ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О нет, Элвин! — вскрикнула Аврора, сильно покраснев. — Что скажут люди? Они и так шепчутся по углам о том, что вы слишком уж часто бываете со мной. И, кажется, только Гвенасет не считает, что вы мой любовник. Если вы поедете со мной, Эсилт повернет дело так, что Мэлгвин подумает… самое плохое.

— Мне все равно, — упрямо возразил Элвин. — Я не могу позволить вам отправиться в путь без защиты. И если вы настаиваете на том, что должны ехать, я настаиваю на том, чтобы мы ехали вместе.

Аврора вздохнула.

— Надо готовиться к отъезду. Пришлите ко мне Гвенасет… Если она отпустит вас, мы поедем вдвоем.

— Крепость стоит как ни в чем не бывало, — заметил Бэйлин, когда войско достаточно близко подошло к Каэр Эрири, чтобы на расстоянии уже можно было рассмотреть серебрящиеся в лучах заходящего солнца крепостные башни.

— Что ты имеешь в виду? — раздраженно спросил Эврок. — Мы ведь отсутствовали не так уж и долго.

— Сейчас, когда мы почти дома, думаю, следует наконец расставить все по своим местам. — Голос Мэлгвина звучал спокойно, но лицо было мрачнее тучи.

— Что вообще происходит? — рассердился Эврок. — Последнее время вы говорите какими-то загадками.

Мэлгвин остановил своего жеребца. Бэйлин и другие воины натянули поводья. Король махнул рукой, чтобы войско двигалось дальше, спешился и предложил своим приближенным последовать его примеру.

— Наверное, лучше покончить с этим делом здесь, а не в Каэр Эрири, — мрачно проговорил он.

— Покончить с каким делом? — спросил Эврок.

— Я бы все-таки начал этот разговор в крепости, — не согласился с Мэлгвином Бэйлин. Он больше не улыбался и выглядел сейчас необычно серьезным.

Мэлгвин покачал головой.

— Если мы приступим к выяснению дела в крепости, все жители Каэр Эрири узнают, что стряслась какая-то беда.

— Какая беда? Объясните же, о чем идет речь? — раздраженно воскликнул Эврок. — С тех пор как Мэлгвину доставили письмо, вы все ведете себя очень странно. Что было в том письме? Не могу поверить, что мы внезапно ушли из Манау Готодина без всякой на то причины.

— Причина была веской, — медленно произнес Бэйлин, внимательно наблюдая за выражением лица Эврока. — Аврора сообщила в письме, что ее отец якобы объединил свои силы с войском Гвиртерина и собирается вторгнуться в Гвинедд.

— И это все? — Эврок перевел взгляд на Мэлгвина. — Теперь я понимаю, почему мы так спешно возвратились в Каэр Эрири. Но мне так и не ясно, почему вы ведете себя так странно…

— Все дело в том, — тихо сказал Мэлгвин, — что Аврора услышала о намерениях ее отца от твоей, Эврок, жены.

— От Видиан? — От удивления глаза Эврока стали совсем круглыми. — Она говорила о таких вещах? Да ее никогда не интересовали мужские дела!

Воины выжидательно смотрели на Эврока.

— Вы, наверное, думаете, что она узнала об этом от меня? — мрачно рассмеялся Эврок. — Заверяю вас: если я говорю, что небо синее, она заявляет, что оно желтое. Да и разговариваем мы с ней крайне редко. Когда же такое все-таки случается, она все время перечит мне.

Мэлгвин облегченно вздохнул.

— Я верю тебе. — Он повернулся к другим воинам. — Все мы знаем, что у Эврока с женой… как бы это сказать?.. не очень хорошие отношения. И было бы неверно думать, что все сказанное ею исходит от него.

— Может, ты и прав, — угрюмо посмотрев на Мэлгвина, выдавил Бэйлин. — Но мы так и не получили ответа на главный вопрос: кто же шпион в Каэр Эрири?

Мэлгвин немного помолчал, разглядывая видневшиеся вдалеке башни крепости.

— Поехали домой, — наконец проговорил он. — Если то, о чем писала Аврора, не слухи, то теперь наше присутствие в крепости крайне необходимо.

У крепостных ворот Мэлгвина встречал Абельгирт.

— Никогда еще я не ожидал твоего прибытия с таким нетерпением, Мэлгвин, — улыбаясь, сказал старый воин. — Мне что-то не очень хотелось со своими слабыми силами вступать в бой с огромным войском Гвиртерина.

— Так, значит, все это правда?.. Когда они выступили в поход против нас?

Абельгирт покачал головой.

— Пока мы не знаем. Но похоже, они не очень-то торопятся, считая, что ты еще в Манау Готодине.

— Отлично. Мне бы не хотелось воевать с ними под стенами крепости. Я встречу их с нашим войском на равнине.

Мэлгвин посмотрел по сторонам.

— А где же Аврора? Я думал, она будет встречать меня…

— Тебе все объяснит Гвенасет, — ответил Абельгирт. — По правде говоря, я и сам ничего не понимаю…

— Чего же ты не понимаешь?

— Тут дело вот в чем, — нерешительно промолвил Абельгирт. — Она отправилась поговорить со своим отцом. Сначала я подумал, что это очень странно. С одной стороны, она предупреждает тебя о надвигающейся опасности, а с другой — отправляется к отцу, чтобы предупредить теперь уже его… Но вот Гвенасет утверждает, что Аврора всего лишь хочет убедить своего отца и не помышлять о войне с тобой… Одним словом, запутанная получилась история. Я, правда, склонен доверять своей дочери, но все-таки… К тому же вместе с Авророй отправился и Элвин.

Мэлгвин разъяренно фыркнул.

— Опять этот сумасшедший Элвин! Мало ему других глупостей! Да Гвиртерин возьмет их в плен, и они не дождутся от него пощады. В лучшем случае он сделает Элвина и Аврору заложниками — с тем, чтобы диктовать мне свою волю.

— Согласен с тобой, — медленно произнес Абельгирт. — Все это похоже на безумство. И все же я бы по достоинству оценил мужество Авроры. Что ни говори, мне все-таки кажется, она задумала спасти вас обоих — двоих мужчин, которых любит.

— Не знаю, любит ли она меня… — проворчал Мэлгвин. — Возможно, ее больше заботит судьба Вирокониума и его жителей, чем судьба собственного мужа…

— Но ведь тогда она могла и не предупреждать тебя об опасности! — вдруг воскликнул Абельгирт. — Чем больше я думаю об этом, тем менее запутанной становится для меня история с ее отъездом. По-моему, надо признать — она мужественная женщина. Таким мужеством редко когда отличаются особы женского пола… да и мужчины тоже, как ни прискорбно об этом говорить.

Мэлгвин вздохнул.

— Прости, Абельгирт. Мы еще должны обсудить с тобой, как лучше отбить нападение, но сделаем это позже. Сейчас же я намерен получить ответы на вопросы первостепенной важности.

Мэлгвин резко повернулся и направился в палаты Эсилт. Было поздно, и сестра короля собиралась ложиться спать, когда он постучал в ее дверь.

— Дорогой братец, ты все-таки вернулся, чтобы защитить нас, — промурлыкала она, впуская Мэлгвина.

Король не обратил внимания на ее издевательский тон.

— Похоже, тебя совсем не удивляет, что Гвиртерин и Константин объединили свои силы.

— А чему тут удивляться?

— Хватит играть со мной в какие-то глупые игры, Эсилт. На этот раз я хочу знать всю правду. Когда в Каэр Эрири пошли слухи о приближающейся войне?

— Слухи? Теперь это уже не слухи. А вообще-то о возможности войны говорят с тех самых пор, как ты, смилостивившись над Константином, убрался из Вирокониума. Стоит ли теперь удивляться, что этот жалкий трус за твоей спиной сплел нити заговора?

Мэлгвин вплотную приблизился к ней и, зажав ее волосы в кулак, заставил сестру взвыть от боли.

— Мне нужна правда, а не твои злобные насмешки. Когда ты впервые услышала о союзе Константина с Гвиртерином?

Глаза Эсилт загорелись синим пламенем, от ненависти перекосило рот.

— Как и все другие жители крепости, я услышала о предательстве Константина в тот самый день, когда прибыл гонец из Вирокониума.

— Ты уверена в этом? — гневно спросил Мэлгвин, сильно потянув Эсилт за волосы.

— Да! Уверена! Ты считаешь, мне следует соврать, чтобы ты оставил меня в покое?

Мэлгвин, разжав кулак, раздраженно толкнул сестру вглубь комнаты.

— Как-то странно получается! До Авроры дошли слухи о готовящемся заговоре, а ты, у которой — как у лисы — всегда ушки на макушке, — ничего об этом не знала.

Эсилт пожала плечами.

66
{"b":"10178","o":1}