ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Именно об этом я и хотел сообщить тебе, — мягко произнес Мэлгвин, нежно глядя на Аврору. — Мы отправляемся в поход.

— Против кого?

— Против пиктов. Меня попросил о помощи Кунедда.

Аврора отвела глаза в сторону.

— Конечно, я не хотел бы сейчас оставлять тебя, но…

— Когда вы выступаете?

— Утром.

Аврора разочарованно вздохнула. Мэлгвин тронул пальцами ее мягкое плечо. Она почувствовала его нерешительность и обиженно отвернулась. На глазах у нее появились слезы.

— Что случилось? — встревоженно спросил Мэлгвин.

— Ты уезжаешь… и даже не хочешь меня, — прошептала Аврора.

Мэлгвин обнял жену и страстно поцеловал.

— Я не был уверен… я боялся причинить тебе боль.

В ответ Аврора нежно поцеловала мужа. Мэлгвин положил руку на ее талию. После болезни Аврора похудела и производила впечатление хрупкой вазы, которая может разбиться от неосторожного прикосновения. Мэлгвин поцеловал грудь Авроры и неожиданно почувствовал, что соски жены стали твердыми и она, как обычно, с жадностью отвечает на его ласки. Ее бедра крепко прижались к его телу. «Она действительно хочет меня», — обрадованно подумал Мэлгвин. Нежным движением он снял с жены сорочку и восторженно оглядел ее. Даже после болезни, исхудавшая, она была великолепна. Мэлгвин ласковым прикосновением раздвинул ноги Авроры, не отрывая взгляда от ее лица. Глаза жены затуманились, губы слегка дрожали. Все в ней сейчас напоминало ему ту молодую чужестранку, с которой он остался впервые наедине в саду Константина в Вирокониу-ме. Аврора застонала от нетерпения, Мэлгвин жадно припал к ее влажному лону. Его язык настойчиво вторгался в мягкую розовую плоть, чувствуя там биение жизни. Аврора все теснее прижималась к нему и, наконец, закричав от восторга, обессиленно обмякла… Но уже через мгновение она снова жадно прижалась к нему. Ее ноги плотно обхватили мужа, ее пальцы неистово впились ему в спину Теперь они представляли собой единое целое. Это был клубок радостных чувств, нежности и наслаждения… Они оба закричали от счастья!

Мэлгвин осторожно лег рядом с Авророй и положил ее голову себе на плечо. Он чувствовал, как сильно бьется ее сердце и, не выдержав, еще раз крепко поцеловал ее в грудь. Именно сейчас, подумал он, я должен сказать ей о своей любви.

Неожиданно в дверь постучали. Мэлгвин быстро набросил на себя и Аврору одеяло.

— Войдите.

Это были Гвенасет и Торок. Увидев королевскую чету в постели, они застыли от удивления. Но уже через мгновение Гвенасет радостно улыбнулась. Торок же с сердитым видом подошел к кровати.

— Мэлгвин! О чем ты только думаешь? Ей необходим покой и еще раз покой.

Мэлгвин самодовольно засмеялся.

— Я ведь воин, который к тому же отправляется в поход. Кто знает, возможно, завтра меня убьют на поле битвы А раз так, то было бы совсем неплохо, если бы у меня появился наследник.

— Убьют? Тебя? Да ты скорее своими воинскими ухаживаниями вгонишь в могилу жену. Посмотри, как лихорадочно горит ее лицо!

— Горит? Да, горит. Но явно не от лихорадки, — снова засмеялся Мэлгвин.

Он встал с постели, заставив Гвенасет смущенно отвернуться, и начал одеваться. Ему не хотелось уходить просто так. Ведь он не успел сказать Авроре самого главного. Но как сказать это в присутствии Гвенасет и Торока?

— Я пойду… Надо отдать кое-какие распоряжения и убедиться, что все готово к походу.

— Придешь ли ты спать этой ночью? — сдержанно спросила Аврора.

Мэлгвин взглянул на недовольное лицо Торока. Может, действительно Торок прав?

— Будет поздно, и мне не хотелось бы тебя тревожить. Но… я постараюсь, — прошептал Мэлгвин, поцеловал Аврору в щеку и вышел.

Аврора провела ужасную ночь. Торок сказал, что теперь она должна спать без успокаивающего лекарства. На, -верное, поэтому у нее страшно разболелась голова и несколько раз она просыпалась в холодном поту от каких-то странных видений. В темноте она вытягивала руку, надеясь, что Мэлгвин здесь, что он успокоит ее, но мужа рядом с ней не было.

Только под утро Аврора крепко заснула, а когда проснулась, яркий свет за окном неумолимо свидетельствовал: Мэлгвин с войском давно уже выступил в поход. Гвенасет принесла завтрак. Аврора удивилась, вдруг увидев на ее глазах слезы.

— Что стряслось?

— Я впервые поссорилась с Элвином.

— Очень жаль… Это действительно прискорбно, — посочувствовала Аврора. — Из-за чего же вы поссорились?

— Он хотел идти с Мэлгвином в поход, а я не пустила его.

Аврора покачала головой. Смогла бы она сама не пустить Мэлгвина в поход?

— Я пришла в ужас от слов, которые он мне сказал, — сердито продолжала Гвенасет. — Он заявил, что он взрослый мужчина, а я обращаюсь с ним, как с мальчишкой. Недобрым словом помянул моего отца. С его точки зрения, мой отец и я хотим превратить его в домашнюю собачонку, которая ни на шаг не отходит от своих хозяев.

Аврора улыбнулась. Кое в чем Элвин прав. Гвенасет частенько командовала им, хотя и старалась делать это как можно незаметнее.

— Значит, Элвин хотел отправиться на войну?..

— Да. Он сказал: «Я — воин и должен быть рядом с Мэлгвином».

— Наверное, он прав, — мягко сказала Аврора.

— Но у него так много дел в крепости! — воскликнула Гвенасет — Наш дом еще не достроен, а ведь скоро зима! Кроме того, кто станет защищать нас с вами в отсутствие Мэлгвина и других воинов?

— Пожалуйста, не сердитесь на Элвина, — попросила Аврора. — Мне так не хочется, чтобы вы ссорились, Я хотела бы быть уверенной, что есть все же на свете люди, которые счастливы в браке!

Гвенасет удивленно взглянула на Аврору.

— Я думала, что вы с Мэлгвином… когда мы увидели вчера вас вместе… что у вас все наладилось…

Аврора вздохнула.

— Знаете, Гвенасет, у нас… у нас все, как обычно. В постели он ласков, но потом… Он снова становится неприступным. Вы ведь сами слышали, как он при Тороке язвил по поводу наших отношений. А потом как ни в чем не бывало отправился в поход, прекрасно помня о моих сомнениях относительно Кунедды.

Гвенасет пристально посмотрела на Аврору Та сидела в кровати, лицо ее раскраснелось, и выглядела она совсем здоровой. Фрейлина решила, что настало время сказать ей правду.

— Я догадываюсь, Аврора, почему Мэлгвин так странно повел себя, — начала она. — Когда вас привезли сюда, Мэлгвин ни на миг не отходил от вас. Мне пришлось даже дать ему успокоительное, чтобы он немного поспал. В ту ночь в бреду вы страшно кричали и своими криками разбудили смертельно уставшего Мэлгвина.

— Не понимаю, к чему вы клоните.

— Все дело в том, что в бреду вы беспрестанно выкрикивали одно мужское имя… Это имя — Маркус.

Аврора побледнела.

— Я звала Маркуса?

— Да, вы все время звали его на помощь.

Глаза Авроры стали круглыми от страха.

— Мэлгвин… Как он отнесся к этому?

— Он спросил, кто такой Маркус. И я ответила, что вы знали этого человека еще по Вирокониуму.

Аврора горько вздохнула.

— Значит, он думает… — Аврора закрыла лицо руками.

— А может быть, это не так плохо, как кажется? — мягко спросила Гвенасет. — Конечно, его сильно обидело, что вы звали на помощь не его. Но должен же он понимать, что до встречи с ним у вас вполне могли быть теплые чувства и к какому-нибудь другому мужчине!

— Все это так. Но Мэлгвин страшно ревнив! — резко сказала Аврора. — Он всегда боялся, что я способна любить другого. И теперь, когда он отправился на войну, я не могу доказать ему, что для меня он один-единственный на свете!

28

Мэлгвин и Кунедда устало смотрели через костер друг на друга. Последние несколько дней не переставая лил дождь, и пламя костра оглушительно шипело от дождевых капель.

— Мне хочется, чтобы они наконец вступили с нами в честный бой, а не прятались по углам, как поджавшие хвост собаки, — зло проговорил Кунедда. — Пикты, однако, всегда верны себе: крадучись они подбираются к жертве, убивают ее и жгут все, что горит, а потом — также крадучись — убираются в свое логово.

62
{"b":"10178","o":1}