ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Резидент
Аргентина. Лонжа
Неправильный бизнесмен
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
Умный сначала думает. Стратегии успеха для интровертов
Дурная кровь
Анатомия счастья
Перекресток
Пилигримы спирали

Вконец смутившись, Рианнон поглядела на мужа, потом вновь повернулась к Гаврану. Он был красивым мужчиной, сложением тела и цветом кожи походившим на Фердика, однако не обладавшим той надменностью, которая так портила прежнего бригантского короля. «Нет сомнения в том, что его сыновья столь же щедро наделены красотой и великодушием», – подумалось королеве. Такого свекра, как этот, надо еще поискать. Но все же его настойчивость пугала Рианнон. Разве ее дети не могут сами выбирать свою судьбу? Неужели и ее дочери суждено пройти путь своей родительницы, став разменной монетой в политической игре? Но, словно прочитав мысли королевы, Гавран сказал:

– Я обещаю вам, что девушку не станут неволить, и если она не найдет достойного среди моих детей, то я не посмею настаивать. Все, о чем я прошу, – это чтобы вы прежде других вспомнили о моем предложении.

Видя прямо перед собой этот умоляющий взгляд, Рианнон еще сильнее смутилась. Но все же она закрыла глаза и прислушалась к тому внутреннему голосу, что уже не раз подсказывал самые мудрые из возможных решений. На сей раз голос молчал, зато перед нею поплыли образы. Те самые, что явились в ту страшную ночь в море, когда она собиралась умереть. Тогда она видела не только хрустальные замки и голые поля, но еще и королевских детей, игравших в лесу на поляне. Все они были голубоглазыми и стройными, одни – темноволосыми, другие – рыженькими. И среди них насчитывалось целых три девочки. Рианнон распахнула глаза и глубоко вздохнула:

– Это обязательно должна быть старшая дочь, Гавран, или вас устроит любая?

Бригант от души расхохотался. Отпустив руки королевы, он поднялся с колена. Затем обернувшись к Мэлгону, с наигранным сочувствием поглядел ему в лицо.

– Не пойму, как ты терпишь все это, приятель. При одной мысли о том, что можно быть женатым на женщине, которая видит будущее, меня бросает в дрожь. Неудивительно, что ты остаешься преданным мужем. Как только тебе придет в голову улизнуть, Рианнон живенько приберет тебя к рукам.

– Но я же вовсе не колдую, – запротестовала королева. – Эти предвидения являются как обрывки сна. Я даже не уверена, что все так и будет. – Она указала пальцем на свой живот. – И потом, я предпочитаю сначала положенные десять лунных месяцев выносить сына и пройти через родовые муки, а уж потом думать о дочерях.

– Так это мальчик? – донесся с другого конца комнаты голос Мэлгона.

Рианнон нахмурилась и медленно кивнула:

– Думаю, да. Я не уверена, но мне показалось, что самым высоким в моем видении был мальчик.

– На кого он похож, на тебя или на меня?

Рианнон поглядела на мужа и поняла, что он дразнит ее – Мэлгон улыбался.

– Бессовестный, – проворчала королева. – Ты смотри, о чем спрашивает. Некоторые вещи должны быть неожиданными даже для отца.

– Ну а я должен наконец оставить миледи в покое. – Гавран снова поклонился и направился к дверям. Здесь он задержался, дружески подмигнул Рианнон и вышел.

Она легла на спину и устало вздохнула:

– Ну не знаю. Наверное, зря мы не рассказали ему правду. Нечестно будет отдавать свою дочь бедняге в невестки, ведь во мне самой нет и капли крови Фердика.

– Что ж с того? Пускай думает, что породнился с династией самого Канедага, и радуется. Мы-то с тобой хорошо знаем, что королевская кровь вовсе не имеет никакого значения. – Мэлгон подошел к постели, глаза его заволокло синим туманом. – С тех пор как я узнал правду о твоем отце, я часто думал, что именно от этого юного ирландца ты получила в наследство нежность и добросердечие. Неплохо бы многим королевским фамилиям разбавить свою кислую кровь твоей благословенной силой жизни.

– Силой жизни? – Рианнон наматывала локон волос на палец и глядела на своего красноречивого супруга с истинно королевской надменностью. – Если ты сейчас же не принесешь мне поесть, то боюсь, моя жизненная сила очень тебя разочарует. Клянусь, я так голодна, что могу устроить сцену, достойную твоей собственной огненной ярости.

Мэлгона вдруг будто кто-то ударил. Он заторопился к двери, бранясь и размахивая руками на ходу.

– Черт бы меня побрал! Совсем старый дурень спятил! Вот так заботливая служанка из меня получилась! Едва не заморил тебя и ребенка голодом!

При виде метнувшегося во двор мужа Рианнон лениво, уютно улыбнулась. Не прошло еще и года, как она вышла замуж за грозного короля кимров. Просто удивительно, как он изменился с тех пор.

Еще более удивляли ее собственная зрелость и уверенность в себе. Всего лишь год назад она бы стояла где-нибудь в темном уголке, наблюдая за беседой Мэлгона с Гавраном. Сегодня же бригантский король нарочно пришел сам, чтобы, преклонив колени, искать ее милости. «И ведь дело не только во всесильной Богине», – подумала Рианнон. Она королева по праву. Несмотря на все грехи и падения Эсилт, мать сумела увидеть будущее своей дочери. Пока есть дыхание в этом хрупком теле, Рианнон всеми силами будет помогать Мэлгону нести нелегкое бремя королевской власти.

Глава 34

Ей необходимо видеть Мэлгона! Мысль эта внезапно посетила Рианнон в крепостном дворике. И, не теряя времени, она быстро пошла к воротам.

Выйдя из стен Диганви, Рианнон ненадолго остановилась, чтобы отдышаться. Для нее, прежде хрупкой и стройной, первый ребенок оказался довольно тяжелой ношей. Но в беременности была и своя выгода: ни разу за всю зиму Рианнон не замерзла. Вот и сегодня она не боялась пуститься в путь до самой тренировочной площадки в одной только легкой накидке. Ребенок, казалось, согревал изнутри тело будущей матери – так же как думы о нем согревали ее сердце.

Дорога к заснеженному лугу, где махали мечами и метали копья Мэлгон и его воины, сегодня показалась ей особенно длинной. При каждом шаге кости таза и спины болели и ныли. Рианнон даже подумалось, стоило ли так мучиться ради того, чтобы удовлетворить мимолетную прихоть немедленно найти мужа?

Но, приблизившись к цели своего путешествия, она распрощалась с последними сомнениями. Стояла не по-зимнему теплая погода, и многие воины сбросили рубахи. При виде такого количества мускулистых и блестящих торсов Рианнон охватило смутное беспокойство. Если она верно предвидела будущее, то скоро и ее мальчик, который сейчас еще дремлет в животе, примет участие в тренировках на этом самом поле; и его темные волосы и стройный стан заблестят от пота, когда он возьмет в руки меч.

Улыбаясь, Рианнон бросила взгляд на тот край луга, где мудрый Гарет объяснял юношам, как правильно держаться в седле, чтобы не свалиться во время атаки. Мэлгон был среди наблюдателей; он стоял, облокотившись на меч, и его широкая голая спина поблескивала под лучами бледного зимнего солнца.

Королева зашагала по краю ристалища. Никогда она не устанет любоваться той мягкой, животной грацией, с которой он двигался. Красота его фигуры вновь пробудила в ней желание.

Король повернулся к своему собеседнику, и Рианнон залюбовалась своим мужем. Мэлгон отрастил на зиму бороду, подчеркивающую благородство его профиля и синеву пронзительных глаз. Она подошла ближе и во все глаза смотрела на красавца мужа. Хотя на поле было довольно много людей, но ей казалось, что их только двое: она и Мэлгон. Вдруг он запрокинул голову и расхохотался. У Рианнон перехватило дух. Мэлгон прожил на свете уже тридцать четыре зимы, но годы не стерли его красоты.

Снова боль в животе потрясла королеву. Она заставила себя дышать медленно и ровно, покуда спазм не прошел. И все же беспокойство не оставляло ее. А может, и впрямь дитя засобиралось на свет на две недели раньше срока? Младенец действительно был нетерпелив, судя по тому, как он вертелся и кувыркался в животе, едва научившись шевелиться. «Должно быть, все-таки мальчик, – с кривой от боли улыбкой подумала Рианнон. – Только непоседливому мужчине захочется поскорее покинуть мирную колыбель и вступить в этот яркий, холодный, негостеприимный мир».

Мэлгон внезапно обернулся и перехватил ее взгляд. Рианнон почувствовала, что меж ними образовалась какая-то невидимая связь. Она в восторге смотрела на мужа. Вот ее половина. Она будет любить его, пока звезды в небе не сгорят дотла и море не пересохнет.

89
{"b":"10179","o":1}