ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что Ты имеешь в виду?

— Она расскажет Другим про ледовый ход.

— Блаженный Звездный Народ! — Куропатка в ужасе зажала рот рукой. — Если они найдут ход, нам во веки вечные не будет покоя! Они до края земли будут преследовать нас.

— Конечно.

Лиса развязала свою дорожную сумку, положила туда резец, несколько ножей и узелок с вяленым мясом. Куропатка нахмурилась, глядя на ее приготовления:

— Что это ты замыслила?

— Я пойду за ней.

— Но как ты пройдешь сквозь ледовый ход? Одна? Без света?

— Волчий Сновидец прошел. А теперь идет Лунная Вода. — Она пожала плечами. — Я возьму с собой трут и ветви черной ели. Этого хватит, чтобы развести огонь если в том будет нужда. Да и потом, я ведь, в сущности прошла весь ход в темноте. Я же шла в хвосте отряда. — Дрожащими пальцами она стала ломать ветви и укладывать их в сумку.

— Лиса… — глаза Куропатки беспокойно бегали, — не делай этого. Ты только загубишь свою душу. Без покровительства и защиты Волчьего Сновидца…

— Что ж, Кричащий Петухом ведь проклял мою душу, — мрачно усмехнулась Лиса. — Может, пора пришла…

Она с тоской поглядела на Великий Ледник. Он сверкал в нежных лучах Отца Солнца. «А Бегущий-в… Волчий Сновидец с той стороны… Может, мне представится случай еще раз поговорить с ним…»

— Кричащий Петухом — дурень, ~ неуверенно произнесла Куропатка и на всякий случай оглянулась — не подслушивает ли их уродливый дух старого шамана? — Не давай им случая сожрать твою душу!

Пляшущая Лиса закинула мешок за спину и закрепила на лбу кожаную тесемку.

— Не гасите здесь огонь, — сказала она, небрежно похлопав Куропатку по плечу.

И она медленно пошла к страшной ледовой дыре, чувствуя дрожь в поджилках.

— Хочешь рассказать про ход Мамонтовому Народу, да? Ну что ж, посмотрим! — бормотала она.

Волчий Сновидец встретится, должно быть, с Вороньим Ловчим и Кричащим Петухом. Против них она, несмотря на все свои приготовления, бессильна. Это беспокоило ее уже сейчас.

Когда на следующее утро она добралась до хода, она увидела, как из-под сугробов вытекает ручеек.

— Да, кажется, начинает затоплять… — произнесла она. — Сколько же времени осталось у нас, прежде чем ход закроется?

Сжав зубы, она вошла в туннель. В мокром песке видны были женские следы. Да, теперь не было сомнений: Лунная Вода пошла именно этим путем. С замирающим сердцем вступила Пляшущая Лиса в темную расселину.

Призраки защелкали и заскрипели на нее, выгоняя непрошеную гостью прочь из своего царства.

Когда сменяются времена года, соединяется несоединимое. С юга идет Долгий Свет; лучи Отца Солнца теснят Долгую Тьму далеко на север — к Соленым Водам, где плавают ледяные горы.

Вместе с первыми проталинами появились слухи. Они передавались из уст в уста, их разносили одетые в меха охотники. Все говорили о Сновидце — о могучем Сновидце. Юноша, которого некогда звали Бегущим-в-Свете, увидел в Священном Сне дорогу на юг.

И не только увидел, а пошел туда! Он прошел через Великий Ледник и провел своих соплеменников. Народ спасен! Он обрел землю, куда Другим не добраться. Землю, где звери — истинные братья людей: они не боятся их. Этот Волчий Сновидец, говорят, родился от самого Отца Солнца. Он послан сюда, чтобы привести Народ в его новый дом.

Вороний Ловчий сидел на камне, молча глядя на утреннее солнце, не обращая внимания на собравшихся вокруг собратьев. А они ждали его совета. Они испытующе глядели на него. За последний год он отяжелел, черты его лица стали резче от бесконечных походов и схваток. Плечи его раздались, мускулы окрепли, а живот втянулся, хотя питался он сейчас получше прежнего. Походил он на молодого волка: высокий, сухопарый, сильный — человек, которому нет равных.

Щупая свои копья, он обдумывал, чего они добились за все эти походы в дни Долгой Тьмы. Другие еще держатся. В их руках побережье моря. Сейчас им предстоит Обновление. Начинается весенняя охота. Они уже начинают выбираться на звериные тропы — поглядеть, не идет ли дичь на юг, к богатым травой лугам. Уже в этом году на звериных тропах собралось столько Других, что они могли остаться и вовсе без добычи.

Сможет ли Бизон провести своих детей через ловушки Других? А Карибу? Или им придется отлавливать на пустынных скалах случайных баранов и молить Звездный Народ, чтобы тот послал им хоть несколько отбившихся от стаи мамонтов, а иначе не прокормиться следующей Долгой Тьмой. Уцелеет ли дичь после этого необузданного напора Других? А как будут вести себя Другие? Что если они не остановятся, не сделают перерыва для весенней охоты? Хорошенькое будет Обновление, если придется встретить его с поджатыми от голода животами!

Вороний Ловчий поднялся на ноги и стал расхаживать. Он потуже затянул тесемки своей новой парки и улыбнулся. Парка была трофейная, захваченная у Других, и она стала как бы символом их боевых успехов. Сейчас, оглядываясь вокруг, он замечал, что Народ начинает во многом походить на своих врагов. И то сказать: они носят их одежду, едят убитых ими зверей, спят с их женщинами… Вороний Ловчий задумчиво засунул ладонь за искусно отделанный рукав своей парки.

И еще ко всему прочему в этом году старейшины вздумали, в нарушение всех старых обычаев, провести Обновление далеко на юге — в Долине Цапли. В самом обиталище его проклятого братца!

Но хуже всего другое. Как ему удержать захваченные земли, коли его молодые воины уйдут танцевать Священный Танец в такую даль? Да за это время Другие все отвоюют обратно!

— Неужто эти старые дурни считают, что Другие подождут, пока у нас не кончится Обновление? — сердито говорил он, беспокойно расхаживая взад-вперед. — Сколько оно может продлиться? Недели? А Другие, стало быть, все это время будут смирнехонько сидеть у себя в лагере?

Орлиный Крик пожал плечами:

— Но Священный Танец — наш долг. Вспомни, что произошло в Долгую Тьму, когда мы пропустили Обновление? Пожиратели Душ отомстили нам. Да и потом, не забывай, что и у Других тоже будет большая сходка племен. Им тоже надо танцевать Танец, молиться, чтобы сохранить свои…

— Тогда мы должны напасть на них первыми! — воскликнул Вороний Ловчий, ударив себя кулаком по ладони. — Они будут поглощены своим Танцем так же, как мы своим. Вот тут-то самое время шугануть их так, чтобы они опомниться не успели…

— Но Обновление — это…

— Довольно! — оборвал его Вороний Ловчий. — Кто остается? А кто идет воевать за нашу землю?

Лишь несколько человек подняли руки. Некоторые заметно колебались. Остальные, судя по всему, не желали на сей раз присоединяться к Вороньему Ловчему.

По спине его пошли мурашки. «Будь осторожнее… Больше давить на них не след. Они пошли за мной, но не забыли своих любезных Обновлений. Есть ли выход? Могу ли я как-то убедить их, что старейшины поступают недальновидно, назначив Обновление так далеко на юге?»

Он вздохнул, сложил руки на груди и устало выдохнул.

— Знаю, знаю… Без Священного Танца духи убитых животных могут растерзать нас. — Он сухо кашлянул. — Ну и положеньице, а? Не будем молиться и танцевать на Обновлении — животные нам не дадутся. А если уйдем на юг — Другие отобьют у нас все охотничьи угодья. Опять же останемся без добычи.

Он помолчал, глядя в напряженные лица соплеменников. Горящие глаза, сжатые, сдержанно улыбающиеся губы. Да, это его воины! Его Народ!

— Значит, быть по сему. Идем к югу. — Он печально покачал головой. — И запомним, чья это была мысль… кто придумал проводить Обновление так далеко от наших родных мест. За это многим из нас придется поплатиться жизнями. Надеюсь, что эти старики хорошо отпоют ваши души, мои братья и сестры. Ведь это они ответственны за вашу жизнь!

Ну и потом, если мы пойдем на юг, я смогу проверить те нелепые слухи, которые ходят о моем сумасшедшем братце!

Лунная Вода продолжала путь — со всей храбростью и выдержкой, присущими Мамонтовому Народу. Она вышла на равнину. Воспоминания об ужасе, пережитом в ледовом ходу, заставляли ее усталые ноги двигаться быстрее. Никогда она не забудет эту дорогу! Идти по ней было, конечно, непросто. Она чувствовала себя погребенной подо льдом. Но все же лучик света впереди как-то разрежал мрак и вел ее за собой. Но обратный путь — это был настоящий ужас! Ни одного человеческого слова, ни одной живой души рядом. Когда она останавливалась, чтобы немного поспать, страх врывался в ее сны, и она прижимала к груди свою лампу и молила злобных призраков оставить ее в покое.

74
{"b":"10190","o":1}