ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но не так могуч, как Ледяной Огонь, — уверенно прошептала она.

Она заметила, что разрезание кожи требует от нее усилий. Нож затупился. Куском рога она наточила лезвие. Ее опытная рука легко срезала с камня длинную стружку. Она попробовала лезвие. Теперь оно было острым.

«Но мне среди них не жить! — Она с ненавистью взглянула сквозь упавшие на лоб пряди волос на Прыгающего Зайца, разносившего по лагерю большие куски разделанного мяса. — Недолго тебе упиваться моим телом, ты, навозный жук! Ласкай костлявых баб из своего Народа. Женщина из Рода Белого Бивня слишком хороша для тебя!»

Она вся сжалась, словно желая выдавить из своего тела его поганое семя. Она с тревогой ждала нового оборота луны: ее месячные запаздывали.

Скоро, скоро она убежит от них, как только Долгая Тьма пойдет на убыль… Прежде, чем их Народ пойдет сквозь Ледник? Она задумчиво повела своими прекрасными бровями. Волчий Сновидец говорит — там, на другой стороне, водятся огромные стада непуганых зверей… Если женщина из Мамонтового Народа узнает этот ход, почему бы Ледяному Огню, с его великим могуществом, не повести туда свой Народ?

«Подожду-ка я, — усмехнулась она. — Мы еще посмотрим, кому достанется этот твой ход в Леднике!»

46

Я все же не до конца в это верю, — покачал годовой Издающий Клич, заглянув в иссиня-черную тьму. Холодный ветер дул из глубин бесконечной ледяной дыры с серыми складчатыми стенами. Необъятный и ужасающий мир открывался за ней! А наверху виднелась ребристая, ступенчатая громада Великого Ледника. Снег ярко блестел на фоне темно-зеленого льда. И даже здесь слышны были стоны неупокоенных призраков.

На дне хода лежал ряд камней, намытых летним руслом реки. По ним и проходил неверный путь среди запретных ледяных стен.

Грудь Издающего Клич сжалась, мышцы его напряглись. Словно кость стояла у него в горле. Он шевельнуться не мог от страха.

— Ну и громадина, — только и произнес Поющий Волк, поглядев на зловещий в серых сумерках Ледник.

Издающий Клич беспокойно кивнул.

«Все серое. Весь мир стал для нас отныне серым. Цвета исчезли. Осталось только отчаяние. Лед и камень над нами и вокруг нас. А за спиной — верная мучительная смерть от рук Других. И это — наш путь? На самом ли деле так? Неужто нигде больше не осталось счастья и радости? Я не хочу идти туда. Во тьму, к призракам…»

Волчий Сновидец стоял с другой стороны. На лице его читалось раздумье. Одет он был в плащ, сшитый из шкуры убитого им Дедушки Белого Медведя. Края плаща трепетали при порывах ветра, вырывающегося из хищной, потрескивающей тьмы, белая шерсть колыхалась.

Издающий Клич обернулся и увидел напряженное лицо Пляшущей Лисы. Видно, что она и Волчий Сновидец избегают друг друга. Что же случилось между ними сегодня в пещере Цапли? И что это может означать для всех них? Сказать, что в душе Издающего Клич пронесся ледяной ураган, — значит ничего не сказать.

— Видите, как навалены здесь камни? — спросил Волчий Сновидец, взобравшись на вершину одного из валунов. — Это все за лето, когда здесь течет река. Все это приносит вода…

— А почему дед лежит только здесь? — спросил Поющий Волк. — Что мешает ему покрыть весь мир?

— Горы. Они здесь теснят с запада и востока Большую Реку. Поэтому лед скапливается в этих местах и становится все выше, — ответил ему Волчий Сновидец, указав на возвышающиеся на горизонте хребты.

За спиной у них стоял Народ. У каждого на спине был дорожный мешок; каждый держался за длинный канат, искусно сделанный из шкур карибу и мамонтов. Собаки, опустив головы, обнюхивали сырую землю.

Зеленая Вода стояла опустив руки. На закорках у нее сидел ребенок. Казалось, на одном теле — две головы. Темные глаза ребенка испуганно блестели. Издающий Клич поймал ободряющий взгляд жены. Похоже, она настроена веселее, чем он…

Волчий Сновидец шел впереди, отмеряя каждый шаг по крутым валунам, старясь держаться той стороны, где камни были пониже и лежали поровнее.

— Не нравится мне все это, — бормотал Издающий Клич.

Поющий Волк бросил на него короткий взгляд и усмехнулся:

— Духи нынче норовят вмешаться в твою жизнь, верно?

Издающий Клич от души огрызнулся:

— Я послушался тебя. Что мне оставалось? Ты сказал: «Идем! Мы пойдем первыми. Докажем всем, что это возможно». И я последовал за тобой. Куда глаза мои глядели? И как ты мог посоветовать мне это безумие.

— Ты сам согласился! Не ты ли расписывал мне, какие ужасы ждут нас, если Народ останется к северу от Великого Ледника, а тут как раз нагрянут Другие?

— Но это еще не значит, что я должен слушаться твоих тупоумных…

— А ну молчите! — оборвала их Зеленая Вода, глядя на ход. — Сейчас Волчий Сновидец поведет нас…

Издающий Клич вдохнул тухлого воздуха и пробурчал:

— Угу!

— Мы еще живы! — сквозь зубы прошептал Поющий Волк и пошел по камням следом за Волчьим Сновидцем. Опасливо качая головой, он окидывал взором черные тени и ниши, прорезавшие лед. Смеющаяся Заря напряженным шагом шла следом за ним.

— Мы еще живы… мы еще живы… — со вздохом повторял Издающий Клич, глядя на затянутое облаками небо, едва различимое в узкую щель наверху.

Он с усилием сглотнул слюну. Тихое потрескивание явственно доносилось от ледяных стен. Страх сжимал его сердце.

— Ты идешь? Или мне нести тебя на ручках? — окликнул его, обернувшись, Поющий Волк.

Издающий Клич рванулся вперед. Волосы на голове его шевелились от страха. Так бросаются опрометью вниз с вершины холма, когда Отец Солнце вот-вот ударит по нему молнией. Ноги его подкосились.

Какие-то пальцы потянулись к нему. Он слепо моргал во тьме. Вкрадчивые холодные пальцы, несущие смерть, — он чувствовал их всею плотью. Пальцы призраков, они оплетали все его тело. Кожа его сжималась и морщилась от их прикосновений.

«Страх! Никогда за всю свою жизнь я не чувствовал такого! Нет, я могу сгинуть здесь… Эта темнота… Эти призраки… Нельзя человеку умирать в темноте. Душа его останется здесь погребенной навеки. Тьма. Вечная тьма».

Он стоял охваченный ужасом, готовый броситься назад — туда, откуда он пришел в это страшное урочище.

Он услышал, как сзади потрескивает камень под ногами Зеленой Воды. И они пошли дальше — молча, страшась своего безумства.

А потом откуда-то из глубины сердечной пришли новые силы, и он осмелел. Он упрямо шел и шел вперед, стыдясь показать себя трусом на глазах у стольких соплеменников, хотя каждая его жилка по-прежнему дрожала от ужаса.

Его чувствительные ноздри уловили странный запах, принесенный ветром: острый аромат плесени, слежавшейся земли и сырого камня. Издающий Клич сжал зубы и что есть мочи вцепился в копье: он увидел, как сужается просвет наверху. Серые стены постепенно смыкались над ними. Талая вода капала, попадая в карманы их парок.

— Что толку в копьях — против Духов Тьмы? — прошептал он. Какое-то внутреннее чувство заставило его резко отшатнуться в сторону. Холодные пальцы незримо провели по его щеке.

У поворота туннеля Волчий Сновидец достал из сумки и развернул маленький горящий уголек и поджег фитиль из мха. И этот жалкий фонарик будет отныне освещать Народу путь вперед, через Великий Ледник — к новой жизни.

Издающий Клич, дрожа, последовал за ним. Пощелкивание наверху прекратилось, как только они свернули. Он шел за Поющим Волком, Зеленая Вода шагала следом за ним. Он слышал счастливое посапывание своего маленького сына, примостившегося на плечах у матери.

Собрав все свои силы, он ступил вслед за Поющим Волком в непроглядную тьму.

— Здесь идите поосторожнее! — Эхо гулко повторило голос Волчьего Сновидца, мешающийся с тихим потрескиванием живущих во тьме призраков. — Вода точит лед, прогрызая себе все новые русла. Здесь есть несколько мест, где свод чуть пониже, но воды там достаточно, чтобы утонуть. Есть много провалов, а на дне их — водовороты. Так что смотрите себе под ноги.

Где-то высоко во тьме все трещало и гудело — скрипуче, пугающе, неразборчиво.

71
{"b":"10190","o":1}