ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заповедник потерянных душ
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Все, что мы оставили позади
Сколько живут донжуаны
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Обязанности владельца компании
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Дар или проклятие
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство

– Признаться, я совершенно не голодна, – сказала Рианнон, ласково глядя на мужа. – И если Рину лучше, то почему бы нам не вернуться в постель? – Она лукаво улыбнулась.

Нижняя челюсть Мэлгона едва не отвалилась; он в изумлении уставился на супругу. Рианнон-соблазнительница – такого еще не было. Особенно неожиданно столкнуться с этим теперь, когда он думал, что потерял ее навеки. Король не сразу сообразил, что же ответить.

– Ну да, я тоже думаю, что по нам не станут скучать, – пробормотал он.

Сопровождая Рианнон в спальню, Мэлгон крепко обнимал ее. Когда же они переступили порог, она легонько оттолкнула его и начала раздеваться.

Муж смотрел на нее и диву давался. Это казалось невероятным: Рианнон, ничего толком не объясняя, вновь ждет его в своей постели. Но тут сомнения зашевелились в его голове; уже полураздетый, король нерешительно взглянул на супругу. Почему же она так долго избегала его? Почему теперь вдруг изменилась? Казалось, еще немного, и он задаст эти вопросы.

Рианнон повернулась к кровати. Ее яркие локоны соблазнительно струились по обнаженным ягодицам. И Мэлгон отбросил свои сомнения. Какая разница, что повлияло на ее решение? Была ли то обычная женская прихоть, или после поездки на родину к ней на время вернулась боязнь близости с мужчиной – теперь все это не имело значения. Она снова желает его – вот что главное.

Мэлгон, наконец, разделся и забрался в холодную, измятую постель. Притянув к себе стройное тело жены, он почувствовал, что она тихонько дрожит, и его вновь посетили сомнения. Неужели опять этот проклятый страх перед близостью? Не вырвется ли она в самый жаркий момент?

Но тут Рианнон повернулась к нему и прижалась грудью к его крепкому торсу. И тотчас сомнения оставили его. Мэлгон удовлетворенно заворчал, ощутив, как тепло нежного тела воспламеняет его. Потом взял ее лицо ладонями и крепко поцеловал. Аромат леса, который так ему нравился, обволакивал ее волосы, маленький розовый рот и холодную белую кожу.

Король затрепетал и развел ее ноги в стороны. Это было чистым безумием, но он не мог больше ждать. Словно желая твердо убедиться, что она и в самом деле намерена принять его, Мэлгон закрыл глаза и направил свое копье прямиком в нежное шелковистое отверстие. И поскольку Рианнон не напряглась и не начала вырываться, он ударил в нее еще сильнее, проникая еще глубже, Затем запрокинул голову и глубоко вздохнул.

О Рианнон! Она снова принадлежала ему.

Глава 18

Она снова бредет по темному, мрачному лесу в Манау-Готодин. Рядом– Алевенон. Он рассказывает о свойствах попадающихся на пути трав, а тем временем все дальше и дальше уводит ее от лагеря. Наконец они оказываются в глубине дубовой рощи, на поляне, полностью скрытой от света кронами огромных деревьев. Алевенон выводит ее на середину и приказывает раздеться.

Она понимает, что произойдет в следующую минуту, но не находит в себе сил бежать. Она парализована, тело ее неподвижно, как эти дубы, окружающие поляну. Она в ужасе наблюдает, как Алевенон достает из рукава белой рубахи маленький острый нож. Серповидное лезвие сверкнуло в лунном свете, случайно просочившемся сквозь ветви.

Алевенон угрожает ей. «Я собираюсь очистить тебя, – говорит он.– Это необходимо. Иначе боги тебя не примут».

Нож рассекает ткань ее платья. Холодное лезвие задевает кожу, она чувствует острую боль, и кровь, брызнувшая из раны, орошает лицо и белые одежды чародея. Онахочет закричать, но голос не слушается ее– так же, как и ноги. Нож снова и снова вонзается в ее тело.

Рианнон с криком проснулась, но ощущение металла, пронзившего ее плоть, так и не исчезло. В животе словно ковырялись острым серпом. Вся кожа ее покрылась потом, а боль усилилась настолько, что она почувствовала сильнейшие позывы тошноты. Рианнон попыталась выбраться из постели, но комната закружилась... Наконец ей с великим трудом удалось добраться до ночной вазы. Тут ее вырвало, и она улеглась прямо на полу, более не в состоянии пошевелиться.

Рианнон закрыла глаза; она только теперь осознала, что с ней произошло. Уже третий день подряд она принимала отвар из корней мари. Вкус был отвратительный, как всегда, только на сей раз лекарство повредило желудку. Она сразу улеглась в постель в надежде, что после небольшого отдыха дурнота пройдет. Улеглась – и заснула, к тому же увидела жуткий сон.

Рианнон содрогнулась. Снадобье оказалось ядовитым, или же она приняла слишком большую дозу? Но уж теперь-то, после того как желудок сам освободился от отравы, конечно, придет облегчение.

Но боль внезапно вернулась. Она вгрызалась в живот, проникала все глубже, впивалась острием в спинной хребет. Рианнон корчилась в судорогах. Колени ее дрожали, внутренности конвульсивно сжимались. Пот струями стекал на пол, особенно мокро было между ногами. Она посмотрела туда и увидела, что платье ее почернело от крови.

Рианнон подавила крик и потеряла сознание.

– Ну как она? – голос Мэлгона был хриплым, а синие глаза потемнели от тревоги.

– Теперь получше. – Бледдрин потрепал его по плечу. – Она еще совсем молода и крепка, мой король, а потеря ребенка в такой ранний срок не так уж опасна.

– Но столько крови... – Мэлгон тряхнул головой, пытаясь отогнать жуткое воспоминание.

– Сразу видно, что вам не приходилось присутствовать при родах. Там крови не меньше.

– Я и не думал, что выкидыш может причинить такую боль.

– Просто она сильно перепугалась, к тому же, несомненно, расстроена утратой ребенка. Рианнон – очень тонкая натура, может, даже слишком. Но все перемелется.

Мэлгон порывисто ухватился за руку Бледдрина.

– Ты уверен?

Толстенький лекарь пожал плечами.

– Кровотечение остановлено. Когда она окрепнет, я думаю, не будет препятствий к новой беременности. – Он повернулся, собираясь уходить. – Пусть отдохнет хорошенько, и к утру ей станет намного лучше.

Бледдрин сделал несколько шагов, но тут ему вновь пришлось задержаться. На сей раз его остановила Гвеназет, шедшая ему навстречу.

– Как королева?

– Я уже объяснил королю, что она в полном порядке, насколько это возможно после подобного. У нее выкидыш, но совсем не опасный.

– Отчего она потеряла ребенка?

Бледдрин зевнул.

– Она совсем худенькая. Возможно, еще не вполне готова к тому, чтобы носить плод.

– Таффи говорила, что Рианнон рвало.

– Может, это от лихорадки, а может, просто съела что-нибудь несвежее. Это вполне могло привести к выкидышу, хотя я сомневаюсь. – Он в раздражении поглядел на свою собеседницу. – Если вопросов больше нет, то я отправляюсь спать.

Гвеназет провожала взглядом шедшего по двору лекаря. Слова Бледдрина весьма ее озадачили. Ведь она и не подозревала, что Рианнон беременна, а вот теперь королева потеряла дитя. Все это было слишком неожиданно.

Гвеназет на цыпочках вошла в королевскую опочивальню. Здесь царила полная тишина. Рианнон крепко спала и даже не пошевелилась, когда домоправительница приблизилась к кровати.

Увидев на столике какую-то чашу, Гвеназет поднесла ее к лицу и понюхала оставшиеся на донышке капли темной жидкости. Пахло омерзительно; женщина поморщилась и глянула в сторону спящей.

В опочивальню вошел Мэлгон, и домоправительница сочувственно улыбнулась ему:

– Мне очень жаль, мой король. Я ведь даже не знала, что она ждет ребенка.

Мэлгон покачал головой.

– Я тоже не знал, – молвил он, усаживаясь на скамеечку подле кровати.

Гвеназет поправила одеяла Рианнон и вышла из комнаты.

Из четверых его детей выжил только один ребенок?

46
{"b":"10179","o":1}