ЛитМир - Электронная Библиотека

Старик тяжело сглотнул и ввалился в столовую вслед за женщиной, которую Эль Матадор тотчас же принялся бранить за медлительность, приказав ей идти на кухню и готовить ему еду.

Главарь важно прошел прямо к тому же столу, за которым еще недавно восседал капитан Альфаро, чиня свой допрос. Там он рухнул в кресло и, схватив со стола почти пустую бутыль с текилой, припал к ней губами, не обращая внимания ни на стакан, ни на соль. Эдж пристроил свое длинное тело на стульчике за соседним столом, в то время как Луис топтался между ними.

— Еще текилы, ты, корова! — рявкнул Эль Матадор, отшвыривая в сторону пустую бутыль и с грохотом кладя мушкетон на край стола. Его дуло почти уткнулось Луису в живот, и тот поспешил убраться в сторону с линии огня.

Эль Матадор, заметив его движение, взорвался хохотом. В тот же момент из кухни вышла женщина. Она подошла к бару, достала оттуда полную бутыль и поставила ее на стол. Глядя на нее, Эдж подумал, что она выглядела бы намного привлекательнее, если бы не ее полнота и толстые пласты жира, покрывавшие все тело.

— Я не стреляю в богатых людей до тех пор, пока не узнаю, где они держат свои деньги, — заявил Эль Матадор, выхватывая бутыль у женщины из рук. Затем он схватил мушкетон и, прижав дуло к ее телу, отпечатал на черной материи широкую окружность. Женщина скривилась от боли, но, не издав ни звука, молча засеменила обратно на кухню. Бандит пнул ее вдогонку сапогом по заднице и прорычал: — Давай скорее еду, телка!

— Какая женщина! — пробормотал Луис, искоса взглянув на Эджа.

Матадор гнусно ухмыльнулся.

— Она вам нравится, старик? Быть может, если мне понравится то, о чем вы собираетесь рассказать, я подарю ее вам вместе с вашей жизнью.

— Мне кажется, что этого будет маловато в обмен на десять тысяч американских долларов, — мягко заметил Эдж.

Улыбка разом слетела с физиономии Эль Матадора. Он схватил мушкетон и направил его на американца.

— Не стоит со мной шутить, сеньор, — прошипел он. — Ваша жизнь дрожит на курке моего мушкета. Стоит мне чуть сильнее согнуть пальчик, и вы умрете. Но только на этот раз я уже не промахнусь.

— Я никогда не шучу в вопросах, касающихся денег, — смело буркнул Эдж.

Казалось, на несколько секунд бандит затаил дыхание, потом он кивнул в сторону Луиса.

— У него что, в самом деле столько денег?

— Он знает, где они лежат, — ответил Эдж.

— Я тоже знаю, где лежат десять тысяч, — вкрадчиво промолвил Эль Матадор, все еще сжимая мушкетон и держа его наготове, — даже сто тысяч… В городском банке Мехико-Сити.

— Деньги Луиса лежат не в банке, — произнес Эдж, искренне желая верить собственным словам. — Они лежат в одном месте, куда мы можем спокойно запустить наши руки, причем легко.

— Где же это место?

Луис было приоткрыл рот и поднял правую руку с кольцом на третьем пальце, но, получив резкий удар ногой от Эджа по голени, тут же плотно сжал зубы. В то время как он массировал ушибленную ногу, Эдж с улыбкой поглядел Эль Матадору в глаза.

— Так дела не делаются, — вздохнул он. — Как только вы узнаете, где это место находится, Хойос перестанет быть местом, полезным для нашего здоровья. А я уже имею достаточно дырок в башке, чтобы видеть, слышать и дышать. В новых я не нуждаюсь.

Глаза у Матадора гневно блеснули.

— Мне кажется, капитан Альфаро сохранил вам жизнь для того, чтобы заставить вас немножко пострадать, сеньор? — задумчиво проговорил он.

— Лично я думаю, что все дело в той симпатии, которую он ко мне ощутил, — заметил Эдж.

— Послушайте, сеньор. Я знаю достаточно средств, чтобы заставить страдать человека так, как ему и не снилось.

— Пытка — это не выход, — беззаботно заявил Эдж. — Некоторых сломать легко, другие сопротивляются подольше. Есть и такие, что умирают просто от страха. Самое простое — это предоставить нам возможность привести вас туда, где эти деньги спрятаны. Вам ведь все равно придется отправиться за ними.

Матадор задумчиво взглянул на Луиса:

— Мне кажется, что он сломается очень легко. Эдж тряхнул головой:

— Не поможет! Он знает только место, а я знаю, где находится сам тайник.

Внезапно распахнулась кухонная дверь и в комнату ввалилась обслуживающая их женщина, держа в руках тарелку, доверху наполненную тортильей. Она громыхнула ее на стол перед Эль Матадором, и при этом глаза у нее сверкнули ненавистью.

— Вы будете живы до тех пор, пока мы не доберемся до места и вы не покажете мне, где спрятаны эти деньги, — наконец вынес решение Эль Матадор. Он запустил ложку в тарелку и попробовал пищу на вкус. На его пигмейской физиономии отразилось одобрение. Прожевав пищу, он продолжал: — После этого я решу, что с вами делать… Эй ты, корова! — прибавил он.

Женщина, уже было направившаяся на кухню, обернулась в ожидании новых распоряжений. Эль Матадор навел на толстуху мушкетон и нажал курок. Заряд картечи изрешетил ее обширные груди, и она с криками боли и ужаса попыталась зажать руками страшные раны. Между ее пальцами просочилась кровь и заструилась на пол. Эль Матадор вытащил кольт, тщательно прицелился в жертву, смотревшую на него расширенными от дикого ужаса глазами. Пуля проделала аккуратную дырочку у нее во лбу, и она грузно завалилась на спину. Ее юбка задралась над обнажившимися бедрами, дергающимися в предсмертных конвульсиях.

— Было бы бесчеловечно оставлять мучиться раненое животное, — спокойно произнес Эль Матадор, засовывая дымящийся револьвер в кобуру и зачерпывая ложкой новую порцию тортильи.

— Но зачем? — задыхаясь, спросил Луис, не в силах отвести свой взгляд от распростертой на полу обнаженной плоти.

— Она бы не подошла вам, приятель, — сморщил лоб бандит. — Ее мощные ляжки раздавили бы вас при первом порыве ее необузданной страсти. Но она умерла вовсе не потому, что я забочусь о вашем здоровье в виду вашей большой ценности. Дело в том, что в этом помещении очень тихо, а корова могла услышать наш секретный разговор. А, как говорит наш общий друг гринго, секрет перестает быть секретом, если о нем узнают другие. — Он сделал большой глоток текилы из бутыли и, неприятно причмокнув губами, закончил: — Итак, друзья, сейчас я поем, затем посплю, а после этого мы отправимся в путь за вашими тысячами.

Эдж поднялся на ноги, вполне удовлетворенный исходом беседы с жестоким вожаком. Он жестко ткнул в тощие ребра

Луиса, выводя того из состояния очарованного созерцания лежащего на полу женского трупа.

— Пойдем, дружище. Я думаю, что вам лучше поискать кого-нибудь другого для любовных утех, того, кто еще жив. Или вы любите поиграть только с теплым трупом? Не надо, я не люблю извращений!

Глава тринадцатая

В Хойосе было достаточно удовольствий, чтобы взрослый человек не ощущал себя одиноким. Правда, у Эджа хватало своих забот и здравого смысла, чтобы уделять внимание подобным пустякам. Главной его задачей по-прежнему оставалось то, за чем он отправился в Мексику: вернуть свои деньги, отобранные бандитами, и отомстить Эль Матадору. После непродолжительных размышлений он пришел к выводу, что с этими двумя вопросами пока придется подождать. Дело было в том, что нс все члены банды воспользовались разрешением Эль Матадора расслабиться и отдохнуть. Повинуясь заведенному в банде порядку, двое из них праздно слонялись возле таверны «Золотое солнце», всем своим видом являя полную расслабленность, однако их внимательные взгляды показывали, насколько обманчива порой бывает внешность. Эту парочку составляли толстяк Мигель и обезображенный оспой Торрес. В тот момент, когда Эдж и Луис вывалились из таверны, Торрес как раз заворачивал за угол, чтобы проинспектировать тыльную сторону здания.

— Мы идем искать девочек, сеньор? — осведомился Луис, глаза у которого возбужденно заискрились в предвкушении грядущих удовольствий, едва они вышли на улочку, берущую свое начало на площади. Повсюду слышались взрывы смеха, немножко стрельбы, иногда раздавались пронзительные женские крики, которые с одинаковым успехом могли выражать как страдания, так и наслаждение.

19
{"b":"10181","o":1}