ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты мой сын, — произнес Ледяной Огонь голосом, не допускающим возражений.

Волчий Сновидец улыбнулся, видя, как играет струя белого света в груди его отца.

— Зачем ты обманул меня? — закричал Вороний Ловчий.

— Чтобы спасти тебя, — вздохнул Ледяной Огонь. — Я предоставил суд над тобой Белой Шкуре. То, что ты сделал, ты сделал над собой сам. Твоя душа…

— Могуча! — прошипел Вороний Ловчий.

— Твоя душа — сплошная тьма, брат, — печально сказал Волчий Сновидец. — Ты не человек в полной мере. В сущности, у тебя уже нет души.

— Замолчи! Что ты знаешь о душах, о Снах! А я видел, видел будущее, мое и Пляшущей Лисы. Мое дитя поведет Народ к югу, к…

— Ты не видел своего будущего, — прошептал Волчий Сновидец. — Ты видел только обрывки будущего твоего отца.

Ледяной Огонь нахмурился и удивленно поглядел на него:

— Моего? Что же это…

— Нет, моего! — закричал Вороний Ловчий, ударив кулаком по Белой Шкуре.

Воины Других в страхе и гневе кинулись на него.

Волчий Сновидец, склонив голову, смотрел, как пламя танцует новый танец, которому, казалось, не будет конца. Его мысли уносились вдаль. Образы из видений Цапли вставали в его сознании. Он видел земляные курганы, растущие по берегам большой илистой реки. Видел каменные чумы в пять ярусов, с острыми, разрезающими воздух углами. Другие чумы, длинные, из древесной коры, окружали поля, поросшие какой-то травой с длинными листьями и желтыми зернами. Народ давил их, и они отдавали ему свою жизнь.

Прошли охотники, длиннорукие люди с копьями в руках, словно они собрались охотиться на бизонов. Когда солнце высушивало равнину, женщины срезали чудесную траву и колотили палками ее семена. Проползло на брюхе огромное тонкое создание с клыкастой головой и длинным хвостом. А дальше к югу люди строили каменные горы — и Отец Солнце, в перьях и чешуе, спускался на землю.

— Мы в силах все исправить, — прервал видения голос Ледяного Огня. — Исправить… исправить… Волчий Сновидец кивнул:

— Да. То, что разделилось, вновь должно стать Единым.

— Позволь мне помочь тебе, — предложил Ледяной Огонь, подойдя к Волчьему Сновидцу поближе.

Сквозь дрожащий туман Волчий Сновидец увидел, как Почтенный Старейшина Других остановился. Протянув руку, он коснулся груди своего отца — в том месте, откуда струился белый свет. Это согрело его, пронзило все его тело лучами гармонии. Прежде чем он понял, что происходит, Ледяной Огонь обнял его и прижал к груди.

— Сын мой, — прошептал он. — Все, что ты делал, — во благо Народу.

Волчий Сновидец поглядел на Пляшущую Лису. Она стояла в стороне, но он заметил, с какой нежностью глядит она на Ледяного Огня. И вдруг он широко раскрыл глаза от удивления: в животе у нее светилось крохотное белоснежное пятнышко.

— Сын за сына, — вздохнул Волчий Сновидец. — Теперь я все понял, Цапля.

66

Волчий Сновидец вместе со своим отцом плыл в лучах Единства, забыв про тот неподлинный мир, что окружал его. И вдруг сквозь эти видения донесся голос Вороньего Ловчего:

— Итак, олененок лег рядом с медведем! Смотрите, воины! Это — конец Народа!

Гул враждебных голосов разорвал тишину. Опомнившись, Волчий Сновидец отстранился от Ледяного Огня, Цепь видений прервалась. Он поглядел на брата. Тот стоял расправив плечи, угрожающе выпятив грудь и попирая ногами труп старика.

— Ты убил Бизонью Спину, — тихо сказал Волчий Сновидец.

Вороний Ловчий рассмеялся:

— И тебя тоже убью. А надо было сделать это много лет назад.

Волчий Сновидец шагнул вперед. Пляшущая Лиса попыталась удержать его:

— Не делай этого! Он не стоит…

Он улыбнулся ей и нежно коснулся рукой ее лона, в котором зрела новая жизнь. Она вспыхнула, но не отвела его руки, вопросительно посмотрев на него.

— Ты держишь в руках нити паутины. Ты знаешь это? Благодаря тебе она оплетет весь мир.

— Что? — чуть слышно спросила она. Усталость… Внезапно он вдруг почувствовал страшную усталость. И в то же время уловил странный зов, таинственный и знакомый звук. Он повернулся, через плечо поглядев на юг. Волк вышел из леса и стоял у самого края лагеря, подняв одну ногу, задрав нос и принюхиваясь. Дрожь охватила Сновидца.

— Час настал?

— Ты указал им путь, человек из Народа. Тебе пора. Волчий Сновидец глубоко вздохнул и, закрыв глаза, кивнул Волку. Потом по повернулся к Ледяному Огню:

— Пусть никто не вмешивается.

— Но ты не можешь!.. — воскликнула Пляшущая Лиса. Она кинулась к нему, но Ледяной Огонь удержал ее:

— Никто не должен вмешиваться.

— Я объявляю тебя ведьмаком, брат! — ревел Вороний Ловчий. Глаза его сверкали от ненависти. — Я убью тебя, пока ты не погубил Народ!

Сзади он услышал, как молит Ледяного Огня Пляшущая Лиса:

— Пусти меня, ему одному не хватит сил. Вороний Ловчий…

— Нет.

Вороний Ловчий медленно обошел костер, сжав здоровую руку в кулак. Несколько молодых воинов пошли за ним, готовые броситься в бой по его приказу.

— Останови их! — закричал Издающий Клич, выбегая вперед.

— Нет! — сурово ответил Ледяной Огонь, обнимая его за плечо.

— Это же твои сыновья! Как ты можешь им позволить…

— Это Сон! — убежденно прошептал Ледяной Огонь. — Не вмешивайся в то, чего не понимаешь.

— Но это твои сыновья!

Волчий Сновидец спокойно стоял, чувствуя спиной немигающий взгляд Волка. А Вороний Ловчий, распаляя себя, ревел, как раненый бык:

— Я убью тебя, брат!

Волчий Сновидец молча слушал его угрозы. Его душа все еще ощущала присутствие Волка. На какое-то мгновение он забыл Танец. Сейчас он шептался с грибами, с грибами, певшими в его крови.

— Не делай этого, брат, — произнес он, раскрыв своему врагу объятия. Вороний Ловчий замер от неожиданности. — Идем, идем со мной, — продолжал Сновидец. — Наше время для Народа закончилось. Идем со мной на юг. Я очищу тебя, научу тебя настоящему Сну.

Души Народа вокруг него светились — испуганные, охваченные тревогой. Некоторые глядели на предстоящее сражение с радостным предвкушением, их души наполняли гнев и жестокость. Другие были встревожены и опечалены происходящим.

Вороний Ловчий легким движением шагнул к нему.

— Я ранен, брат, но даже сейчас я куда сильнее тебя. Думаешь, твой Сон одолеет такого, как я? Одолеет Силу Белой Шкуры? Посмотри на себя, полоумный! Ты — вождь Народа? Что ты знаешь об этом мире, Волчий Сновидец?

— Он прав, — прошептал Волк. Деревья шумели, широко разнося его голос. — Тебе пора. Твой долг перед Народом исполнен.

— Но я… я должен спасти Народ от Вороньего Ловчего. — Он повернулся, заглянув в желтые глаза Волка:

— Разве нет?

— Ты уже спас его.

Вороний Ловчий хмыкнул и повернулся к толпе, указывая на своего брата:

— Видели? Говорит сам с собой! Волчий Сновидец снова поглядел на Вороньего Ловчего. Душа его брата была черна как ночь.

— Ты сделал свой выбор.

Он прошел мимо брата и вошел в огонь. Он Танцевал с пламенем, лижущим его тело. Души Народа светились яркими цветами от страха при виде своего Сновидца, берущего голыми руками горячие угли.

Вороний Ловчий беспокойно глядел на него, в глубине его души мелькнули первые признаки неуверенности и смятения. Волчий Сновидец тем временем чертил на своем лице раскаленным углем образ Волка, тот же образ, который он изобразил некогда в Мамонтовом Лагере. Потом он протянул руку к Вороньему Ловчему.

Впервые в жизни Вороний Ловчий проявил робость при свидетелях. Он попятился, прикрываясь сломанной рукой.

— Иди сюда, брат! — позвал Волчий Сновидец. — Иди в Свет! Пусть твоя душа соединится с моей! Противоположности сходятся. Для нас настал час суда.

— Нет! — закричал Вороний Ловчий и, изогнувшись, бросился на своего брата. Здоровой рукой он схватил его, выволок прочь из костра и повалил на мерзлую землю. Воздух с шумом вырывался из его рта. Он вступил в Танец с болью, и она исчезла — ведь на самом деле она была лишь иллюзией. Он снова дышал ровно.

105
{"b":"10190","o":1}