ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А Другие? — вмешался еще один старик. — Думаешь, они просто так позволят нам перебить их? Они же всех нас уничтожат!

Вороний Ловчий покачал головой:

— Прыгающий Заяц, сколько мы сегодня потеряли Народу?

— Нисколько.

— Да, кому-то придется умереть, — продолжал Вороний Ловчий. — И я сам могу умереть! — Он расхаживал взад-вперед рядом со своим воткнутым в землю копьем. — Но я не хочу подыхать, как загнанный олень. Неужто Народ вконец потерял гордость?

Удар Молнии встал рядом с Вороньим Ловчим:

— Если мы будем сидеть сложа руки и позволим Другим перебить нас, кто отпоет наши души, чтобы они достигли Блаженного Звездного Народа? Отец Солнце низвергнет их во тьму!

— В вечную тьму — за нашу трусость, — зловеще прибавил Вороний Ловчий.

Народ охватило смятение. Старики и женщины растерянно глядели друг на друга. Дети, широко раскрыв глаза, с любопытством взирали на происходящее. Совсем маленькие недоуменно сосали пальчики, держась за руки старших братьев и сестер.

На отшибе Вороний Ловчий заметил прекрасное и печальное лицо Пляшущей Лисы. В это мгновение решалась его судьба и судьба Народа, но, увидев ее, он улыбнулся. Лиса опустила глаза. «Значит, она вернулась… Ну что ж… Настанет час…»

— Это — будущее, Народ мой. — Вороний Ловчий вырвал из земли и поднял над толпой окровавленное копье. — Мы должны спасти себя сами, надеяться нам не на кого. Я буду поститься четыре дня. А на пятый я пойду и изгоню Других из нашей земли. Я возьму с собой всех, кто пожелает. — Он поглядел на юношей. — А если ни у кого не хватит храбрости, я пойду один!

Он поймал взгляд Пляшущей Лисы. Быстро оглянувшись, она пошла прочь от возбужденной толпы — в сумерки.

И он тоже повернулся и ушел. Он чувствовал себя игроком, бросившим кости, как никогда, удачно.

— Не нравится мне это, — покачала головой Зеленая Вода, пробираясь в темную глубину чума. — То, что затеял Вороний Ловчий.

— А я бы попробовал, — возразил Издающий Клич, следуя за ней. — Попытка не пытка, а?

— А Другие? Они… ой! На моих шкурах чья-то нога.

— Нога?

— Это Пляшущая Лиса, — отозвался тихий голос. — Куда-то же мне надо было пойти.

Зеленая Вода заметила, как недовольно поежился Издающий Клич.

— Надо было…

— Вороний Ловчий! — в отчаянии прошептала Лиса. — Он ищет меня. Он хочет…

— Мне нет дела до того, что он хочет, — начал было Издающий Клич. — Нельзя же так вот, без спросу, забираться в чужой дом…

— Замолчи! — оборвала его Зеленая Вода. — Вороний Ловчий хочет овладеть ею силой. Ничего удивительного, коли женщина, за которой гонятся, ищет себе любое убежище.

— Овладеть… — Голос Издающего Клич смягчился.

— Я пойду… — прошептала Пляшущая Лиса. — Я не хотела…

— Прекрати! — строго приказала Зеленая Вода. — Эти шкуры большие, всем хватит места.

— Нет, все правильно. Ведь Кричащий Петухом, как-никак, проклял меня. Не правильно, если я перенесу заклятие на ваши души. Я сперва не подумала.

— Кричащий Петухом! Да он личинку заклясть не может, чтобы из нее не вылупилась мошка! — рассмеялся Издающий Клич.

— Места хватит, — повторила Зеленая Вода. — Я согласна с мужем. Мы видели Сновидцев. Кричащий Петухом просто самозванец.

— Но он прогнал меня. И проклял, — напомнила Пляшущая Лиса.

— Я знаю. И знаю, с чего все это началось. Ведь он избивал тебя?

— Эй! — перебил ее Издающий Клич. — Разве муж не вправе взять свою жену всякий раз, когда он ее хочет?

— Ты, когда тебе приспичит, входишь в меня, как мамонт в мамонтиху во время течки, и так долго не унимаешься, что всю твою одежду заносит снегом!

— Я бы никогда…

— Конечно нет! — мягко ответила ему Зеленая Вода. — В том-то все и дело.

— Я, пожалуй, пойду… — вмешалась Пляшущая Лиса.

— Никуда ты не пойдешь, — удержал ее Издающий Клич. — Ведь Зеленая Вода сказала тебе: места хватит.

— А ты не слишком резвись, — сухо добавила Зеленая Вода, ткнув своего мужа под ребро.

— Ой! К чему это ты?

— А это на всякий случай. Чтобы тебе не вздумалось часом запустить в Пляшущую Лису свою маленькую штучку.

— «Маленькую штучку»? Маленькую? Ну и ну!

30

Вот где ты, стало быть… Пляшущая Лиса сжалась, услышав ледяной голос Вороньего Ловчего. Она шла опираясь на прут, которым обычно пользовалась, вырывая из земли богатые крахмалом клубни полярного картофеля. Сумка ее полна была листьев щавеля и разных питательных корешков. Перед ней тянулись бугристые холмы — до самого горного хребта на западе. Солнце стояло в зените, и горы видны были особенно ясно. Как будто можно было протянуть руку — и коснуться заснеженных пиков. Все вокруг тонуло в густой зеленой траве. Как не похоже было это на намытые водой серые камни в нижней части долины!

Лиса обернулась. Он стоял перед ней — высокий, стройный, скрестив руки на груди, гордо закинув голову. Ветер шевелил его длинные волосы, падавшие на плечи сверкающей на солнце иссиня-черной волной. Черты его лица были даже слишком совершенными. В темных, с тяжелыми веками глазах таились любопытство, угроза и в то же время нежность.

— Я искал тебя в последнюю ночь Танца.

— Я думала, ты сейчас молишься о даровании видения, а не гоняешься за женщинами. Улыбка искривила его губы.

— У меня уже было видение. — Он всей грудью вдохнул воздух. — В этом году успех будет с нами. Мы отгоним их обратно на север. Народу будет где разгуляться… до поры.

Она почувствовала, что попала в ловушку. Зеленая Вода и Издающий Клич остались за пригорком. Все, что она могла, — это позвать их на помощь, и как можно громче.

— Чего ты хочешь?

Он удивленно поглядел на нее:

— Ты же знаешь — спасти Народ от Других. Чтобы-

— И для этого тебе нужна я, — холодным тоном закончила она.Он засмеялся:

— Но ведь ты уже была моей. Кому еще ты нужна? Мой глупый братец собирается стать великим Сновидцем. Вот дурень! — Он пренебрежительно взмахнул рукой. — Он все время рассказывал мне о своих видениях. Про Отца Солнце, живущего далеко на юге, про странных зверей. Красно-бурые карибу с задами цвета прелых листьев. Маленькие белые олени, которые каждый год меняют рога и бегают быстрее Ветряной Женщины. Еще он поминал такого зверя — полусобака-полуволк, бурый, с пушистым хвостом и носом, как у лисы. Быстро бегает, он говорил. И сильный… Сильнее волка… — Он резко засмеялся, — Сильнее волка? Бьюсь об заклад, что его любимому Духу это должно быть по нраву!

— Я бы на твоем месте не потешалась над Снами, — сурово ответила она.

— Что? — Он небрежным шагом подошел к ней. — А почему нет? Скажи-ка, Лиса. Я ценю твои советы. Ведь настанет день — ты будешь моей женой.

Она поглядела на него, гадая, как далеко он зайдет. Легкий запах, исходящий от его тела, ударил ей в нос. Почти со страхом она заглянула в его глаза, обладавшие — что ни говори — странной притягательной силой. Не будь он так красив… нет, это немыслимо! Только не он. На память ей пришла Долгая Тьма. Она с отвращением вспомнила тело Вороньего Ловчего, заползающего к ней под покрывало.

— Нет, не буду, — прошептала она, стараясь не терять власть над своим голосом.

Глаза его буравили ее, проникая прямо в душу. Вдруг взгляд его смягчился: он как будто приманивал ее. Мурашки пошли у нее по спине.

— Ты рождена, чтобы стать во главе Народа, Лиса, — вкрадчиво произнес он. Все внутри нее задрожало. — Но только если будешь со мной.

— Ты станешь вождем? Он торжественно кивнул:

— Великим вождем. Потому я и делаю то, что делаю. Кого-ток хорошо тебя научила, правда? О, я видел, как ты убила лося. Хорошая работа.

— Что? — спросила она, внезапно ускоряя шаг.

— Я шел за тобой следом с начала Долго Света. Я глядел на тебя — и восхищался. Признаюсь, что временами мне до смерти хотелось подстроить тебе ловушку и насладиться твоим телом.

— Ты шел следом за нами? Все время?

— Ну конечно же! Я не хотел, чтобы женщине, которой я восхищаюсь, кто-нибудь причинил вред… особенно после того, как ты тогда возле Мамонтового Лагеря подарила мне свою любовь.

46
{"b":"10190","o":1}