ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я слыхала о Канедаге. Гвеназет сказала, что благодаря ему ты и я – родственники.

– Хо, хо! Если бы я считал всех его потомков своей родней, то мне пришлось бы называть кузинами большинство принцесс Острова. Старик был весьма жизнелюбив и не пропускал ни одной красотки. Думаю, у меня есть родственники и в Ирландии, и в Британии, и на севере.

– Ну а вы, милорд, много ли ваших сыновей разбросано по королевству?

Мэлгон удивленно взглянул на жену. Чуть нахмурился.

– Да нет, насколько мне известно, у меня нет наследников. Ребенок Авроры умер сразу же, да и второй, рожденный одной из служанок, прожил не дольше законного сына. – Он с сожалением вздохнул. – Иногда меня это беспокоит. У отца было пятеро здоровых сыновей и бессчетное количество бастардов, но, похоже, мое семя не столь плодовито. Чтобы забеременеть от меня, женщине требуется настойчивость и время.

Воодушевленная этими словами королева провела ладонью по огрубевшей щеке мужа. Если он считает, что для зачатия необходимо постоянно спать с нею, то это по крайней мере подольше удержит его в супружеской постели. Так что новость была приятной. Научившись ценить ласки Мэлгона, Рианнон ни за что не хотела разделять их с другой женщиной.

– Ну а отпрыски твоего отца, они что же, все умерли? – спросила она, продолжая гладить его щеку.

– Насколько мне известно, да. Ни один не заявил свои права на престол с тех пор, как он перешел ко мне. Год назад я лишился последней родни.

Когда Рианнон поняла, что речь идет об Эсилт, рука ее дрогнула. Она заглянула в глаза мужа, ища там отражение его чувств, и выражение его глаз глубоко тронуло ее. Может, Гвеназет преувеличивает ненависть Мэлгона к Эсилт?

– А сестры у тебя были? – спросила она и тут же принялась гладить его густые темные волосы.

– Одна. Она умерла прошлой зимой. Мы почти не общались.

Рианнон испытующе вглядывалась в суровое лицо мужа. Осмелится ли она напрямик спросить об Эсилт? Несмотря на всю неприязнь к сестре, ненависть короля, конечно же, утихла теперь, после ее смерти.

– Просто удивительно, какие вещи вспоминаются, когда человек уходит, не правда ли? – пробормотала она, по-прежнему перебирая пальцами завитки его волос. – Я уверена, что ты тоже мог бы припомнить что-нибудь хорошее, может быть, ваши детские игры...

Но Мэлгон резко поднялся с постели, и голос Рианнон оборвался. Лицо короля запылало от гнева.

– Эсилт – мое проклятие! Я счастлив, что она умерла. Надеюсь, что теперь она горит в аду, расплачиваясь за все свои грехи. Моя сестра предала меня, она хотела уничтожить все, что я любил!

Сжавшись в испуге, Рианнон отодвинулась подальше от разъяренного мужа. Еще никогда ей не приходилось видеть его в таком гневе. Но даже теперь она чувствовала, что должна успокоить его, дать ему понять, что Эсилт в конце концов очень жалела о своих поступках.

– Может быть, ты не понял ее намерений, – прошептала королева. – Она не могла желать тебе зла.

Мэлгон прищурился:

– Но ты же ничего об этом не знаешь, не так ли? Ну конечно, нет. Фердик и не подумал бы рассказать тебе, как они вместе с моей драгоценной сестричкой замышляли отнять у меня королевство.

Рианнон сникла. Не стоило углубляться в эту тему. Гвеназет была права: ненависть Мэлгона к сестре не знает границ, и он никогда не станет слушать слов в ее защиту.

– Я расскажу тебе, как было дело.

Мэлгон облокотился на спинку кровати, на его лице появилось сосредоточенное выражение. Лишь пальцы, теребившие краешек одеяла, выдавали внутреннее волнение.

– Той осенью я женился на Авроре. Отец Фердика, твой дед Кунедда, попросил меня помочь ему в войне с пиктами. Мы с ним были давними союзниками, и потому я отправился в Манау-Готодин и включился в преследование неуловимого врага, который упорно избегал битвы с нами. – Мэлгон поднял на жену сверкающие глаза. – Тем временем Гивртейрн, вождь одного из восточных племен, собрал огромное войско и приготовился вторгнуться в Гвинедд. Не предупреди меня Аврора, я мог бы вернуться к тому моменту, когда моих подданных угнали бы в плен, а королевство стерли с лица земли. Но жена передала мне слухи об этих кознях. Вернувшись, я обнаружил их источник – им оказался очередной любовник моей сестры, Эсилт похвасталась ему своими планами. Помочь ей должны были Гивртейрн и Фердик.

Увидев, что лицо Мэлгона превратилось в маску неизбывной боли, Рианнон затаила дыхание. Совершенно очевидно, что ярость не была тем единственным чувством, которое вызвало в нем предательство Эсилт. Измена некогда любимой сестры оставила в его сердце глубокую незаживающую рану.

Мэлгон внезапно отвернулся, словно угадав, что жена читает его мысли. Он подобрал с пола свою рубаху и набросил ее на плечи.

– План был хитроумным, – продолжил король. – Оказалось, что рейдами в Манау-Готодин баловались вовсе не пикты, а подкупленные самим Фердиком люди. Якобы для борьбы с внешними врагами Фердик потребовал у Кунедды половину всех войск и отправился на север. На самом деле он собирался установить свою власть над землями отца и стать королем бригантов. Меня же требовалось вовлечь во все это, чтобы окончательно сбить Кунедду с толку. А тем временем Гивртейрн ждал, когда я поглубже увязну в погоне за врагом на севере, чтобы с легкостью завладеть моим королевством. Фердик, Гивртейрн, моя сестра – они вместе придумали все это. Они хотели поделить Гвинедд между собой, но их планы провалились, – продолжал Мэлгон с усмешкой. – Получив сообщение от Авроры, я немедленно вернулся домой, собрал воедино все силы и направился на восток. Мы столкнулись с Гивртейрном на равнине. Битва была кровавой. Я потерял много людей – воинов, которых никогда и никем не заменить. Гивртейрн был убит, а коварный план расстроен. Аврора успела предупредить и Кунедду. Он тоже собрал армию и двинулся на север, чтобы встретиться с сыном, но Фердик бежал в дикие леса. – Мэлгон тяжко вздохнул. – В конце концов, Кунедда отказался от мысли покарать наследника. Он принял его вместе с остатками войска, а когда спустя два года старик умер от лихорадки, Фердик стал королем. Наверное, даже твоя бабка предпочитает помалкивать о том, что замышлял в свое время ее сын?

Рианнон не ответила. Мэлгон погрузился в раздумья.

– Ты уверен, что твоя сестра действительно принимала участие во всех этих кознях? – спросила Рианнон. – Похоже на то, что Гивртейрн с моим отцом – оба отъявленные негодяи.

Мэлгон пристально взглянул на жену.

– Я уверен. Они не смогли бы додуматься до такого без Эсилт, к тому же она хвастливо заявила своему любовнику, что я непременно буду повергнут.

– Но этот человек мог лгать.

Мэлгон покачал головой.

– Он знал, что я собираюсь его убить, так что своей ложью он ничего не выигрывал. Кроме того, сама Эсилт вела себя как виновная. Еще в то время, когда я шел на битву с Гивртейрном, она бежала на север и присоединилась к Фердику.

– Но почему она так поступила? – допытывалась Рианнон. – Ведь в этом предательстве нет никакого смысла. Ни от моего отца, ни от Гивртейрна Эсилт – женщина – никогда не получила бы и тени какой-либо власти.

– Она сделала это из-за своей ненависти к Авроре! – Голос Мэлгона дрогнул. – Едва только сестра узнала, что я собираюсь удостоить чести стать моей женой иностранную принцессу, она взревновала и поклялась не допустить этого любым способом.

Рианнон задумалась над этими словами. Эсилт презирала Аврору – это правда, но разве прав Мэлгон, говоря, что она готова была на все? О нет, уничтожить любимого брата – для нее это было немыслимо. Ее вероломство должно объясняться как-то иначе.

Мэлгон с улыбкой взглянул на жену.

– Ты и в самом деле очень мягкосердечна, Рианнон, и я думаю, что твой добрый нрав заставляет тебя искать оправдания подлостям других людей. Однако ты не найдешь, как ни старайся, оправданий тому, что сделала моя сестра. Она была порочна до глубины души.

Рианнон открыла рот, собираясь что-то возразить, но Мэлгон прикрыл ее губы ладонью.

27
{"b":"10179","o":1}