ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Калибр имеет значение?
Как привести дела в порядок. Искусство продуктивности без стресса
От одного Зайца
Другое тело. Программа стройности для мужчин и женщин от спортивного врача
Табель первокурсницы
Плохая шутка
Кот ушел, а улыбка осталась
Месяц в небе. Практические заметки о путях профессионального роста
Не давайте скидок! Современные техники продаж

Эдж тряхнул головой.

— Надеюсь, вы найдете мастерицу на все руки, Луис.

— Сеньор? — на сморщенном лице старика отразилось замешательство.

— Есть такие вещи, от которых еще не изобрели таблеток.

Поняв тактическую мысль Эджа, Луис ухмыльнулся.

— Мужчина должен до конца использовать шансы, предоставляемые ему судьбой.

После этих слов он устремился на звуки разгула и веселья.

Эдж кивнул Мигелю, как старому доброму знакомому и, не получив ничего в ответ, начал потихоньку продвигаться между мертвыми телами солдат, держа курс к центру площади, туда, где беспорядочно лежала куча армейского оружия. Не успел он сделать и шести шагов, как сзади сухо выстрелило ружье и пуля взрыла пыль у самых его ног. Замерев на месте, Эдж медленно повернул голову назад и увидел Мигеля, стоящего с ружьем наизготовку.

— Я только посмотреть, — произнес Эдж.

— Вы не кот, сеньор, — ровным голосом заметил толстяк, — самое смешное, что подобное любопытство может стоить вам жизни.

Эдж сплюнул.

— У меня только одна жизнь, — задумчиво сказал он, затем развернулся и зашагал прочь, направляясь к зданию, где они с Луисом накануне провели беспокойную ночь. Это и в самом деле было церковное здание, но было заметно, что прошло уже много лет с тех пор, как оно использовалось по прямому назначению. Там все еще сохранился алтарь, а на теневой части висело распятие. В помещении все еще сохранились скамейки и боковой проход между ними. Но многочисленные выбоины над алтарем говорили о том, что ее орнамент служил мишенью для стрельбы, а кучи соломы и грязные одеяла на скамейках и на полу указывали на то, что это место служило для жилья в те дни, когда Хойос бывал переполнен.

Эдж бесстрастно проанализировал все это и двинулся вглубь по проходу, потом прошел в правую от алтаря дверь и очутился в небольшом помещении. Следующая дверь была заперта, но ее деревянные части сгнили, и она легко поддалась нажиму Эджа, умело орудовавшего ножом, который он сохранил с того момента, когда по приказанию Эль Матадора освобождал Луиса от веревок.

Очутившись за дверью, Эдж понял, что находится на узком пространстве между церковью и городской стеной. Солнце стояло еще довольно высоко, но место где теперь находился Эдж, будучи шириной не более четырех футов, находилось в глубокой тени. Стена тут не превышала десяти футов, не имея ни выступов, ни выемок, за которые могла бы зацепиться рука. Путь наверх был только один, и Эдж, не колеблясь ни секунды, избрал его. Он стиснул зубы, вжался спиной в стену церковного здания и, упершись ногами в низ городской ограды, начал мучительно подталкивать себя наверх.

Пока Эдж пытался осуществить свою попытку к бегству, Луис занялся тем, что сулило блаженство и чем он давно не имел возможности заниматься по собственному выбору. Пробравшись на второй этаж городского борделя, устроившись возле кухонного шкафа, он не сводил глаз с молоденькой девицы лет четырнадцати. Она как раз в этот момент приступила к растегиванию своей блузки, под которой угадывалось хорошо, не по годам, сформировавшееся тело. Сначала, когда Луис начал добиваться ее благосклонности, девица была напугана до ужаса, тем более, что он подкрепил свои домогательства описанием тех ужасных мучений, которые ее постигнут со стороны Эль Матадора в том случае, если она не согласиться снять для него штанишки. Прибежавшая на ее крики более старая женщина была перепугана не менее первой. Будучи уверенной в том, что обретенная Луисом свобода должна означать его фавор у вожака банды, вследствие какого-то заключенного между ними соглашения, ома втащила девчонку по ступеням в комнату, пугая ее по дороге теми последствиями гнева Эль Матадора, которые могли обрушиться на их заведение в случае, если девица откажет. Девица быстро смирилась, и ее страх перед Луисом сразу сменился чувством брезгливости и отвращения.

— Вряд ли вы сможете развлечь меня, старичок, — шипела она в то время, как ее проворные пальчики бегали по пуговичкам блузки под немигающим похотливым взглядом Луиса.

— Если вы не будете меня слушаться, то я попрошу Эль Матадора изрезать вас на кусочки мяса, — снова принялся за свои песни Луис, не в состоянии отвести глаз от ее упругих грудей, обнажавшихся все более и более с каждой расстегнутой пуговицей.

Но как раз в тот миг, когда девчонка уже готова была распахнуть блузку и ошеломить Луиса видом своих прелестей, входная дверь с треском распахнулась под ударами сапога и в дверном проеме, покачиваясь возник пьяный. Его звали Альфредо. Он был громадного роста и очень широк в кости. Усыпанное шрамами лицо покрывала густая щетина, безобразный рот кривился в жестокой усмешке, под косматыми бровями сверкал лишь один глаз, второй уже давно был выбит ударом ножа. Луис задохнулся от страха и успел подумать, что это наиболее страшный из всех людей, которых ему доводилось когда-либо видеть.

— А-а-а… тот самый хитрец, который ускользнул от верной смерти, — произнес Альфредо, продолжая ухмыляться своей ужасной улыбкой. — Сначала Эль Матадор спас тебя от солдат, а потом что-то спасло тебя от Эль Матадора.

Альфредо заполонил собой всю комнату, в то время, как Луис распластался по стене, стараясь полностью слиться с ней, а девчонка скрючилась в постели, судорожно запахнув на себе блузку. Сделав два шага, бандит приблизился к ней, сгреб пятерней ее одежду и одним рывком содрал ее с тела юной дрожащей проститутки, после чего радостно расхохотался, глядя на ее обнаженные крепкие груди.

— Это, наверное то, что вы так хотели увидеть, сеньор? — спросил он у Луиса. — Прелестные секреты се юного тела… Теперь ваше желание исполнилось, и я отдам ее вам, но вначале вы должны рассказать мне ваш секрет.

Закончив речь, Альфредо резко тряхнул головой и уставился па Луиса своим единственным затуманенным алкоголем глазом.

— Тот могущественный секрет, который заставил Эль Матадора подарить вам жизнь.

— Я ничего не знаю… — пролепетал в панике Луис.

— Эль Матадора интересует только одна вещь, — Альфредо перевел дыхание. — Деньги! Вы сообщили ему, где есть деньги, много денег, не так ли?

— Нет, я… — с этими словами Луис было метнулся в сторону, как только детина начал приближаться к нему, но тот ухватил его своей лапищей за пончо, приподнял его вверх и швырнул через всю комнату так, что он свалился прямо на девчонку.

— Эль Матадор всегда забирает деньги себе, но я, Альфредо, устал от этого. Ты мне расскажешь про этот секрет или немедленно отправишься в ад!

Альфредо вытащил по револьверу из кобур, висевших у него на бедрах, и выставил их перед собой. Охваченный страхом, Луис часто задышал, от его грязного тела распространился запах свежего пота. Он проворно перекатился на другую сторону кровати и, прижавшись сзади к девушке, надеялся укрыться за ее обнаженным телом. Бандит расхохотался и выстрелил с обеих рук. Пули взвизгнули над беззащитными телами и вонзились в стену. Девчонка в ужасе заверещала, а Луис затрясся еще больше.

— Деньги, приятель! — провозгласил Альфредо. — Деньги, или вы вместе с ними отправитесь в преисподнюю.

— Да скажите же ему, глупец! — закричала девушка, тщетно пытаясь вырваться из объятий Луиса. Но тот, объятый ужасом, обрел невероятную силу и, казалось, прирос к ней, защищаясь ее телом, как щитом, от разъяренного бандита.

— Он сейчас убьет нас обоих, старый ублюдок! — продолжала кричать девушка.

— Делайте, что вам говорят! — проревел Альфредо и нажал на курок револьвера. Затем снова и снова…

Шесть пуль пролетели над кроватью так низко, что лежащие на ней старик и девушка ощутили колебание воздуха, вызванное их полетом.

— Вашу тайну! — окончательно рассвирепел Альфредо и выпустил два последних заряда, взяв прицел так низко, что пули вонзились в кровать у тела девушки, вырвав облако пыли из перины.

Бандит с рычанием отшвырнул пустые револьверы и направился к кровати, на ходу извлекая из-за пояса нож.

За непрерывными криками и стрельбой никто в комнате не услышал грохота бегущих по лестнице шагов. Внезапно все пространство заполнил грохот выстрела из мушкетона. Масляная лампа, свисавшая с потолка, взорвалась тучей осколков, а се останки, рухнувшие на пол, заставили Альфредо замереть на месте. Он повернул свой единственный глаз к дверному проему и наткнулся на мрачный взгляд своего вожака. Появление Эль Матадора подействовало на него подобно удару молота. Нож, вывалившийся из разом ослабевших рук, упал на пол, а сам бандит рухнул на колени. Его ладони сплелись в отчаянном жесте мольбы, глаз в ужасе расширился до невероятных размеров.

20
{"b":"10181","o":1}