала запах гари. Глаза ее наполнились слезами. Даже не верилось, что всего-то день назад она, радостная, уехала отсюда, встретив здесь настоящего друга. Теперь все в прошлом… Аврора прошептала молитвы за упокой души Джа-стины и подстегнула лошадь.

Подъехав к реке, Аврора направила лошадь вдоль берега. Надо было перебраться на другую сторону, но где же мост? Так и не отыскав его, Аврора направила Пэти прямо в воду.

Вода оказалась ледяной. Держась за поводья, Аврора поплыла за лошадью. От холода сводило тело. Но вот наконец и другой берег.

Выбравшись из воды, Аврора внимательно осмотрелась. Куда ехать? Это место было ей совсем незнакомо. И она тронулась наугад: времени на раздумья не было — утром они станут искать ее, а Мэлгвин, конечно же, еще больше рассвирепеет, узнав, что она сбежала.

Аврора тяжело вздохнула. Что произошло с человеком, который некогда так страстно ласкал ее? Почему он стал другим? Даже сейчас она не испытывала ненависти к своему супругу. Джастина была права: на него повлияла злобная Эсилт, вот почему он стал таким жестоким.

58
{"b":"10178","o":1}