ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Команда мечты
Магия дружбы
Странник
Мне сказали прийти одной
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Атомный ангел
Хочешь выжить – стреляй первым
Йога. 7 духовных законов. Как исцелить свое тело, разум и дух
Дед
A
A

— Скажи ему… — отчаянно прошептал Бегущий-в-Свете. — Скажи ему, что мне не хочется его убивать.

— Не сомневаюсь, что твоя угроза его особенно развлечет.

Он остановился у полога пещеры.

— Уверен, что ты не хочешь, чтобы я послал к тебе Пляшущую Лису. Она охотно упадет к тебе в объятия, ты знаешь. Откровенно скажу тебе: лучшей женщины я не видал. Нежная, страстная, достойная твоей…

— Уходи прочь! — яростно крикнул Бегущий-в-Свете, взмахнув кулаками.

Вороний Ловчий улыбнулся, не двигаясь.

— Уходи и не заставляй меня делать то, чего я не хочу!

— В самом деле? Покажи мне! Бегущий-в-Свете вздрогнул, скрестив руки на груди. Чуть слышно он прошептал:

— Пожалуйста, не заставляй меня, брат. Я не хочу причинять тебе зло.

Огромный мамонтовый бивень возвышался, белея на фоне синего неба, на вершине пирамиды, которую РОД Белого Бивня специально построил в основании своего тотема. Мамонтовые хвосты, шевелящиеся на ветру, свисали с его вершины в каждую из сторон света. Хвосты были украшены птичьими перьями, чьи яркие цвета оттеняли белоснежную мамонтовую кость.

Большие чумы из обработанной мамонтовой кости покрывали все поросшее травой плато. Чумы поддерживались мамонтовыми костями, а столпом каждому служил бивень. В их тени можно было укрыться от слепящих солнечных лучей. Не час и не два выделывали толстую шкуру, чтобы она пропускала в помещение свет. У входа в каждый чум тучей вились мухи. Легкий ветерок не мог отогнать их: они залетали в чумы, их крылышки лихорадочно мелькали, доводя людей и животных до изнеможения.

— Надо разводить побольше костров и отгонять их дымом, — со вздохом произнес Ледяной Огонь. Черные рюшки и комары и огромные черно-желтые навозные мухи, казалось, тоже присоединились к их родовому совету.

— Чем дальше к югу, тем больше этих тварей, — произнес, отмахиваясь руками, Красный Кремень. — Стоило бы остаться на Большой Воде. Там, на Соленых Водах, мухи не так досаждают.

Ледяной Огонь почесал лицо, отгоняя насекомых, и нырнул в кухонный чум, где старухи копошились над длинными ямами, которые они только что вырыли в земле.

— Ну и дела… — вздохнул Ледяной Огонь, глядя на насекомых, кружащихся у входа в чум. Он бросил взгляд на четыре бивня, поддерживающие невысокие своды. Жар костра пек ему спину. — Уйдем отсюда — нас съедят живьем. Останемся здесь — изжаримся.

— Попридержи язык! — сухо усмехнулся Красный Кремень, присев на корточки, чтобы чуть проветриться на холодке, и снова скрылся от комаров под защитою дыма.

Как противно трещат его суставы, когда он опускается на корточки!

— Все в порядке, друг мой. В этом году ты вернул нашему роду Белую Шкуру. Впервые за сколько лет?

Ледяной Огонь покачал головой, косы, в которых виднелась седина свисали с его плеч.

— Больше, чем у меня пальцев на двух руках. Где мы могли снискать славу в предыдущие годы? Только в этом году у Врага появился вождь, который для нас по-настоящему грозен. — Он сжал потрескавшиеся губы. — Но все равно мне почти что жалко их. Их так мало, и мы легко их рассеем. — Он поднял покрытую мозолями руку. — Посмотри-ка, посмотри на юг. Видишь эти каменистые холмы? Туда они убежали от нас… Я бывал там. Видел, на что похожи эти места. Дорога идет все время в гору… Там берет начало эта река, такая большая и полноводная. Она стекает вниз с Ледника, который перегораживает долину.

— Тебе их жалко? Да ведь они похитили мою дочь! Ты сам видел, как они поступают с пленниками… Они звери!

— Нет, не звери — возразил ему Ледяной Огонь. — Их довели до отчаяния. Это понятно. Ведь эта долина их последнее охотничье угодье. Они сражаются, но в конце концов они обречены.

— Может быть. Значит, так им на роду написано. Я так думаю. Как наши родичи на западе… — Красный Кремень сжал губы и беспокойно пошевелил пальцами. — Ты думаешь, нам грозит то же самое? И мы тоже сгинем… Как эти Враги?

Ледяной Огонь развел руками:

— Когда-то я с чистой совестью мог сказать, что нам ничто не угрожает. Теперь — не знаю…

Красный Кремень беспокойно сжал ладони:

— Ты видел, что нам грозит? Ледовый Народ…

— Я видел кое-что. Но это не Ледовый Народ. Они тоже бегут. Они бегут от напасти, которая идет с запада. Они движутся на юго-запад вдоль южных Соленых Вод. В конце концов им придется пуститься по морю на своих плавучих деревьях и искать новую землю.

— А мы что?

Ледяной Огонь пожал плечами:

— Слишком многое может случиться. С запада идет беда. Повернуть назад? Нет… я не все вижу. Эта ведьма, Соглядатай…

— Та старуха? Которая видела, как ты насилуешь женщину на берегу?

Ледяной Огонь поглядел на Красного Кремня так, что тот торопливо отвел глаза.

— Я ее встретил.

— Ты…

Ледяной Огонь, расчесывая длинные волосы, смотрел на пламя костра.

— Она сказала мне, что мир меняется, но мы можем спастись.

— Как, Старейшина?

— Все дело в моих сыновьях.

— Сыновьях? Но у тебя нет…

— Есть. Двое. Близнецы. Знаешь, у Врага есть сказка про Детей-Чудищ, которые без конца борются друг с другом? Но близок день — один из них победит.

— Кто именно? И что это значит для нас? Ледяной Огонь опять развел руками:

— Не знаю. Все не так просто, как я тебе объясняю… На самом деле я и сам худо представляю себе это.

— Скажи мне, что ты видел, — посоветовал Красный Кремень. — Может, я помогу тебе растолковать эти образы. — Он пододвинулся поближе к Сновидцу и приготовился слушать.

Поколебавшись, Ледяной Огонь ответил:

— Я видел молодого мужчину, высокого, стройного, полного гнева. Он вел Народ через изнанку мира. Через скалы, и снега, и льды в какое-то другое место. Вел к великому Сновидцу и целителю, а Сновидец этот был я сам. Я видел себя, и этого гневного юношу, и… дитя… все оплетенное красными линиями, как паутиной. А там… на небе, звездный паук тоже распустил паутину. И этот небесный паук тянул нас к югу. Никто не в силах избежать его сетей. — Он покачал головой:

— Я ничего не могу с этим поделать. Звучит довольно безумно… И объяснить ничего не могу. Одно видение наползает на другое. Образы сменяются слишком быстро.

Красный Кремень сорвал пучок травы.

— Может, наш Народ пойдет в другие места, преследуя Врага?

— Этого я не видел.

— Пугает все это.

— Видения всегда пугают, — согласился Ледяной Огонь. Слишком много было такого, чего он не мог поведать никому. Даже ближайший друг счел бы его безумцем. — Я хотел бы, чтобы не было этого безумного путешествия к морю двадцать лет назад. Иногда мне кажется, что я сорвал мир с привязи и запустил его бог весть куда — как дети швыряют сухой мамонтовый навоз.

— Погляди, — заметил Красный Кремень, указав на пересекающего лагерь человека. — Это же Овечий Хвост.

От взгляда на яркий свет у Ледяного Огня закружилась голова, и он отставил ногу, чтобы не упасть. Лицо Овечьего Хвоста выглядело печальным и озабоченным.

— Что случилось, молодой человек? Враг опять разорил твой лагерь и захватил еще нескольких твоих женщин?

Овечий Хвост смущенно опустил глаза.

— Что случилось?

Воин поглядел на Певца, на Красного Кремня. Глаза его странно блестели.

— Вернулась Лунная Вода. Твоя дочь жива и здорова. Она только что пришла сюда с Родом Моржа. Она убежала от Врагов. И она рассказывает странные вещи. Послушал бы только! У Врага появился новый великий Сновидец. Он вывел их через подземный ход, полный призраков, в новую страну, такую богатую, что и поверить нельзя!

Красный Кремень, оставив их, побежал к своей дочери, стоявшей в отдалении. Радостная толпа проводила их в чум.

А Ледяной Огонь стоял в раздумье. Видения, которые он только что поверял Красному Кремню, вновь встали перед ним.

— Подземный ход… — шептал он. — Нет, надо выслушать Лунную Воду!

По пути через лагерь он отгонял комаров, на ходу сосавших его кровь; люди вокруг прятались от насекомых в чумах, отмахивались плеточками из звериных хвостов, обматывали голову побегами полыни.

79
{"b":"10190","o":1}