ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но страх быстро прошел. Светлое радостное чувство охватило ее. Она коснулась рукой своего пока еще плоского живота. Там росло их с Мэлгвином дитя. Все обычные женские признаки свидетельствовали об этом, но сама она поверила в то, что беременна, только увидев Мэлгвина во сне. Тогда она окончательно поняла, что носит в себе его частицу.

Их ребенок… На кого он будет похож? Унаследует ли он темные, почти черные волосы Мэлгвина, его красивые голубые глаза? Внезапно она нахмурилась. Если родится мальчик, то он вполне может быть похож на Мэлгвина. А если девочка? Не станет ли она копией Эсилт? Одна мысль об этом заставила Аврору задрожать. Она не ошиблась в предчувствиях относительно коварства золовки, но удовлетворения от этого не испытала. Она только подумала, как больно будет Мэлгвину, когда он узнает о предательстве сестры. И она не хотела, чтобы ее любимый муж когда-либо еще страдал по вине Эсилт.

Аврора снова выглянула из повозки. Впереди — до самого горизонта — двигалось войско Гвиртерина. Если Гвиртерин и Мэлгвин сойдутся сегодня в смертельной схватке, она сразу же постарается убежать к мужу. Ее присутствие поможет ему победить.

Около полудня Аврора попросила возчика принести ей воды. Она жадно выпила ее и перекусила сушеным мясом и твердым сыром из своего походного мешка. Еда была невкусная, но она сильно проголодалась. Подкрепившись, Аврора почувствовала себя немного лучше, хотя на душе у нее было по-прежнему тяжело.

День выдался солнечным, теплым — явно не по времени года. Они медленно ехали по холмистой равнине. Шагающие впереди воины уходили все дальше и дальше, и Аврора поняла, что ее надежды на побег становятся все более призрачными.

Только ближе к вечеру по обозу пронеслась весть о том, что силы Гвиртерина сошлись с войском Мэлгвина. Битва началась. Из повозки ничего не было видно, и Аврора просто сидела в ней, чувствуя свою бесполезность. А еще ей было очень страшно. Возчик же оставался абсолютно безразличен к происходящему. Аврора решила, что он всего лишь раб, которого — как и Маркуса — ничуть не волновало, кто победит. Единственное, что грозило рабу, — перемена хозяина.

Аврора устало легла на дно повозки и начала молить всех известных ей богов помочь Мэлгвину. С поля битвы до нее доносились ожесточенные крики и звон клинков.

Солнце уже садилось, когда Аврора увидела несущегося во весь опор к повозке всадника. Она встрепенулась — всадник был похож на Элвина. Ну, конечно, это он! Стремительно поднявшись, Аврора спрыгнула с повозки и побежала ему навстречу.

— Элвин, я здесь! — закричала она. — Что происходит на поле битвы? Кто победил?

Поравнявшись с Авророй, молодой воин резко натянул поводья. Вид у него был мрачный, бледное лицо испачкано грязью.

— Это ужасно, Аврора! — с жестокой болью в голосе воскликнул он. — Такой страшной битвы я еще никогда не видел. Ни тому, ни другому войску отступать некуда. — Голос Элвина задрожал. — Сначала мне никак не удавалось обмануть стражника и сбежать, но потом его убили… Мне повезло, что я наконец-то разыскал вас.

— Мэлгвин… — прошептала Аврора, — что с ним?

Элвин покачал головой.

— Его штандарт еще возвышался над полем битвы — я сам его видел. Но что затем произошло — не знаю.

— Мне хочется верить, что я поступила правильно, — еле слышно прошептала Аврора. — Я очень хотела ему помочь…

Неожиданно голос королевы окреп.

— А что же воины моего отца? Они дерутся на стороне Гвиртерина или перешли к Мэлгвину?

Элвин снова покачал головой.

— Не знаю. На поле битвы слишком много пыли… и крови.

— Что же нам делать, Элвин? Я не могу больше здесь оставаться!

Молодой воин с тревогой посмотрел на Аврору, немного помолчал, а потом быстро сказал:

— Мне следовало бы увезти вас отсюда в Вирокониум. Там вы будете в безопасности. Но, — добавил он, еле заметно улыбнувшись, — я знаю, что вы не покинете Мэлгвина… пока он жив.

Аврора схватила Элвина за руку.

— Скорее отвезите меня к нему. Я не могу больше ждать. Если нам и суждено умереть, так пусть мы умрем вместе.

Элвин не раздумывал. Он помог Авроре поудобнее устроиться на седле перед собой.

— Все это слишком опасно, — медленно проговорил он. — Управляйте лошадью, я же буду отражать удары воинов Гвиртерина.

Они поскакали к полю битвы и уже скоро въехали в гущу сражавшихся людей. Их окружили искаженные злобой лица. На земле стонали раненые. Лошадь несколько раз запиналась, не решаясь перешагнуть через убитых. Их пытались остановить, но Элвин, без устали размахивая мечом, с огромной силой и ловкостью отражал удары нападавших. Аврора почувствовала, как на ее лицо брызнула чья-то кровь…

Но вот воины Гвиртерина побежали. Они неслись навстречу Авроре и Элвину, не обращая внимания на двух всадников на одной лошади. В глазах воинов застыл ужас. На земле лежали сотни убитых, раненые громко кричали, некоторые из них корчились в предсмертных судорогах. Авроре захотелось закрыть глаза и заткнуть уши, лишь бы не видеть и не слышать всего этого. Аврора и не подозревала, что картина боя столь ужасна. Трава на поле битвы стала алой. Сюда уже слетались стаи воронов в предвкушении обильного пира.

Наконец Аврора увидела кимврские боевые порядки. Воины Гвинедда наступали единым строем, и в него вливались отдельно сражавшиеся кимвры. Аврора стала искать глазами золотисто-красный боевой штандарт Мэлгвина, но в сгущавшихся сумерках она так и не обнаружила его.

— Где же Мэлгвин? — спросила она, повернувшись к Элвину.

Элвин промолчал. Они ехали дальше, пробираясь сквозь гущу наступавших воинов. Всадников сразу узнали, но никто не окликал и не останавливал их. Лица у воинов оставались бесстрастными, и Аврора стала подозревать худшее.

— Мы должны остановиться, — сказала она. — Надо спросить… Я не могу больше так…

Молоденький безусый воин пожал плечами, когда они поинтересовались у него, где Мэлгвин.

— Не знаю… Кажется, штандарт его упал, но что произошло — не знаю.

— Где ты видел штандарт?

— Вон там, — воин махнул рукой. — Если король жив, он там и должен быть.

Элвин пустил лошадь галопом. В ушах у Авроры засвистел ветер. Скоро они увидели королевский шатер, а у входа в него Бэйлина и Эврока. Вид у них был измученный. Но при приближении всадников они встрепенулись: они не верили своим глазам.

Аврора проворно соскочила с лошади и подбежала к Бэйлину.

— Где король? — закричала она. — Что с ним? Бэйлин, несмотря на усталость, улыбнулся во весь рот.

— Пойдемте, я отведу вас к нему.

Мэлгвин лежал в шатре на ворохе одеял и овечьих шкур. Лицо его было смертельно бледным, но ран на теле заметно не было. Услышав шаги, Мэлгвин медленно открыл глаза и вздрогнул, увидев Аврору. Прошептав ее имя, он с трудом попытался сесть. Аврора опустилась на колени и дрожащими пальцами коснулась его лица.

— Ты ранен, Мэлгвин?

— Да, меч задел бедро. Не могу сидеть на коне.

— Ты такой бледный…

— Знаешь, Аврора, — он нежно сжал ее ладонь, — сегодня я побывал в мире духов и вернулся оттуда только с твоим приходом… Мы потеряли много воинов, войску кимвров нанесен огромный урон, мы долго будем оправляться от него… И еще я был уверен, что ты… погибла.

— Почему ты так думал?

— Мы обнаружили Пэти рядом с шатром Гвиртерина… Я приказал воинам прочесать долину вокруг шатра, где и был убит Гвиртерин, но ни тебя, ни Элвина не нашли. Я почему-то был уверен, что Гвиртерин поместил тебя где-то поблизости с собой и охраняет как заложницу…

Аврора улыбнулась.

— Вряд ли Гвиртерин думал, что ты захочешь моего возвращения. Ему я сказала, что убежала от тебя и что Элвин якобы мой любовник.

Ласковым движением Мэлгвин убрал непокорный локон со лба Авроры.

— Ты просто умница, любовь моя. Но где же сам Элвин?

— Я здесь, мой господин, — ответил Элвин, входя в шатер.

Мэлгвин холодно посмотрел на молодого воина и заговорил раздраженным голосом:

72
{"b":"10178","o":1}