ЛитМир - Электронная Библиотека

Это его земля, и он не может ее предать. Он сделает все, что нужно для блага королевства: женится на этой иноземке, заставит себя разделить с нею ложе, получит от нее потомство. Он постарается не причинять ей зла только из-за того, что она дочь Фердика, но полюбить ее... на то надежды нет. Время любви уже прошло. Это раньше, будучи молодым и здоровым, он годился для таких чувств.

Теперь же ясно, что единственной его любовью навсегда останется Гвинедд.

Мэлгон направился к крепости, где люди с нетерпением ожидали его решения.

На побережье спустилась дымка, и хотя лето еще не прошло, воздух был холоден. Когда король уже подходил к воротам, облако тумана колыхнулось под дуновением ветра, но вскоре снова сгустилось. На какой-то миг Мэлгону показалось, что его окутало чем-то осязаемым, словно вокруг обвились руки самой Судьбы, чтобы наполнить его новыми силами. Дымка закрутилась вокруг него, а затем расступилась, открывая взору деревянные стены крепости.

Глава 4

Уже почти стемнело, когда часовой оповестил о приближении большого обоза. Услышав об этом, Мэлгон быстро поднялся на надвратную башню. В сгущающейся темноте он мог разглядеть лишь вереницу людей и лошадей, движущуюся по прибрежной дороге. Их поздний приезд внушал королю неприятные ощущения, и он ненадолго задумался, прежде чем отдать приказ отворить ворота. Мэлгона не оставляла мысль о том, что это удобный случай для вероломного нападения. Но, с другой стороны, он понимал, что и так уже очень далеко зашел, доверяясь Фердику, а значит, должен и дальше верить ему, и потому приказал впустить бригантов в крепость.

Даже при свете факелов Мэлгон тотчас же узнал старого знакомого. Король бригантов мало изменился за те восемь зим, что они не виделись. Его длинные рыжие волосы, как и прежде, отливали золотом, надменное лицо было все так же красиво, а самодовольная улыбка незамедлительно вызвала у Мэлгона, подошедшего, чтобы лично встретить гостей, знакомое чувство отвращения. Тем не менее он произнес, как и подобало радушному хозяину:

– Приветствую тебя, Фердик, король бригантов. Рад видеть тебя в Диганви. Надеюсь, ты разделишь с нами трапезу и мы отпразднуем заключение мира.

– Мы рады воспользоваться вашим гостеприимством, – ответил Фердик, все так же мерзко улыбаясь. – Мы отужинаем вместе с вами в знак возобновления дружбы между нашими народами.

Остальные бриганты начали спешиваться, и слуги подошли, чтобы принять лошадей и показать чужеземным рабам, куда нести поклажу. Мэлгон не удержался, чтобы не бросить любопытного взора за спину Фердика, глазами отыскивая среди вновь прибывших свою будущую жену. «Она должна быть где-то здесь», – подумал он с тревогой.

Похоже, Фердик угадал его мысли, потому что тут же указал на обоз за своей спиной и спросил, не желает ли Мэлгон поглядеть на принцессу. И король Гвинедда проследовал за своим гостем туда, где на лохматом сереньком пони сидела крохотная фигурка. Капюшон плаща, предохранявший лицо принцессы от ночной сырости, был низко опущен, так что Мэлгон увидел лишь силуэт девушки и ее тонкие руки, державшие поводья.

– Король Мэлгон, представляю вам мою дочь, принцессу Рианнон.

Хозяин поклонился гостье, затем помог ей слезть с лошади. «Она легкая и хрупкая, как ребенок», – подумал он, опуская ее на землю. Теперь, когда девушка стояла перед ним, ее голова едва доходила ему до середины груди. Король поглядел вниз, на свою невесту, полагая, что теперь она откинет капюшон и покажет свое лицо. К превеликому его удивлению, Рианнон не шелохнулась. Он подождал еще мгновение, и любопытство возобладало над вежливостью: взявшись рукой за широкий капюшон, Мэлгон стянул его с головы девушки.

Бэйлин не обманул, она была красавицей: бледное с тонкими чертами лицо, прямой, чуть веснушчатый нос, маленький рот и огромные яркие глаза. Но, несмотря на свою очевидную юность, принцесса Рианнон не показалась королю по-детски наивной. Пытливые глаза следили за ним с настороженностью. Девушка на мгновение перехватила его взгляд, затем длинные ресницы опустились. Мэлгон пристально рассматривал это узкое лицо, тщетно отыскивая сходство с Фердиком. Слава Богу, так и не отыскал. И все же она напоминала ему кого-то...

Он окинул взглядом ее фигуру, скрытую складками широкого плаща. Будущий тесть, заметив его взгляд, рассмеялся:

– Я и не подозревал, что ты такой нетерпеливый жених. – Тут он кивнул дочери: – Сними-ка плащ, Рианнон. Покажи суженому, что он приобретает в результате нашего соглашения.

Казалось, она еще больше побледнела, но все же сделала быстрое движение, повинуясь отцу и собираясь скинуть плащ.

– Нет! – вдруг резко остановил ее Мэлгон. – Это совсем не обязательно. Я уверен, что буду удовлетворен.

Фердик кивнул:

– Ну, идем же в пиршественный зал. Пора перекусить и побеседовать.

Одна из женщин увела принцессу Рианнон, а Мэлгон проводил знатного гостя в большой зал. Идя рука об руку с беззаботным Фердиком, он чувствовал, что нервы его натянуты, как тетива лука. Много лет назад, когда они впервые встретились, он сильно недооценил этого человека, сочтя его слишком юным, мало похожим на воина. Но всего через несколько месяцев этот юнец увел из-под носа у своего отца половину армии и повел ее в бой за бригантское королевство. Однако на сей раз ему не удастся усыпить бдительность Мэлгона. Владыка Гвинедда помнил, что даже в роли гостя и союзника этот человек оставался опасным.

Трапеза проходила без особого шума. С Фердиком было совсем немного приближенных – остальные бриганты расположилась лагерем под стенами крепости. Оба короля сидели рядом и обсуждали детали своего соглашения: точное количество лучников, пехотинцев и командиров, которые поступали на службу к Мэлгону. Гвинеддским кузнецам предстояло обеспечить объединенное войско доспехами и оружием. Решено было, что, отправляясь осенью домой, бриганты заберут с собой часть вооружения.

Когда с этими делами было покончено, Фердик вернулся к вопросу о женитьбе Мэлгона на своей дочери.

– Тебе понравилась Рианнон? – спросил он. Его зеленовато-голубые глаза блестели от выпитого меда.

– Да.

Фердик приблизил губы к самому уху будущего зятя:

– Это хорошо, что она тебе приятна, потому что есть одна вещь, о которой ты должен узнать, прежде чем вы дадите друг другу брачный обет. Она не девственна.

Мэлгон повернулся и, пораженный, уставился прямо в лицо Фердика. Ему на ум сразу пришла целая дюжина вопросов, но он оставил их при себе и задал лишь один:

– Почему ты мне говоришь об этом сейчас? Или передумал отдавать замуж свою дочь?

– Ах, нет, конечно. – Фердик расплылся в счастливой улыбке. – Я просто полагал, что тебе следует знать наперед. Так для тебя не важно, что ее девственность утрачена?

Мэлгон покачал головой. Некогда его занимали такие мелочи. Теперь это вовсе не имело значения.

– Нет. Совершенно не важно. Если только она не носит в своем чреве ребенка от другого мужчины, я не вижу причин отказываться от этого брака.

– Вот и славно! – искренне обрадовался Фердик. – Я считал делом чести предупредить тебя. Да, вот еще что. Если тебе хочется насладиться ею до свадьбы... – он подмигнул Мэлгону, – то, сам понимаешь, большого греха в том не будет.

– Я лучше подожду, – нахмурился жених. – Но мне хотелось бы поговорить с нею наедине.

Гость приложился к кубку с медом.

– Ты опасаешься, что ее принудили к этому браку?

– Действительно, такая мысль приходила мне на ум. Ты обращаешься с дочерью как с девчонкой-рабыней, которую проигрывают в кости, а не как с принцессой твоей собственной крови.

Фердик расхохотался:

– Да пожалуйста, спроси у нее сам. Ты увидишь, что, несмотря на свою кротость, Рианнон вполне довольна выпавшей на ее долю участью. Она считает тебя выдающимся королем, она даже говорила мне, что ты величественный.

– Да откуда она вообще знает о моем существовании?

Бригант пожал плечами:

9
{"b":"10179","o":1}