ЛитМир - Электронная Библиотека

Для себя Эдж также не строил пока никаких планов, решив вначале осмотреться на месте и только потом решать, как приступить к поиску денег.

— Девочки… — проронила хозяйка, и проститутки устало поднялись на ноги, исполнив при этом пируэт, начисто лишенный грации.

Когда они поворачивались, Эдж заметил, что у каждой из них имелся свой порядковый номер, прикрепленный к спине. Глаза у Эджа непроизвольно сузились, и мозг, получивший новую информацию, начал напряженно работать.

— Розита моя! — выпалил Рамон. . — Я выбираю Маргариту, — определился дядюшка.

Молодая тоненькая девушка направилась к Мануэлю, в то время как другая, в возрасте около сорока, с мощными бедрами и огромными грудями, приблизилась к Рамону. Они имели соответственно номера восемь и десять. Большинство номеров между «один» и «двадцать пять» отсутствовали, очевидно, их обладательницы уже трудились в поте лица со своими клиентами в различных уголках заведения хозяйки.

— Это давняя традиция нашего заведения, — нумеровать наших девушек. Особенно она удобна для американцев, новичков, не знакомых с нашим языком, — принялась объяснять хозяйка Эджу. — Со своей стороны я могу рекомендовать сеньору номера «двенадцать» и «двадцать один». Обе новенькие., Не девственницы, как вы сами понимаете, но почти.

Два названных номера фальшиво улыбнулись, в то время как остальные заметно помрачнели.

— Я, пожалуй, выберу номер «один», — принял решение

Эдж, остановившись взглядом на тоненькой девушке, очень молоденькой и довольно невзрачной, с щуплым, почти безгрудым детским телом.

Осознав, что ее выбрали, девушка радостно улыбнулась, продемонстрировав ряд сломанных испорченных зубов.

Хозяйка залебезила.

— О, сеньор! Ей только двенадцать лет! Должна вам сказать, что американцы — редкие гости у нас в Монтийо, но когда они у нас бывают, то почему-то всегда выбирают самых молоденьких. Мария по годам молода, но в своем деле знает толк… Сеньоры! — провозгласила она, обращаясь ко всем трем. — Память у меня слабая, так что плата вперед. — И она выставила вперед мощную ладонь.

Зажав в ней песо мексиканцев и доллар Эджа, полученные ею без промедления, она мгновенно спрятала деньги.

— Девочки покажут вам, куда идти, сеньоры, — проворковала она, кивая на дверь в глубине помещения, в то время как невостребованные девицы вновь рассаживались по своим местам на кушетках.

— Да, сеньоры, — добавила она. — Если вы в своем восхищении талантами наших девочек захотите вознаградить их дополнительно, то, прошу вас, не давайте им ничего на руки. Отдайте эти деньги мне, а я тут же положу их на счет девочек в городском банке.

Все находившиеся в комнате понимали, что последние слова хозяйки — сплошная ложь, но от комментариев воздержались.

Мужчины в сопровождении девиц отправились к дверям. Они попали в в узкий, плохо освещенный коридорчик. Оказавшись там, Эдж заметил, что все двери помечены коряво начерченными цифрами. Из-за некоторых дверей явственно доносились звуки удовлетворяемых страстей. Губы у Эджа сложились в довольную улыбку, когда он заметил, что Маргарита открыла дверь номера восемь и пригласила туда Мануэля. Затем отворилась дверь под номером десять, и Розита втащила Рамона в комнату.

— Мы останемся на всю ночь, — сказал Мануэль по-английски. — Пока все не уснут.

Эдж согласно кивнул и двинулся вслед за Марией, последовав за ней в самый конец коридора, где она, распахнув дверь под номером один, первой прошла в комнатушку.

Комната находилась у самого торца здания, и Эдж мог слышать, как привязанные у стойки ослы и лошадь нетерпеливо перешагивают с места на место прямо у самого окна. Все это было не совсем так, как он себе представлял, но ситуация в целом его удовлетворяла, и он с довольной усмешкой осматривал комнатушку. Она была немного шире кровати, находившейся в ней. Свободное от постели пространство красовалось некрашенным деревянным полом. Над изголовьем кровати висела маленькая полочка с женскими принадлежностями. Больше в помещении ничего не было. Но это не вызвало у Эджа никакого беспокойства. Это была первая попытка найти деньги, и он вполне был подготовлен к неудаче. Все построение его рассуждений базировалось на единственной фигурке змеи на кольце. На рисунке кольца можно было тем или иным способом обозначить любое число, но этого сделано не было. Следовательно, единственная змея могла означать либо девушку, либо комнату под номером «один» в «Эль серпенте». Вполне могло оказаться, что весь ход его догадки был ошибочный с самого начала, но пренебрегать им было нельзя. И если он находился в нужном ему месте, то трудно было ожидать, что деньги будут валяться у всех на виду.

А посему он внимательно поглядывал по сторонам, изредка кидая взгляд на девчонку, которая уже зажгла свечку и поставила ее в центр тарелки на полке.

— Вам нужно здесь что-то особенное? — тупо спросила она, расстегивая верхнюю пуговицу своей сорочки.

— Совершенно верно, дитя мое, — буркнул Эдж.

На личике девушки появилась улыбка облегчения, она взялась руками за воротник и начала стягивать рубашку через голову. Больше на ней ничего не оказалось, и перед глазами Эджа предстало ее тело во всей своей жалкой наготе. Оно было худым, истощенным, кости выпирали наружу -никаких округлостей, одни углы.

Эдж не стал дожидаться, пока она стянет сорочку с головы. Он сделал два шага вперед и спокойно сказал:

— Вам следует хорошенько выспаться и отдохнуть, дорогая.

После этих слов он нанес ей короткий и жесткий удар рукояткой револьвера по голове. Затем он подхватил ее обмякшее тельце и бережно уложил его на кровать. Сняв запутавшуюся у нее на голове сорочку, чтобы она не задохнулась, он прикрыл се одеялом и направился к двери.

Несколько мгновений он понапрасну выискивал на ней замок. Ничего подобного на двери не было. Эдж тихонько выругался и подошел к полочке, висевшей над кроватью.

Внимательно осмотрев ее содержимое, он выбрал щетку для волос и срезал с нее бритвой все зубья. Потом он взял свечку и принялся тщательно исследовать половицы, покрытые въевшейся за многие годы грязью. Одна из них была пригнана не так плотно, как остальные. Расшатав и вытащив ее с помощью ножа, он обнаружил под ней землю. Вооружившись щеткой вместо лопаты, Эдж принялся за раскопки.

Глава двадцатая

Воздух в крошечной комнатенке был совершенно спертым и душным, и Эдж быстро вспотел, пока копал землю своей косметической «лопаткой». На поверхности земли не было ни единого признака, который бы указывал на то, что здесь могли быть зарыты много лет назад деньги Луисом и его друзьями. Поэтому Эджу пришлось копаться в земле наугад, каждый раз откапывая ямку глубиной в два фута, прежде чем переходить к следующей.

Выражение решимости на лице американца не менялось при каждой новой неудаче, и его стремление добиться поставленной цели было непоколебимым. Даже когда свеча догорела до конца и пламя, потрескивая, стало угасать в луже растекающегося воска, Эдж ни на миг не прервал своей работы. Он понимал, что перед тем, как захоронить свои неправедно добытые деньги, бандиты должны были положить их в какой-нибудь ящик или футляр, присутствие которого он неминуемо должен был бы обнаружить, даже роясь в полной ! темноте.

Он трудился подобным образом уже больше часа, настолько погруженный в свое занятие, что даже не вспомнил о находившейся рядом без сознания Марии, и за шумом, производимым погружавшейся в землю расчески, нс слышал ее дыхания. Поэтому, когда она пришла в себя, он не увидел ее расширенных от ужаса глаз, которыми она уставилась ему в спину, и никак не отреагировал на ее медленные, осторожные движения, когда она тихо соскользнула с кровати на пол, позабыв об одежде, и обнаженная подобралась к двери. Когда Мария осторожно повернула дверную ручку, та издала тихий скрип, буквально пригвоздивший к полу ее дрожащее с ног до головы тело. Она в отчаянии распахнула дверь, и ржавые петли заскрипели еще громче. Не сводя глаз со спины погруженного в свое занятие американца, Мария в полуобмороке вывалилась в коридор.

30
{"b":"10181","o":1}