ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маркус тяжело вздохнул:

— Я не поеду с тобой, Аврора. Я не смогу видеть его рядом с тобой, не смогу пережить, что он обладает тобой. У него нет прав на тебя!

Маркус отвернулся. Он не хотел, чтобы она видела, как жестоко он страдает. Аврора же больше не пыталась приласкать его. На душе у нее стало пусто. Тело одеревенело. Ее пронизывало острое чувство безвозвратной потери. Ведь Маркус оставался ее последней надеждой. Теперь же впереди у нее не было ничего. Ничего, кроме неведомого пугающего будущего.

— Мэлгвин!

Он очнулся и сразу потянулся за мечом. Спустя мгновенье он окончательно пришел в себя и узнал доносившийся из-за двери голос. Ножны Мэлгвина с грохотом свалились на пол, когда он поспешил впустить своего старшего офицера Бэйлина ап Ридерка. Бэйлин приветствовал Мэлгвина радостной улыбкой, а потом оглядел комнату. В его глазах промелькнуло восхищение:

— Вот уж действительно королевская комната, — сказал Бэйлин несколько приглушенным голосом.

— О да, — довольно равнодушно ответил Мэлгвин, нагибаясь за обувью и надевая ее. — И все же я не хотел бы провести здесь еще одну ночь.

— Тебя не удовлетворяет вся эта красота и роскошь?

Мэлгвин покачал головой, а потом указал рукой на пышную кровать и богатую обстановку:

— Такие удобства размягчают мужчину, делают его слабым. И теперь я не удивляюсь тому, что Константин не может вывести на ратное поле приличное войско. Я-то думал, что ему известна от его римских предков старая истина: «Тот, кто легко живет, тот легко и сдается».

— Жестко сказано. И сегодня я слышу это от человека, который победил в немалой степени за счет слабости рим-ско-британского предводителя, — сухо заметил Бэйлин. — Скажи мне, мой господин, ты что — плохо спал?

Мэлгвин тряхнул головбй, а потом отвернулся, не выдержав пристального взгляда своего офицера. Бэйлин был соратником Мэлгвина с самого начала его борьбы за престол, и Мэлгвин полностью доверял ему. И все же он не хотел обсуждать со старшим офицером свои переживания. То, что он не спал полночи, терзаемый мыслями об Эсилт и воспоминаниями о Дайнас Бренине, останется его тайной.

Бэйлин мастерски сменил тему разговора:

— Судя по твоим презрительным отзывам об образе жизни римлян, тебя вряд ли воодушевит мое открытие. Дело в том, что я обнаружил здесь римские бани…

— Бани?

Бэйлин утвердительно кивнул:

— Уверен, ты слышал о страсти римлян каждый день посещать бани. Так вот, у Константина есть своя собственная отдельная баня. В ней есть и горячая, и холодная вода, и еще особая комната, где на раскаленные угли плещут воду и получают пар. Не скрою, нынче утром я уже успел насладиться прелестями бани, придающими мужчине силу. Может, и тебе стоит отправиться туда? Кстати, это будет од ним из способов доказать твоей прелестной молодой невесте, что и ты не чуждаешься цивилизации.

Недоверчивый взгляд Мэлгвина сменился насмешливой ухмылкой:

— Ну да, девица явно не хочет выходить за меня. Ты это имеешь в виду?

Бэйлин пожал плечами:

— Чего только, основываясь на слухах, не говорят о тебе люди, мой господин! Вот и леди Аврора, убеждена, конечно, что выходит замуж за ужасного людоеда-великана.

— Сама же она при этом настолько бесстыдна, что во время празднества шпионила за нами, прислуживая за столом, — с негодованием напомнил Мэлгвин.

— Ну, роль прислужницы заставил ее сыграть отец.

— Наверное, — согласился Мэлгвин. — Но вот что интересно, — он задумчиво почесал свой небритый подбородок, — у нее достало мужества сыграть эту роль. У большинства женщин такое качество напрочь отсутствует. Должен признать, она занимает меня все больше и больше. Хотя до сих пор мне не ясно, что представляет собой эта девица, на которой я собираюсь жениться. Хочу попросить Константина устроить нам встречу наедине до свадьбы. Уж тогда бы я смог поближе познакомиться с характером принцессы без подбадривающих взглядов обожающей ее толпы.

— Но ведь ты не сомневаешься в своем выборе?

— Нет. Не сомневаюсь, что она именно та женщина, на которой мне следует жениться. Поверь, я выбрал ее не за ангельскую внешность, а потому что понял — она любимица Константина. Есть ли лучший способ влиять на человека, чем обладать его дражайшей дочерью?

— Ты так говоришь, как будто ей уготована роль заложницы, а не королевы.

— Ну, до этого дело не дойдет, — многозначительно ответил Мэлгвин. — Во всяком случае, мир сохранится достаточно долго, и он укрепит границы моих владений. А потом у меня может появиться наследник. Наше с леди Авророй дитя упрочит мой союз с Константином на общее благо.

Бэйлин утвердительно кивнул:

— Ловко придумано, мой господин. Остается надеяться, тебе удастся убедить Эсилт в том, что твоя женитьба — мудрое решение.

Мэлгвин нахмурился:

— У Эсилт нет права диктовать, кого мне следует брать в жены. Ей придется подчиниться моему решению — так-то будет лучше.

Бэйлин одобрительно закивал и поднялся с изящного деревянного кресла:

— Если хочешь повидаться с невестой до свадьбы, сейчас самое время разыскать ее. Скоро уж полдень…

Аврора прогуливалась по саду. Стараясь успокоиться, она прислушивалась к привычному жужжанию пчел. Воздух был наполнен ароматом роз. Они переливались под солнцем коралловым, пурпурно-красным, желтым цветом, и от всего этого у Авроры кружилась голова. Тяжело дышалось. Возможно, от жары. А возможно, и от того, что одета она была в слишком узкое, мешавшее свободным движениям платье. Это платье из тончайшей, почти прозрачной материи, которую называли «шелк», привезли из Константинополя, и Аврора все гадала, каким образом женщинам в тех краях удается спасаться в них от холода. Наряд не только просвечивал, но на него, судя по всему, и материю-то пожалели: платье сильно сжимало ее талию, руки и плечи Авроры были почти обнажены, а грудь открывал глубокий вырез. Еще большие неудобства причиняли ей замысловатая прическа и витиеватые украшения из драгоценных камней. Сестры Авроры тщательно заплели ее волосы и уложили их на затылке. Хотя Джулия и уверяла Аврору, что теперь она выглядит как римская богиня, шея ее уже болела от внезапно отяжелевших локонов. Свадебный наряд Авроры довершали массивные золотые серьги, браслеты из золота и оникса и огромный яйцевидный медальон из янтаря, опустившийся глубоко в вырез платья и чувствительно ударяющий ее при каждом резком движении. Только что — как бы в дополнение ко всем ее несчастьям — Аврора узнала от отца о том, что Мэлгвин попросил устроить ему встречу с ней наедине в саду.

Аврора выпрямила спину, расправила плечи и услышала, как позвякивают ее серьги, больше похожие на гири. Пусть Мэлгвин поторопится. Она слишком устала ждать. После того как Маркус отказался отправиться с ней в ее новый дом, настроение Авроры резко переменилось: отчаяния уже не было, его сменил гнев. И чем дольше Мэлгвин заставлял ее ждать, тем сильнее зрело в ней чувство ожесточенной ярости. Она постаралась припомнить, как выглядит ее будущий супруг. Но вспомнила только полуулыбку-ухмылку, появившуюся на его лице, когда он выбрал ее. Это было неслыханно! Он обставил все так, что она стала довеском к стаду коров, которых он потребовал в качестве дани!

Аврора услышала за спиной мягкий звук шагов и обернулась. Казалось, ее сердце вот-вот выскочит из груди. Мэлгвин был даже крупнее, чем ей представлялось. Ни один из ее знакомых мужчин не был столь высок ростом. Широкие плечи, длинные руки и ноги, гибкое мускулистое тело. Казалось, все это создавало вокруг него пугающий ореол огромной власти. На боку у него висел меч с рукояткой, украшенной драгоценными камнями, а к поясу был приторочен кинжал. Хоть сейчас он был готов ввязаться в бой. Аврора подумала, что Мэлгвин напоминает дикую кошку, сжавшуюся в комок перед прыжком на свою жертву…

— Леди Аврора, — вежливо поклонился он.

— Мой господин, — выдохнула она. Однако реверанса не сделала. Ей не хотелось давать ему еще одну возможность бесстыдно заглянуть в глубокий вырез на ее груди. А именно на этом вырезе и остановились глаза Мэлгвина. Его взгляд одновременно и волновал, и раздражал ее. В отместку она так же бесстыдно оглядела его с головы до ног.

7
{"b":"10178","o":1}