ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слышать, видеть, доверять. Практики для семьи
Память и ее развитие
Воительница Лихоземья
Влюбленный призрак
Как разговаривать с кем угодно, когда угодно, где угодно
Обречены воевать
Мунк
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Психология влияния

Он взглянул на нее исподлобья. Напрасно она надела изысканное платье: он и не заметил, как хороша его невеста, хотя женщины вокруг то и дело охали и ахали на разные лады. Несмотря на тревогу, личико Астры выглядело прехорошеньким. Ведь ее выкупали в розовой воде, а потом терли кожу шелковым полотенцем, пока цвет не вернулся на щеки. Вспухшие от слез глаза промыли ореховой водой и приложили лук-порей, чтобы убрать припухлость и красноту, отчего ее глаза засияли, как сапфиры.

Длинные и распущенные волосы вились вокруг плеч и шелковой вуали на тон светлее ткани платья. Придерживаемые бриллиантовым венцом свободно падающие локоны подчеркивали статус невесты-девственницы. Это расстраивало ее. Правда, она и была девственницей, но только в самом грубом смысле. Ричард уже достаточно знал о ней. Она так много позволила человеку, который выглядел теперь мрачным и отстраненным незнакомцем. Насмешливость исчезла из его глаз, сверкающая улыбка поблекла. Она выходила замуж за жестокого, смертельно опасного врага.

Ее колени подогнулись, и, почти теряя сознание, она чуть сильнее сжала руку Ричарда и оперлась на него.

Господи! Неужели она надумала упасть в обморок? Ричард придвинулся ближе, когда она схватила его руку как будто в последний раз в жизни и слегка покачнулась. Он ощущал тепло этой маленькой женщины со сладостными формами, и ему против воли захотелось защитить ее.

К дьяволу! Он не позволит этой развратной интриганке вызвать к себе жалость. Если у нее нет сил стоять, пусть падает вместе со своим притворством.

Он отодвинулся, сцепив руки так, чтобы Астра не могла опереться. Она подняла на него полный страдания взгляд. Складка горечи залегла в уголке его рта. Астра отвернулась. Ее плечи и шея ныли от усталости и напряжения, но она не позволит себе унижаться во время Свадебной церемонии.

Священник произнес слова обета, они ответили: Астра ясным и мягким голосом, Ричард – тусклым и равнодушным. Наступило время поцелуя. Она подняла лицо, как прекрасный цветок, ищущий солнца. Он повернулся к ней и приник к ее губкам с голодной неистовостью, которая вызвала неловкий смех присутствовавших и до того смутила священника, что он отвел глаза и закашлялся.

Кто-то похлопал его по плечу. Ричард оторвался от Астры и, повернувшись, увидел короля, который смотрел угрожающе.

– Всему свое время, Рэйвз. О тебе и так достаточно судачат при дворе.

Астра едва сдерживала слезы. В поцелуе Ричарда не чувствовалось и намека на любовь или уважение, ни капельки воодушевления. Он дал понять, что она – его движимое имущество, собственность, сосуд для семени. Все, что раньше было между ними, показалось вдруг низким и отвратительным.

С тяжелым сердцем она улыбалась и принимала поцелуи и поздравления от людей, которые собрались в Расписном зале. Но когда они перешли в Королевский зал к свадебному столу, стало еще тяжелее. Молодожены сидели на возвышении рядом с королем и королевой. Теперь на них смотрели все и обсуждали холодность Ричарда, который почти с ненавистью подкладывал Астре еду и с ухмылкой заставлял ее есть. Она через силу проглотила кусочек жареного фазана и пирог с куропаткой, а потом оттолкнула от себя блюдо. Ее мутило. Она не представляла, как проведет остаток вечера, не говоря уж о ночи.

– Ричард! Вы выглядите как-то безрадостно. Нет слов, какую прекрасную пару вы составили с Астрой!

Он посмотрел вверх, вежливо улыбаясь застывшей улыбкой очередному поздравляющему, но, увидев собеседницу, оскалился.

– Конечно, превосходная пара! – Он посмотрел через комнату в сторону жены, которая в это время беседовала с королевой. – Наш союз с Астрой освящен навечно таинством брака. Подозреваю, что именно вас я должен поблагодарить за это, леди Маргарита.

– Меня? – удивленно воскликнула девушка. – О чем вы говорите?

Ричард поднес лицо поближе к уху Маргариты, как если бы собрался ее поцеловать. Но его голос звучал угрожающе и горько.

– Не думаю, что Астра сама додумалась до такой хитрости. Ей нужна была помощь. А где же еще ее получить, кроме как не от ближайшей подруги?

– Да, вам пришлось жениться на Астре, – отвечала Маргарита невозмутимо, – но если бы вы хоть на минуту забыли о своей глупой гордыне, то наверняка бы поняли, что должны благодарить Бога.

– Благодарить?! И за что же это, Маргарита? Может быть, за то, что мне в жены досталась женщина, прекрасная как ангел?

– Конечно, и такая же добросердечная и нежная. Астра – редкое сокровище. Единственное, о чем я уже давно беспокоюсь, так это о том, что вы недостаточно хороши для нее. Но надеюсь, вы меня разубедите.

– Довольно скоро! – ухмыльнулся Ричард. – У нее нет ни денег, ни наследства, ничего, что сделало бы ее достаточно привлекательной в моих глазах.

– Тем не менее, она ваша жена, – холодно парировала Маргарита. – И советую обращаться с ней со всем уважением.

– Что-нибудь еще? Не будет ли дополнительных указаний?

Маргарита пожала плечами и собралась уходить.

– Баш на баш, – крикнул ей вслед Ричард. – Скоро вернется Вилли, и я расскажу ему, что вы натворили.

Маргарита остановилась.

– Не впутывайте Вилли. Мы с ним друзья.

Ричард рассмеялся.

– Слава Богу, Вилли застрахован от вашего дружеского обаяния. Представить только, быть равнодушным к испорченным, похотливым женщинам! Да я ему почти завидую!

Маргарита наградила его долгим холодным взглядом и отошла.

Он вернулся к кубку с вином. Вообще-то Ричард редко напивался до беспамятства, но сегодня – дело другое. Вино подогревало его ненависть. К тому времени, когда он поведет Астру в постель, он уже как следует накачается, и никакие запреты или сомнения не заставят его отклониться от намеченной цели.

Астра вернулась за стол. Он посмотрел оценивающим взглядом на ее вновь порозовевшие щеки, на груди, ритмично вздымавшиеся и опадавшие в вырезе платья. Ричард придвинулся, просунул под столом руку между ее ногами и начал тихонько поглаживать. Ее дыхание участилось, а на щеках выступил яркий румянец.

Он наклонился, заглянул в голубые глаза, горевшие от желания и стыда, и улыбнулся, почувствовав, как ожесточается. Теперь он готов.

Астра беззвучно молилась в тихой комнате. Хорошо бы сосредоточиться и забыть угрожающую, полную умело сдерживаемой ненависти ласку Ричарда на банкете.

Слава Богу, наконец-то пришли женщины и увели ее прочь, чтобы приготовить для свадебной ночи. Несмотря на их подхихикиванья и лукавые намеки, ласковые ухаживания подействовали успокоительно. С нее осторожно сняли подвенечное платье и облекли в нежнейшее, украшенное вышивкой ночное одеяние, затем расчесали и аккуратно уложили волосы. Напоследок ей дали глоток вина, помогли взобраться на огромную кровать под балдахином и оставили дожидаться новобрачного.

Комната, приготовленная королевой, отличалась изысканным убранством. Деревянные панели на стенах были украшены великолепной резьбой. Цветы и виноградные лозы оживали в мягком полусвете, который падал от свечей в бронзовых канделябрах. Верхняя часть стен, выкрашенная в благородный голубой цвет, удачно сочеталась с ковром на полу. По стенам просторной квадратной комнаты стояли сундуки, а в центре – огромная кровать, настоящее произведение искусства. Ее столбы покрывали замысловато вырезанные изображения диких животных. Лежа под роскошным ало-голубым балдахином, Астра всматривалась в сказочных драконов и змей на тяжелых занавесях.

Она слизнула с губ остатки вина. Вино прогнало страхи, и ей наконец-то удалось взять себя в руки. Конечно, Ричард накажет ее, но в ней теплилась надежда, что с течением времени она вымолит прощение. Не может быть, чтобы любовь Ричарда враз обратилась в безудержную ненависть. Должен же остаться слабый уголек любви, который она отыщет и постарается раздуть. Она вынесет любое наказание, которое он выберет и отмерит, будет тихой, терпеливой, прощающей и, наконец, усмирит его ненависть силой своей любви.

Христос учит, что благословен тот, кто подставляет для удара другую щеку, либо встречает жестокость – нежностью, а ненависть – любовью. Она последует примеру Спасителя и докажет, что ее любовь к Ричарду сильнее его ненависти. Почти успокоенная, Астра закрыла глаза и задремала.

56
{"b":"10180","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выбор Зигмунда
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Второй шанс на счастье
Кентийский принц
Фактор умолчания
Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
Брак по расчету
Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно
Хакерская этика и дух информационализма