ЛитМир - Электронная Библиотека

Рианнон была столь смущена, что не стала перебивать Таффи, и рабыня беспрепятственно продолжала:

– Да и правду сказать, не зря завидовали. Миледи была высокая и стройная, с пышным бюстом и соблазнительной фигурой. Мужчины так и пожирали ее глазами. Впрочем, немудрено. Она же была романской крови и походила на римлянку. Может, тем и очаровала Мэлгона. Видимо, ему вообще нравятся иностранки, – многозначительно добавила рабыня.

При этих словах Рианнон испугалась. И так не было никакой необходимости лишний раз напоминать ей о ее скромненьком бюсте и почти детской фигурке, о ярком своеобразии ее рыжей шевелюры и веснушках на носу. Вдруг ей подумалось: не нарочно ли собеседница выказывает ей свою неприязнь? Но Таффи стояла за спиной Рианнон, занимаясь ее прической, и потому госпожа не могла видеть выражения лица рабыни, не могла догадаться о ее истинных намерениях. Но все равно, как бы то ни было, надо выведать побольше, решила Рианнон.

– А ты и первой жене Мэлгона прислуживала? – спросила хозяйка.

Таффи рассмеялась:

– Да что вы, тогда я еще возрастом не вышла, служила на побегушках в кухне. Да и леди Аврора была слишком красива и горда, чтобы позволить такой, как я, прикоснуться к ней. Она держала при себе саму леди Гвеназет, которая теперь командует здесь всем хозяйством и распорядилась, чтобы я служила вам. Вообще что правда то правда, я быстрее других могу и дырку заштопать, и прическу сделать.

Болтовня рабыни звучала оскорбительно, но справедливости ради приходилось признать, что девушка была довольно проворна. Таффи расчесала и заплела косы своей госпожи так же быстро, как и справилась с уборкой комнаты. Во всяком случае, Рианнон решила не отказываться от ее услуг. Ей большую часть жизни приходилось исполнять каждую прихоть Нараны, и потому теперь она не могла отказаться от удовольствия иметь собственную служанку. Кроме того, готовность рабыни поболтать о леди Авроре показалась ей довольно заманчивой. Королева чувствовала, что можно еще очень многое узнать о своей предшественнице.

– Ты говорила о первой жене Мэлгона. Он очень любил ее, не так ли?

Рианнон внезапно обернулась и заглянула в серые глаза Таффи, смотревшие внимательно и испытующе. Рабыня медлила с ответом, не зная, чего ей ожидать от этого разговора, а молодая королева поняла, что слишком неумело скрывала свои тревоги. К великому ее облегчению, ответ Таффи прозвучал не насмешливо, а очень серьезно и уверенно:

– Да, он любил ее. Даже, я бы сказала, слишком любил. Едва ли королю позволительно жениться по любви.

Направляясь в большой зал на встречу с Гвеназет и обдумывая слова служанки, Рианнон, как ни странно, успокоилась. Мэлгон не мог польститься на ее прелести, да и вообще не хотел этой свадьбы, но он нуждался в бригантской принцессе совсем по другой причине. Армия, которую давала ему эта женитьба, – вот что оправдывало его решение.

– Как хорошо, что вы уже здесь, – сказала Гвеназет, приближаясь к поджидавшей ее Королеве. – Идемте, я многое должна вам показать.

Экскурсия по крепости началась прямо отсюда, из большого зала, из которого женщины перешли в пекарню, а оттуда – в житницу. Потом, осмотрев кладовки, погреба, пивоварню, маслобойню и только что отстроенную печь для обжига посуды, они, наконец, оказались во фруктовом саду. С любопытством приглядываясь к рядам построек и непрерывно суетящимся вокруг слугам, юная королева старалась не слишком зевать по сторонам, чтобы поспеть за стремительным шагом Гвеназет. Все напоминало о том, что она находится не в обычном лагере племенного вождя, а во владениях могущественного короля. Отец рассказывал ей, что Мэлгону Великому платили дань множество близлежащих рыбацких деревень, окрестных крестьянских и пастушьих хозяйств. А после того как он отвоюет земли во всем Гвинедде, его богатство еще более увеличится.

– Не представляю, как вам удается со всем этим управляться, – заметила Рианнон с нотками почтения в голосе. К тому времени они, наконец, прервали свой обход, чтобы вернуться в пиршественный зал и насладиться полуденной трапезой, состоявшей из ячменных лепешек и меда. – Наверное, приходится помнить обо всем сразу, да к тому же здесь так много слуг, которыми надо распоряжаться.

Гвеназет пожала плечами:

– Я начала помогать отцу по хозяйству, едва мне исполнилось восемь зим. И хотя Диганви гораздо больше нашего имения, но работа та же самая. Вы управитесь, я уверена. Не успеете оглянуться, рабы и прислуга станут подчиняться только вам, как своей госпоже и королеве.

Рианнон отложила надкушенную лепешку.

– Мне? Но я не могу управлять таким количеством людей.

– Да сможете, не беспокойтесь. Как супруге короля вам придется присматривать за хозяйством во время его отъездов.

– Мэлгон собирается возложить на меня заботы о своей крепости?

– Я полагала, что вам тоже захочется этого.

Аппетит покинул Рианнон, и она отодвинула плошку с медом. У нее не просто похитили свободу. От нее ждали, что она взвалит на свои плечи груз обязанностей королевы, тех обязанностей, к которым ее никогда не готовили. Гвеназет нахмурилась:

– Может быть, я слишком многое на себя взяла, посмев что-либо предполагать? Ведь сам Мэлгон никогда не говорил, какую роль он вам отводит. – Лицо ее приняло озабоченное выражение. – Я обязательно поговорю с ним об этом. А сейчас пора заняться другими делами. – Она поднялась и жестом пригласила Рианнон следовать за собой.

– Странно, что ваша матушка не научила вас управлять слугами, – сказала Гвеназет, направляясь в сторону мастерских. – Кимрские девушки с малых лет привыкают к этому.

– Моя мать умерла, а мачеха... Она была слишком поглощена своими сыновьями, чтобы интересоваться мною.

– Простите меня. Я тоже рано лишилась материнского тепла и всю жизнь ощущала это. А ваша матушка, – ласково спросила Гвеназет, – она была бриганткой?

Рианнон покачала головой:

– Нет. Иноземной принцессой. Я очень мало знаю о ней. Кажется, отцу неприятно вспоминать об этом.

– Наверное, она умерла в родах. Мужчины всегда тяжело переживают такое. – И Гвеназет улыбнулась. – Я рада, что Мэлгон женился на вас. Уж слишком долго он горевал о своей первой супруге. Теперь он станет счастливее, к тому же ему очень нужен наследник.

Рианнон отвернулась. Да уж, пока она не очень-то много сделала, чтобы зачать ребенка от своего мужа.

– Ну вот мы и пришли, – весело проговорила Гвеназет, когда они приблизились к ткацкой мастерской. – Мэлгон велел сшить для вас несколько новых нарядов. Так давайте же посмотрим, что тут можно подыскать.

Рианнон последовала за домоправительницей в оживленную комнату. С полдюжины работниц, увидев входящую королеву, улыбнулись и в знак приветствия склонили головы. Освещенное солнцем помещение выглядело совершенно иначе, чем накануне вечером, при свете факела, и Рианнон с большим интересом принялась разглядывать ткани и приспособления, использовавшиеся для рукоделия. Гвеназет быстро направилась к большому сундуку в углу комнаты и начала извлекать из него куски крашеной материи. Отобрав несколько, она стала поочередно прикладывать их к плечам Рианнон, всякий раз прищуриваясь, словно представляя, как будет выглядеть готовое платье.

– Мне нравится этот насыщенный зеленый, и еще голубой, и эта золотистая ткань тоже неплохо смотрится... Шафранный или красный не пойдут к вашим огненным волосам – слишком ярко... Вы лучше смотритесь в мягких красках леса или моря.

С этими словами Гвеназет снова низко наклонилась над сундуком – словно нырнула в него – и вытащила на свет Божий кусок материи мерцающего фиолетового цвета.

– Жаль, он слишком мал, должно быть, остался от чего-то другого. Но вы так миниатюрны, что, возможно, и этого будет довольно. Мэлгон пожелал, чтобы вам сшили хоть одно... особенное платье. Ни одна дама в Диганви не может похвастать нарядом из настоящего шелка.

Рианнон благоговейно уставилась на необычайную ткань, всецело поглощенная мыслью о том, что Мэлгон пожелал одеть ее в столь роскошные наряды.

16
{"b":"10179","o":1}