ЛитМир - Электронная Библиотека

Он улыбнулся и ткнул кнопку ответа.

– Привет, – раздался из динамика голос Ани, и Антон понял, что она находится не в помещении. Доносились ухающие звуки автопогрузчиков.

– Привет, – не сразу ответил Антон, потому что в горле образовался странный комок. – Ты уже освободилась? Гуляешь по балкону и любуешься пейзажами?

– Да нет… Еще с часок, наверное, поработаем. У нас перерыв минут десять. Вот пошли в бар кофе попить. Вкусно. Потом решили пройтись по балкону. Пейзажи глянуть, как ты говоришь. Красиво тут у вас. Горы, небо… и вообще… Очень мило. Я немного от всех отстала, чтоб тебе звякнуть. А ты как?

– Тружусь вовсю…

– А я хотела тебя в бар позвать после работы. Посидели бы, столько не виделись… У вас такой бар неплохой, забавный… Ты не против?

– Аня, что ты!.. – сказал Антон и почувствовал, как в груди разрастается волнение. – Правда ты украла у меня идею… Я закажу столик с видами на самые лучшие вечерние пейзажи!

– Здорово. Тогда я сообщу, как освобожусь, ладно?

– Конечно! Договорились.

Аня отключилась, а Антон еще некоторое время неподвижно сидел, уставившись в монитор. Сердце почему-то бухало и бухало, а он не понимал, отчего так разволновался. Странное ощущение… Подобного с ним не случалось давно. Спуститься в бар и непременно выпить кофе, возникла спонтанная мысль. Прежде чем Антон успел проанализировать эту идею, ноги сами вынесли его из кабинета. Возможно, они еще там, думал он, шагая к лифту, вдруг они задержались и до сих пор стоят и смотрят на айский закат…

Он не помнил, как спускался в лифте, и кто находился с ним в кабине. Он пришел в себя лишь тогда, когда ворвался в полупустое помещение бара и натолкнулся на царившие там тишину и спокойствие. Замер на пороге, озираясь, скользнул взглядом по прозрачным тонированным перегородкам, отделявшим бар от кольцевого балкона. Балкон тоже оказался почти безлюден. Одинокая мужская фигура, нависнув над перилами, застыла темным пятном на фоне неба.

Антон постоял с минуту, осматриваясь и прислушиваясь к себе. Потом вспомнил, что хотел кофе и медленно направился к стойке. И тут же наткнулся на пристальный взгляд Эльзы поверх донышек перевернутых бокалов.

– Привет, – бросил он и облокотился о матово-серую поверхность стойки.

– Здравствуй, – сказала Эльза, продолжая изучающе его рассматривать. – Ты чего такой, а?

– Я?.. Ничего… А что?

– Странный весь. Взволнованный. В зал влетел словно потерял кого… Что случилось?

Она слегка наклонила голову и заглянула ему в глаза.

– Ничего не случилось… – пробормотал Антон. – Эльза, ты… Ты мне сделай кофе, пожалуйста. Двойной.

Она удивленно вскинула черные брови и отбросила со лба длинную вьющуюся прядь.

– Антон, ты на себя не похож, – сказала она, позвякивая посудой за стойкой. – Ты бы себя видел со стороны сейчас! У тебя правда ничего не стряслось?

– Да, правда, правда, Эльза, – сказал Антон, блуждая взглядом по столикам. – Так… заработался… Ерунда, в общем. Не обращай внимания.

Эльза пожала плечами. Возникла пауза. Она какое-то время производила скрытые от взгляда манипуляции с аппаратурой, потом послышалось шипение, и в воздухе распространился запах кофе.

– Эльза, – сказал он, – У меня к тебе просьба. Мне нужен столик сегодня вечером. Часа через два.

Она на мгновение замерла, затем посмотрела на него одним из тех своих таинственных взглядов, которые он так и не научился понимать до сих пор.

– Вот этот, например… – Антон показал на один из столиков у окна. – Хорошо?

– Это для нее? – вдруг спросила Эльза.

– То есть?.. – Антон несколько опешил. – Что ты имеешь в виду?..

– Для нее, – сказала Эльза с уверенностью. – Для той дамочки с Земли, что сегодня прилетела. Комиссия какая-то, тебе лучше знать. Похоже, что важные особы. Наши все так говорят… Значит, это для нее, да?

– Ну хорошо… – Антон покачал головой. – Пусть будет «для нее»… Хотя я не понимаю такой формулировки, Эльза. Она моя старая знакомая, еще по прошлой работе. Понимаешь, мы несколько лет не виделись, хотелось бы поговорить… былое вспомнить…

– Да что ты оправдываешься, Антон, – усмехнулась Эльза. – Зачем?

– Я не оправдываюсь… – обронил он. – Я объясняю.

Черт, мелькнула у него мысль, а ведь я и на самом деле оправдываюсь. Что за ерунда со мной происходит? Не понимаю…

– Так мы договорились насчет столика? – спросил он.

– Кофе возьми, – сказала Эльза и поставила дымящуюся чашку перед ним. – Сливки? Коньяк?

– Нет, спасибо.

На Антона она уже не смотрела. Снова размашистым движением головы отбросила назад густые волосы и отвернулась к монитору. От внимания Антона не ускользнуло, что губы ее были чуть поджаты.

– Эльза, – мягко сказал Антон. – Ты не ответила.

– За столик не волнуйся, – произнесла она, не поворачиваясь. В голосе ее появились оттенки сухости. – Как ее зовут?

– Аня, – ответил Антон, медленно покручивая горячую чашку на блюдце. – Ее зовут Аня.

– А кто она?

– Член комиссии. Из нашего Управления.

– Ясно… Они правда снимут Габена с работы? – вдруг спросила Эльза. – А что с тобой станет?

– С чего ты взяла? – удивился Антон. – Что за странные идеи, а?

– Так… Наши болтают. Слухи.

– Эльза, – улыбнулся Антон. – Ты не верь слухам. Верь фактам.

– Да что мне факты…

Она, наконец, повернулась к нему. Взгляд у нее был чуть грустный.

– Я сердцу верю, Антон. Чувствам… – вздохнула она. – Вот это и есть для меня факты. А ты чего не пьешь? Просил – и не пьешь.

– На воздух пойду… – пробормотал он. – Подышу маленько. Спасибо, Эльза.

Он взял чашку с блюдцем и развернулся.

– А я думала, что ты придешь сегодня вечером… – бросила она ему в спину, и непонятно было: то ли это вопрос, то ли утверждение, то ли и то и другое одновременно.

– Да понимаешь… – начал было он, застыв вполоборота, а потом умолк, с трудом подавляя желание оправдываться. – Эльза… Ты чего, ну в самом-то деле? Что ты хочешь сказать?

– Ничего я не хочу, – ответила она спокойно, и теперь во взгляде ее уже не было и тени грусти.

За стойкой, на компьютере Эльзы послышался звук всеобщего оповещения. Антон, не услышав сигнал на «коме», инстинктивно схватился за ремень, но обнаружил, что оставил прибор в кабинете. Это обстоятельство его поразило.

– «Штормовое», – произнесла Эльза. – До девяти баллов. Давно не было. Ты чего за живот хватаешься? Кофе вон чуть не расплескал.

– «Ком» забыл… – пробормотал Антон ошарашенно. – В первый раз. Потрясающе!

– Потерял? В зоне? Или где ты там сегодня был…

– Да нет, что ты… Это уж вообще бы!.. В кабинете оставил. Сроду не оставлял, и – вот на тебе…

Эльза ухмыльнулась и ничего не сказала. Легонько звенела стеклом и опять смотрела на него своим странным взглядом, не поддающимся расшифровке.

– Ты почему так смотришь? – озадаченно спросил он.

– Потому. Иди давай, а то кофе совсем остынет.

Она отвернулась, склонив голову к монитору и, давая понять, что всецело погружена в работу. Антон, шагая неторопливо, чтоб не расплескать кофе, вышел на балкон.

Темная фигура, в одиночестве распластавшаяся на перилах, вблизи оказалась сухощавым, рыжим господином Родкисом, одним из членов сегодняшней комиссии.

Антон отхлебнул остывающий кофе и поставил блюдце на перила. Родкис встрепенулся и немедленно приблизился к нему быстрым шагом. Глаза у него были прищуренные и изучающие, и вообще он производил отталкивающее впечатление. Сейчас спросит про кофе, подумал с неудовольствием Антон. Или про здешний климат.

– Решили проветриться? – поинтересовался Родкис, осклабившись. – Подышать, так сказать, воздухом… Наверное, уработались?

Мимо, с сожалением подумал Антон. Теряешь чутье, братец. Пора в отставку.

– Да-а… – протянул он и сделал глоток. – Не получится проветриться.

– А что так?

– «Штормовое» предупреждение объявили. Сейчас защиту по всему периметру врубят. И воздух уже будет искусственный. Вот так-то.

12
{"b":"10185","o":1}