ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аврора не мигая смотрела на фрейлину.

— Откуда Видиан стало известно о намерениях моего отца? С чего она решила, что он замышляет предать Мэлгвина?

— Наверное, где-то что-то слышала мимоходом, — пожав плечами, ответила Гвенасет. — А может, и сама все выдумала, чтобы причинить вам боль.

— Сомнительно, — пробормотала Аврора. — У Видиан не хватило бы ума, чтобы все это выдумать. Наверное, какой-то воин рассказал ей об этим. Но какой? Эврок вряд ли бы стал делиться с женой военными сведениями… Тут что-то не так, Гвенасет, и это меня беспокоит. Думаю, надо переговорить с Элвином.

— Хорошо, — тихо сказала Гвенасет, — я приведу его к вам. Может, и вправду вам стоит с ним посоветоваться. Когда речь заходит о мести и предательстве, — Гвенасет зябко повела плечами, — этим должны заниматься мужчины.

Для разговора с Авророй Элвин поднялся в спальные покои в крепостной башне.

— Я к вашим услугам, моя госпожа, — сказал он.

— Садитесь.

Сама Аврора не села, она нервно прохаживалась по комнате. Элвин подумал, что сегодня она особенно хороша, вид у нее был поистине королевский.

— Я хочу сообщить вам о том, что на поверку может оказаться просто сплетней, а может представлять огромную опасность для всех нас.

— Слушаю вас, моя госпожа, — напрягшись, произнес Элвин.

— Как говорят, мой отец объединил свои силы с Гвиртерином и намерен предать Мэлгвина.

— Кто же говорит об этом?

— Видиан. И сказала она об этом не только мне, а всем женщинам, собравшимся в Парадной зале.

— Видиан? Откуда ей известно о замыслах Константина?

— Действительно — откуда? — задумчиво переспросила Аврора. — Все это очень странно. Ведь Видиан ничем не отличается от других женщин. Обычно их не волнуют вопросы войны и мира, если только они не надеются получить свою долю от награбленных мужчинами во время войны богатств. Вряд ли она придумала это сама. Ей кто-то сказал об этом.

— Может быть, Эврок? Он часто говорит, что Мэлгвин слишком уж мягко обошелся с вашим отцом. Вот она и обвиняет Константина в предательстве.

— Может быть, — медленно проговорила Аврора. — А может быть, и нет. Эврок, наверное, и говорил что-то о Мэлгвине, но только не своей жене. Знаете ли вы, что она даже не позволяет ему спать с собой? Видиан поведала об этом всем женщинам в Парадной зале. Не думаю, что Эврок делится с такой женщиной своими тайными мыслями.

— Стоит ли вообще обращать на это внимание? — взволновано спросил Элвин. — Скорее всего это просто сплетня. У меня в голове не укладывается, что ваш отец может поступить так глупо.

— А если все-таки не сплетня? — Элвин удивленно взглянул на Аврору. — Знаете, Элвин, последние несколько недель убедили меня в том, что ревность и гнев заставляют людей делать много глупостей.

— Как же мы должны поступить?

— Надо обо всем сообщить Мэлгвину.

— Каким образом?

— Нет ли у вас в Каэр Эрири человека, которому вы полностью доверяете? Если есть, то он доставит Мэлгвину наше письмо.

— Сделать это может Овен… да и я сам.

— Нет, только не вы. Это было бы слишком явно, — твердо сказала Аврора. — Все это надо держать в тайне. О письме никто не должен знать, кроме вас, меня и гонца.

— Но кто же напишет письмо? — спросил Элвин.

— Вы, наверное, забыли, что я умею читать и писать.

— Отлично. Только вот почему надо держать все это в тайне? — Элвин задумался. — Впрочем, понимаю. Вы подозреваете, что в Каэр Эрири действует шпион. Он и втравливает вашего отца в эту историю с предательством!

Аврора кивнула.

— Конечно, не хочется думать, что это правда. Но Мэлгвин в любом случае должен об этом знать.

Элвин вздохнул.

— Приказывайте, моя королева.

Когда гонец привез письмо, Мэлгвин находился в своем шатре. Он прятался там от непрекращающегося дождя.

— Мэлгвин, — позвал короля Бэйлин, входя в шатер, — получено письмо от Авроры.

— Кто его привез?

— Овен. Он гнал лошадь без остановки целых четыре дня.

— Молодец! Зажги свечу. Посмотрим, что там пишет Аврора.

Мэлгвин сломал печать и с удовольствием развернул письмо, написанное аккуратным почерком Авроры и подписанное ею лично.

— Что она пишет? — нетерпеливо спросил Бэйлин.

— Ты ведь знаешь, что в латыни я не силен. Пока я понял только несколько слов. Это — «предательство», «война», «Константин»… Что же все это означает?

— Надо найти переводчика.

— Позови Риса. Сомневаюсь, что мы найдем здесь какого-нибудь другого знатока латыни.

Читая письмо, Рис мучительно сморщил лоб.

— Ну, что там? — спросил Мэлгвин. — Никак не можешь понять?

— Слова-то я все понимаю, но вот общий смысл до меня никак не дойдет.

— Переводи вслух, — приказал Мэлгвин. — Может, только я и смогу это понять.

Рис, запинаясь, стал переводить. Закончив, он вопросительно посмотрел на Мэлгвина.

— Насколько я понял, ее отец собирается вторгнуться в Гвинедд, и она хочет предупредить тебя, Мэлгвин, об этом.

— Судя по всему, она не совсем уверена, что все это правда… Зачем же тогда гнать гонца в такую даль?

— Она пишет об «огромной опасности», которая нам угрожает, — задумался Мэлгвин. — И она, наверное, права. Если Константин сейчас вторгнется в Гвинедд даже без войска Гвиртерина, он без особого труда сможет захватить Каэр Эрири.

— Значит, надо срочно возвращаться. Только вот что мы скажем Кунедде?

— Я уже говорил ему, что мы не намерены долго здесь оставаться. Так что мы сможем легко объяснить наш внезапный уход. Сейчас, впрочем, меня волнует совсем другое.

— Что же? — спросил Бэйлин.

Мэлгвин посмотрел на своих друзей.

— Мне кажется, в Каэр Эрири действует шпион. Может, он есть и среди нас — в войске.

— Видиан… — вдруг сказал Бэйлин. — С чего это жена Эврока заговорила о намерениях Константина? — Бэйлин пристально посмотрел на короля. — Не кажется ли тебе, что этот шпион — Эврок? После стольких лет!

— Не знаю, — устало ответил Мэлгвин. — Мне трудно поверить. И не будем гадать. Сейчас самое главное — обезопасить себя. Никто не должен знать, почему мы возвращаемся в Каэр Эрири. Никто.

Воины ушли, и Мэлгвин прилег на походную кровать. Как же сильно он заблуждался! Абельгирт прав: женщинам можно доверять! Аврора прислала ему письмо. Тем самым она, возможно, спасла королевство и, может быть, жизнь короля. Она сделала окончательный выбор. «И этот выбор в мою пользу, — удовлетворенно подумал Мэлгвин. — Какие еще нужны доказательства ее преданности и любви?»

Но у всей этой истории есть и неприятная сторона. Если Аврора права, то в Каэр Эрири появился предатель. Эсилт никогда бы не стала помогать Константину. Нити заговора плетет не она. Но разве легче от того, что заговорщиком может быть кто-то из его воинов? Эвроку Мэлгвин всегда доверял, да и сейчас верит. Нет, это не Эврок. У всей этой истории должно быть какое-то другое объяснение.

29

Прошло два дня с тех пор, как Аврора отправила письмо Мэлгвину. Это были дни мучительного ожидания и тайных бесед с Элвином. Ночью Аврора не могла сомкнуть глаз. Правильно ли она поступила? Если Мэлгвин, возвратившись из похода, обнаружит, что вся эта история всего лишь неумная женская сплетня, станет ли он снова доверять ей? Но уже на третий день выяснилось, что Аврора приняла верное решение. Из Вирокониума прибыл гонец с известием, что вокруг города собирается огромное войско.

— Элвин! — Аврора судорожно вцепилась в руку молодого воина, встретившись с ним у входа в Парадную залу. — Правда ли, что мой отец заключил союз с Гвиртерином?

— Да, — мрачно ответил Элвин. — Об этом я как раз и хотел вам сообщить. Остается только надеяться, что Мэлгвин не оставил без внимания ваше предостережение и вернется с войском в Каэр Эрири до того, как Константин с Квиртерином вторгнутся в Гвинедд.

— Элвин, Элвин! — воскликнула Аврора. — Как отец мог так поступить?

64
{"b":"10178","o":1}