ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почувствуй,что я рядом
Что я знаю о работе кофейни
Кайноzой
Татуировка цвета страсти
Прочь от одиночества
Метро 2033: Уроборос
Осень
Восхождение в горы. Уроки жизни от моего деда, Нельсона Манделы
Соблазненная по ошибке

Старый воин направился к лестнице, ведущей вниз.

– Надо сообщить жене о том, что я уезжаю на север, – сказал он.

– Надеюсь, вы отправляетесь завтра утром?

– Конечно. Нам всем не терпится поскорее уладить это дело.

Мэлгон кивнул и отвернулся.

Бэйлин, спустившись с башни, задрал голову и еще раз взглянул на короля, стоящего наверху. Высокий силуэт Мэлгона отчетливо вырисовывался на фоне багрового заката.

Глава 3

Ожидая доклада Бэйлина и Риса, только что вернувшихся из Манау-Готодин, Мэлгон сидел в палате совета и нервно вертел в пальцах гусиное перо. Последние события требовали скорейшего заключения союза с бригантами. Роддери, вождь соседнего племени, чьи земли лежали к западу, дерзнул убить двух дозорных Мэлгона. И вот тут-то Дракон в полной мере ощутил, что планы его столь же безнадежны, сколь уязвимо ничтожное войско кимров. И так будет, покуда он не сумеет собрать дополнительные силы.

Сообщения из Лондиниума – отдаленных земель на юго-востоке – также были неутешительны. В Британию вернулась желтая лихорадка – та самая болезнь, что опустошила его земли несколько лет назад. Если зараза доползет до Гвинедда, она может похоронить его мечты об объединении страны: там, где хозяйничает смерть, король бессилен.

Наконец, посланники появились перед своим повелителем. Мэлгон подавил вздох облегчения.

– Итак, – начал он, – кто из вас будет говорить?

Бэйлин кивнул Рису.

– Начинай, – промолвил он. – Ты лучше понимаешь бригантское наречие. Объясни королю, что предлагает Фердик.

Рис пожал плечами и начал так:

– Ахлен верно передал слова своего сюзерена. Король бригантов хочет, чтобы мы снова стали союзниками, чтобы возобновили договор, который ты заключил еще с его отцом. Он полон решимости предоставить свои отряды в обмен на твою готовность помогать ему и при необходимости оказывать поддержку.

Мэлгон скептически приподнял бровь:

– И это все?

– Нет.

– Что же еще?

Гонцы, опасливо переглянулись. Бэйлин отважился принять удар на себя:

– Фердик хочет, чтобы ты женился на его дочери.

– Что?

– Он желает скрепить договор брачными узами между тобой и принцессой бригантов.

Мэлгон остолбенел. Он никак не ожидал такого поворота событий.

– При чем тут еще эта девчонка? – резко спросил он. – Ты ее видел? Она хотя бы достаточно взрослая, чтобы выходить замуж?

– По правде говоря, она еще очень молодо выглядит, – ответил Бэйлин.

– Но все-таки не малолетняя, – быстро вставил Рис. – Я думаю, она вполне симпатична и привлекательна. Нельзя сказать, что Фердик спихивает тебе залежалый товар.

Мэлгон почувствовал, что голова у него идет кругом. Сам Фердик несколькими годами младше его. Каким образом у него могла быть взрослая дочь?

– Так вы хотя бы убедились, что это его собственная наследница? – король.

– Ей уже минуло семнадцать зим, а самому Фердику около тридцати двух. – Рис говорил быстро, уверенным голосом, как человек, привыкший слово в слово передавать чужие слова. – Ему вот-вот должно было исполниться пятнадцать, когда он зачал это дитя. Важно, что он и вправду признает ее своей дочерью. Я все время был начеку, ловил каждое неосторожно сказанное слово, каждый намек, и мне показалось, что это не ложь, – девушка действительно жила при дворе. Мать ее умерла, но Фердик утверждает, что она была благородного происхождения.

Мэлгон тяжело откинулся на высокую спинку романского кресла. Он знал, что Фердик сумеет в последний момент как-нибудь подсолить свое предложение, но такого ожидать никак не мог. В то же время он понимал, что подданные никогда не простят своему королю, если он упустит возможность вернуть владения лишь потому, что слишком щепетилен в отношении нового брака.

– Я должен обдумать это, – заявил Мэлгон. – Вы свободны.

Рис встал и быстро вышел из комнаты, но Бэйлин не двинулся с места, продолжая глядеть прямо на короля.

– Чего тебе еще? Я сказал, что мне надо подумать.

Бэйлин пожал плечами:

– Возможно, твои мысли потекут легче, если ты поделишься ими с верным другом.

Мэлгон вздохнул:

– Ты прав. Может быть, мне действительно надо обсудить это с тобой. – Внезапно он поднялся с кресла. – Фердик загнал меня в угол. Похоже, он прекрасно понимает, чего я больше всего боюсь, и именно потому толкает меня на этот шаг.

– Неужели тебе до такой степени противна мысль о женитьбе?

– Да, именно так.

– Но почему? Я знаю, как тяжело было потерять Аврору, но надо же понемногу забывать о прошлом. Тебе нужен наследник, Мэлгон. Ты слишком любишь Гвинедд, чтобы после своей смерти оставить его на произвол судьбы.

– Ты совершенно прав, но от этого мне не легче. К тому же дело не в одной женитьбе. Видишь ли, я не доверяю Фердику. Чего он добивается на самом деле? Если ему нужна моя помощь, как он говорит, то у меня слишком мало воинов, чтобы можно было серьезно на них рассчитывать. В настоящее время он нужен мне больше, чем я ему. А Фердик не такой человек, чтобы остаться в убытке.

– Поскольку речь шла о родственных связях между Кимрами и бригантами, то я подозреваю, что он надеется таким способом хотя бы косвенно причаститься к власти над южными землями. Возможно, лелеет мечты о том, что его собственный внук когда-нибудь станет править всей западной частью Британии. И еще: мне показалось, что Фердик искренне сожалеет о вашей размолвке.

– Раскаивается в своем пособничестве гнусным замыслам Эсилт? Сомневаюсь. Скорее уж они опять что-нибудь придумали против меня.

Бэйлин замялся. Потом вдруг решительно выпалил:

– Мэлгон, ты должен это знать. Прошлой зимой Эсилт умерла от грудной простуды.

Король подался вперед. Он почувствовал, как в одно мгновение краска покинула его лицо, и тут же спохватился, как бы Бэйлин не подумал, будто он огорчен. О нет, никакой жалости к Эсилт! Лишь удивление, не более того. А это гадкое ощущение под ложечкой – оно не имеет ничего общего со скорбью о ее смерти.

– С тобой все в порядке?

– Разумеется. – Мэлгон постарался взять себя в руки.

– Может быть, теперь твой гнев покинет тебя, и ты сможешь начать новую страницу с заключения этого союза. – В голосе Бэйлина зазвучали знакомые беззаботные интонации. – Эсилт умерла, и больше нет смысла помнить о былых неприятностях. Кто знает, вдруг Фердик испытывает то же самое? Может, и ему бы хотелось разделаться с прошлыми ошибками и начать все заново.

Мэлгон встряхнулся. Нельзя так расслабляться. Понятно, что он испытывает теперь чувство облегчения, но смерть сестры частное дело. По сути оно мало на что влияет. Он ответил так:

– Фердик не переменился. Этот сукин сын всегда был интриганом. Не забывай, как он замышлял убийство собственного отца.

– Пожалуй, я согласен, что бригантский король – бесчестный человек. Но мы все-таки нуждаемся в его войске. И нельзя больше откладывать с нашими претензиями на Гвинедд, но при этом мы находимся почти в безнадежном положении, так что в союзе с бригантами нам просто нечего терять.

«Нечего терять», – нахмурившись, подумал Мэлгон. Это Эсилт довела его до такого отчаяния. Если бы не ее предательство, он никогда не потерял бы Гвинедда. Усилием воли Дракон заставил себя вернуться к безотлагательным делам.

– Итак, невеста, говоришь? И недурна собой? Ну, рассказывай, как она выглядит.

– У нее рыжие волосы, какие, впрочем, и должны быть у дочери Фердика. Но она мала ростом, что, конечно, довольно неожиданно.

– Мала ростом?

– Да, она похожа на худенькую девочку.

– Ну а лицо? Какого цвета у нее глаза?

– С оттенком голубого, не такие ярко-зеленые, как у Фердика. Она вообще не очень похожа на него, если не брать во внимание рыжие волосы. Черты лица мелкие, но правильные, зубы белые. – Бэйлин пожал плечами. – Ну, что еще можно добавить? Мне она показалась просто хорошенькой, но Бог знает, что именно привлекает мужчину к какой-нибудь единственной женщине?

7
{"b":"10179","o":1}