ЛитМир - Электронная Библиотека

— Весьма неортодоксально, — пробормотал Эдж, стоя в дверях здания.

Вместо шапки у Эль Матадора под плащом висело ружье, и теперь он находился на пути кровожадного зверя, взведя курок и выжидая.

— К-Р-А-А-К!!!

Пуля большого калибра проделала аккуратную дыру в том месте, куда заправский матадор должен точным движением попадать своей шпагой, и животное беззвучно рухнуло в пыль.

Эдж взглянул на сидящих на стене бандитов и холодно усмехнулся.

— Полагаю, что у нас будет превосходный бифштекс на обед.

Глава четырнадцатая

В путь тронулись после полудня. Эль Матадор первым спускался по тропе, ведущей из Хойоса на равнину. Мигель и Торрес следовали за ним, позади них было определено место Эджу и Луису, а уж за ними вытягивались остальные бандиты. Луис пребывал в дивном настроении. Он прекрасно провел время с десятилетней девочкой, выбранной им самим, получил под седло лошадь Альфредо, после того как обратил внимание Эль Матадора на тот факт, что если он будет путешествовать на своем осле, то их путешествие может растянуться на месяц. Он был человеком, живущим одним днем, ради минутного удовольствия, и, когда отряд достиг подножия горы и перешел на быстрый аллюр, Луис почувствовал себя совершенно превосходно — отдых, хорошая еда, секс, езда на хорошей лошади и в надежном окружении. Все было как в былые времена, и он на какое-то время вновь ощутил себя молодым.

В отличие от него, Эджем владело совершенно другое настроение. Он мрачно размышлял о том, что их могло ждать впереди. Все его мысли сосредоточились на десяти тысячах долларов и сомнениях в их существовании. И даже в том случае, если все это не было вымыслом, будет ли старик в состоянии отыскать эти деньги? А если и найдет, то как избежать расправы, непременно последующей за этим? Одно грядущее событие не вызывало у него сомнений: он и Луис приговорены к смерти. А все оружие, которым Эдж располагал на данный момент, была лишь бритва, укрытая в тайнике на спине. Нож, который он взял у убитого солдата на площади в Хойосе, был предусмотрительно отнят у него Эль Матадором перед выездом из города.

По мере того как они продвигались вперед и жаркий зной дня сменился пронизывающим холодом ночи, выражение лица Эджа являло собой воплощение глубокой задумчивости. Эль Матадор, казалось, нс замечал этого, а возможно, просто игнорировал его, по своему обыкновению расправляться со сложностями только тогда, когда они возникали. Большую часть пути он хранил молчание, лишь время от времени поворачиваясь к Луису, чтобы спросить его, как долго еще им ехать. И каждый раз получал один и тот же ответ.

— Еще немного, Эль Матадор. Я вам скажу, когда приедем на место.

Бандиты, поначалу разделявшие хорошее настроение Луиса, по мере продолжения утомительного пути заметна потеряли свой первоначальный энтузиазм и доброе расположение духа. Началось недовольное бормотание и ворчание: ведь никто из них не знал, куда они едут и зачем. Это было тайной, в которую были посвящены лишь Эль Матадор, Луис и американец. Но все они были уверены, что тайна стоила этих мер предосторожности, поскольку все они были под впечатлением той ужасной смерти, которая постигла Альфредо за то, что он попытался проникнуть в нее.

Первыми жертвами внезапно грянувшего ружейного залпа стали лошадь Мигеля, мгновенно испустившая дух на полном скаку, и бандит по имени Хуан, мгновенно потерявший зрение, как только пуля, попавшая ему сбоку в один глаз, пробила носовую перегородку и прошла через второй. В данный момент банда проезжала у подножия высокой горы, и ружейный залп раздался сверху, над их головами. Следом незамедлительно последовал второй, но бандиты уже ссыпались со своих лошадей, укрываясь за большими валунами, в изобилии валявшимися у подножия гор, и беспорядочно стреляли наугад по невидимому противнику.

Все произошло мгновенно, и Эдж, придя в себя, обнаружил, что делит укрытие с трясущимся от страха Луисом, который от нахлынувших на него новых напастей вновь стал пахнуть самым отвратительным образом.

— Ваш папочка, наверное, был хорьком, — сморщился Эдж.

— Прошу прощения, сеньор, но у меня, кажется, что-то случилось с желудком.

— Премного благодарен, это как раз именно то, в чем я сейчас чрезвычайно нуждаюсь, — вздохнул Эдж и, дождавшись перерыва в стрельбе, метнулся к другому валуну, но, прежде чем он успел скрыться за ним, шальная пуля пробила ему край рукава.

На новом месте он обнаружил, что оно занято Эль Матадором, и скромно устроился рядом с ним. Вожак бандитов, полностью игнорируя его появление, смотрел в том направлении, где ослепший Хуан, спотыкаясь, бродил между камней, закрыв окровавленное лицо руками и громко взывая о помощи. Эль Матадор поднял кольт и выстрелом в спину покончил с этим раздражающим источником шума.

— Вечно у этого Хуана какие-то неприятности с глазами, — прошипел он. — Полагаю, что теперь он исцелился навсегда.

— Именем Президента сдавайтесь! — прогремел голос сверху. — Я полковник Адамс — Полномочный представитель Мексиканской Республиканской армии. У меня имеются указания на ваш арест, Эль Матадор.

— Он слишком много говорит, не правда ли? — в тон ему ответил Эдж, поглядывая направо и налево па залегших за валунами бандитов.

Эль Матадор сплюнул и повернулся направо:

— Эй, Мигель!

Толстяк, носивший в ухе серьгу, что-то крикнул.

— Делаем, как в Росарио, приятель, — уточнил Эль Матадор.

Рот Мигеля блеснул в ухмылке, и, развернувшись, он передал слова вожака дальше по цепочке. Торрес послал сообщение в другом направлении.

— Полковник! — крикнул Эль Матадор. — Пятеро из нас убиты, мы сдаемся!

Последовала пауза, затем команда:

— Выходите с поднятыми руками! Эль Матадор прислонил свой мушкетон к валуну и, встав на ноги, пнул носком сапога Эджу под ребра.

— Вы не входите в состав пятерки, сеньор, — шепнул он. Эдж со вздохом выпрямился позади крошечного бандита. Бросив взгляд по сторонам, он заметил, что большинство членов группы, оставив ружья на земле и высоко подняв руки над головой, следуют их примеру. Пятеро, включая Мигеля и Торреса, остались распростертыми на земле. Высоко над ними на гребне горы, гремя осыпающимися под сапогами камнями, показались из своих укрытий солдаты. Эдж насчитал десять фигур, отчетливо черневших в ярком лунном свете на фоне белых скал.

— Все поднимайтесь наверх! — скомандовал офицер. Пуговицы на его мундире ярко поблескивали в лучах луны. Бандиты послушно двинулись вперед, обходя камни.

— Я честный, бедный мексиканец… — опять завел свою песню Луис, и тут же заткнулся, как только пуля высекла осколки скалы в двух шагах от него.

— Молчать! — заорал полковник, ведя своих людей вниз. В руке у него был револьвер, солдаты имели ружья.

— Полковник, у меня чешется ухо, — произнес Эль Матадор доверительным тоном, когда солдаты достигли подножия горы.

Произнеся эти слова, он медленно согнул руку и коснулся пальцами мочки уха. Эдж правильно истолковал это движение и метнулся в укрытие, прежде чем прогремел первый выстрел. За мгновение до того как первые пятеро солдат упали под пулями бандитов, он надежно укрылся за ближайшим валуном и, сидя там, сузив от напряжения глаза, следил за происходящим. Двое бандитов, изображавшие мертвецов, рухнули под градом пуль ответного огня, а еще один, недостаточно быстрый, чтобы спрятаться в укрытии и схватить ружье, умер с тремя пулями в сердце. Двое солдат погибли при попытке убежать, двое других приняли смерть, ведя ответный огонь. Полковник Адамс получил полный заряд в живот из мушкетона Эль Матадора, прежде чем две другие пули положили конец его мучениям. И только необъяснимым образом Луис, пригвожденный страхом к своему месту, не получил ни единой царапины. Его даже миновали осколки камней, высекаемых сыпавшимися отовсюду пулями.

Выстрелы смолкли. Эль Матадор оглядел поднявшихся на ноги соратников и не смог скрыть своего отвращения.

22
{"b":"10181","o":1}