ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет… — Пауза. — Поганое место! Как могут здесь жить люди? Эта вонь от гейзеров! Словно жир, разведенный в соленой воде!

Вороний Ловчий остановился и сухо кашлянул.

— С другой стороны, здесь нет мух и комаров… Этот запах разгоняет всех насекомых.

Кричащий Петухом хмыкнул.

На дне долины напротив одного из чумов стоял Четыре Зуба и, щуря свои старческие глаза, смотрел на приближающихся соплеменников. Заметив Кричащего Петухом, он заковылял навстречу ему и улыбнулся беззубым ртом, обнажив розовый язык.

— А где мой братец-выдумщик? — спросил старика Вороний Ловчий после обязательных приветствий. Четыре Зуба нахмурился:

— Видали эту трещину в скале, над заводью? Там он проводит все время, делая невесть что. Поющий Волк и Издающий Клич слишком уж часто носят ему туда пищу. Говорят — он готовится ко Сну.

Вороний Ловчий хмыкнул и хлопнул себя по колену:

— Мой братец? Сон? — Подмигнув Кричащему Петухом, который не сводил своего единственного глаза с пещеры в скале, Вороний Ловчий повернулся и пошел вверх по дорожке.

Подойдя ко входу в пещеру, он остановился и, просунувшись сквозь полог, слепо моргая в темноте, окликнул:

— Бегущий-в-Свете…

— Войди и опусти полог, Вороний Ловчий. Он сделал это — и разглядел в темноте красные огоньки.

— Глазам надо привыкнуть. Проходи. Сделай два шага вперед и садись.

Вороний Ловчий осторожно прошел в глубь пещеры и опустился на мягкую шкуру. Перед глазами его случайно возникла человеческая фигура.

— Очень изобретательно. Специально придумано, чтобы пустить мне пыль в глаза насчет твоей проклятой Силы?

— Нет. Я должен сохранять спокойствие. Очистить свое сознание. Понять, что я должен делать. И найти в себе для этого силы.

— Ну и что же ты такое сотворишь? Что, ради всего святого, случится от твоих молитв? Мамонты с неба посыплются? Или эта пустошь, в которую ты завел Народ, вдруг зарастет густою травой? Идем, Бегущий-в-Свете, забудь эти…

— Больше нет Бегущего-в-Свете.

— Отлично, Волчий Сновидец. Хорошее имечко! Ты знаешь, со мною Кричащий Петухом. Он пришел, чтобы… как бы это сказать, испытать твою Силу? Хм… Интересное у нас будет Обновление!

— А ты что здесь делаешь?

— Ты же мой брат. Что скажет Народ, если я позволю тебе и дальше продолжать заниматься всеми этими глупостями?

— Очень трогательно, что ты вдруг воспылал родственными чувствами.

Вороний Ловчий рассмеялся:

— Ох, брат, опасайся лучше других. А я желаю тебе добра… Я мог бы бросить тебя на произвол судьбы. Но должен же я хотя бы попытаться? Мой долг как твоего брата — сделать все, чтобы вернуть тебя на истинные пути Народа. Меня уважают. У меня неплохое положение в Народе. А если я скажу людям, что попытался тебя уговорить, — ко мне будут относиться еще лучше.

— Оставь меня в покое, Вороний Ловчий. Я вижу и знаю больше, чем ты. Больше, чем ты можешь вообразить.

Вороний Ловчий мягко улыбнулся:

— Может, выгонишь меня колдовством? Теперь он мог разглядеть в темноте черты Бегущего-в-Свете. Тот потянулся и подбросил ивовых веток в огонь. Стало светлее, и Вороний Ловчий увидел его глаза — и ему стало страшно. Там жила Сила.

— Я не хочу угрожать тебе, Вороний Ловчий… Но если ты бросаешь мне вызов, я должен ответить тебе. Должен показать всем, кто ты есть на самом деле. Остановить тебя. Боль и смерть запятнают твое будущее.

По спине у Вороньего Ловчего пошли мурашки. Как серьезно произнес это Бегущий-в-Свете! И пожалуй, он и впрямь готов был ему поверить. Внезапно страшное предчувствие обожгло его. Он отбросил эти мысли. Он должен опять взять нить разговора в свои руки. Надо что-то придумать!

— Ревнуешь к Пляшущей Лисе?

Его брат вздрогнул и посмотрел на него широко раскрытыми, полными боли глазами.

Ага, задело! При тусклом свете костра Вороний Ловчий увидел, как Бегущий-в-Свете нервно облизывает губы. Он тихо рассмеялся и повторил:

— Ревнуешь?

— Нет. Это не важно.

— Но ты, конечно же, знаешь, как она любит тебя, — произнес Вороний Ловчий, стараясь придать каждому слову особую выразительность. — Каждый день пробуждаясь ото сна, она думала о тебе, брат. Конечно после всего что она из-за тебя перенесла, ты не можешь…

— Нет! — Волчий Сновидец зажмурился и сжал пальцы в кулак.

— Нет? После всех ее жертв?

— Я… Это невозможно, Вороний Ловчий. Та жизнь для меня теперь навсегда закрыта. — Он печально покачал головой.

— Неужто ты действительно веришь во все эти враки про Сны?

Тонкие черты Бегущего-в-Свете озарила легкая улыбка.

— Пожалуй, да, братец.

— Значит, ты не хочешь отказаться от своих заблуждений? Что ж, в таком случае мне не удастся склонить тебя на свою сторону. А мы могли бы славно…

— Твой путь — это путь мрака, брат.

— Я слов не найду, чтобы сказать, как худо относится Народ к дырам вроде этой. — Он указал на причудливые рисунки на стенах и странные фигуры, при свете огня оказавшиеся надетыми на шесты черепами. — Тебя по-настоящему затянули эти причуды. Если бы я верил во все эти глупости, я и сам бы был недоволен.

— Ты становишься у меня на пути, Вороний Ловчий. Он гордо поднял голову. Такой властный у него голос, такой… убедительный.

— Приходится, глупый мой брат. Твои заблуждения губительны для Народа.

— Ты знаешь, что ты — наполовину Другой? Вороний Ловчий замер и, застыв, посмотрел на него.

— Я наполовину…

— Другой. — Бегущий-в-Свете не торопясь кивнул, подтверждая свои слова. — Нашу мать изнасиловали у Соленых Вод. Она умерла в родах.

Вороний Ловчий с трудом взял себя в руки.

— Это, конечно, еще одна твоя выдумка, да? Оставь-ка это, Бегущий-в-Свете. Оставь это для Поющего Волка и этого трусишки Издающего Клич. Рассказывай это им. Они поверят в твои безумные враки.

— Спроси Кричащего Петухом. Спроси Бизонью Спину. Спроси Четыре Зуба. Они знают, какие слухи ходили.

Вороний Ловчий еще раз одернул себя. Нет, это не может быть правдой! Это еще одно проявление безумия Бегущего-в-Свете.

— Спроси! — приказал тот. — Это наша судьба, брат!

— Да я лучше раздавлю тебя, как мошку, чем…

— Слушай меня. Я совсем не хочу убивать тебя — но это Сон, брат мой. Не стой у меня на пути!

С трудом совладав со вспышкой гнева, Вороний Ловчий коснулся подбородка и с сомнением посмотрел на Бегущего-в-Свете.

— Ты меня не напугаешь. Это мы сегодня создаем будущее Народа. Никогда юноши не пойдут за тобой, с твоими бесплодными выдумками.

Бегущий-в-Свете, кажется, несколько поник. Глубоко вздохнув, он произнес:

— Извини.

— Извини и ты меня. Послушай, еще не поздно. Мы уговорим Кричащего Петухом спеть тебе целительную песню, снять с тебя проклятие…

— Чтобы ты еще больше возвысился среди Народа? Чтобы все видели твою победу над твоим глупым братом? — Он покачал годовой, тоскливо улыбнувшись. — Боюсь, что нет… Даже если Кричащего Петухом удастся на такое уговорить.

— Удастся. Он всецело в моей власти. Он же не глуп. Он видит, где лучше, где выгоднее…

— Не удивлюсь, если ты считаешь все Сны обманом.

— Конечно. Как и всякое волшебство. Это придумало, чтобы облагородить людей. Рассеять их глупые предрассудки — как лед на огне. Остальное просто. Выпустить гной, вправить вывихнутую кость, правильно подобрать пищу для людей, чтобы в их кровь поступали полезные вещества. Я всему этому немного научился, когда стал лечить раненых воинов.

«Но были видения, которые не давали мне покоя. И им-то я верю, сумасшедший брат мой. Я видел Пляшущую Лису — и ее дитя. Но никогда в моих видениях не возникало светлого будущего».

— Цапля сказала, что ты Сновидец, но необученный. Еще не поздно. Я научу тебя всему, чему она учила…

— Не говори глупостей. — Вороний Ловчий встал и оглянулся. Столько удивительных вещей он услышал! К некоторым из них стоит потом вернуться. Может, кое-что из этого пригодится, чтобы укрепить дух воинов. — Да, я необучен. Ну что ж, теперь я оставлю тебя. Подумай, чем ты опровергнешь Кричащего Петухом, когда он будет разоблачать твои игры.

78
{"b":"10190","o":1}