ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Думаю, надо всем уходить сквозь ледовый ход, — сказал после долгого молчания Поющий Волк.

— Выбора особого нет, — согласилась Пляшущая Лиса, бросив взгляд на мерцающие у входа в чум дождевые струи. — Другие уже все знают про этот ход. Лунная Вода им рассказала.

— Может, они все же дадут нам уйти, — погасшим голосом сказал Поющий Волк. Вновь и вновь он тер пальцами воспаленные глаза.

Четыре Зуба молча сидел в глубине чума и, медленно раскачиваясь, беззвучно шевеля губами, глядел в огонь. Все были потрясены, измучены и опустошены. Слишком странные и страшные вещи происходили рядом с ними.

Поющий Волк не сводил взгляда с входа в пещеру Цапли, где лежал в горячке Волчий Сновидец. Тело Кричащего Петухом отнесли на вершину одной из гор рядом с долиной. Бизонья Спина и несколько женщин отпели его, как приказал Волчий Сновидец. Народ был потрясен. Лагерь затих; начавшаяся наутро буря еще больше напугала и удручила людей.

Пляшущая Лиса с печалью глядела на соплеменников. Растерянность и горечь темнели в их глазах. Смятение поселилось в их душах. Неужто это тот веселый Народ, который она помнила с юности? Сейчас отчаяние приставало к человеческим душам, как мошки к липкой коже. Не в силах больше терпеть, она пошла к Поющему Волку. Он выслушал ее и привел к старику Четыре Зуба, надеясь, что вместе они найдут выход из этого хаоса.

— Слишком много пролилось крови, — покачал головой Поющий Волк. — Воины Вороньего Ловчего мучили и пытали пленных, оскверняли трупы убитых. По вере Других, их душам никогда не добраться до обители мертвых на дне моря. Их семьи не успокоятся, пока не отомстят за них. Это вопрос чести.

— В самом деле? — спросил Четыре Зуба.

— Я долго расспрашивал об этом Чернику.

— Надо побыстрее уходить отсюда. Через ледовый ход, — заметила Пляшущая Лиса. Она скрестила ноги поморщившись от боли в щиколотке, и оперлась подбородном на руки.

— Народ пойдет ледовым ходом, — произнес Поющий Волк, рассеянно теребя пальцами кожаный ремень. — Это теперь ясно. Но сейчас этот путь закрыт. Надо ждать Долгой Тьмы. Если за это время Другие не доберутся так далеко на юг… Все еще не доберутся.

Пляшущая Лиса, потирая больную ногу, посмотрела на Чернику:

— Успеем мы?

— Кто знает? Смотря сколько продлятся их ежегодные церемонии. Как решит Ледяной Огонь — так и будет.

— Ледяной Огонь. — Пляшущая Лиса нахмурилась, задумчиво сложив вместе кончики пальцев. — Их Сновидец?

— Думаю, что-то в этом роде. Толком о нем никто ничего не знает. Он… — Поющий Волк помолчал, подыскивая слова. — Ну, я слышал, он странный человек.

— Все, у кого есть Вещая Сила, странные.

— Надо как-то защитить себя до поры, когда можно будет пускаться в путь. Эту землю мы знаем лучше, чем они. Мы можем следить за всеми тропами, которые ведут сюда с севера. Может, нам удастся сдерживать их до тех пор, пока Народ не пойдет на юг ледовым ходом.

Они долго молчали; Четыре Зуба беспокойно ежился. Слышно было, как бурчит у него в животе.

— А что Волчий Сновидец? — с дрожью в голосе спросила Пляшущая Лиса.

— Плохо. — Поющий Волк с тревогой поглядел ей в глаза. — Он наполовину во Сне, наполовину бодрствует. Ничего не ест. Я дал ему воды — он ее выплюнул. Лежит, что-то поет, бормочет. А взгляд такой, что я до смерти напугался…

Они опять помолчали, погруженные каждый в свои мысли.

— Больше никаких набегов! — объявила Пляшущая Лиса, заставив себя отвлечься от мыслей о Волчьем Сновидце, от мучительного желания немедленно броситься к нему, успокоить его, утишить его боль. — Они только вызывают у Других злобу и желание мстить.

— Вороний Ловчий по-другому учил своих воинов, — напомнил Четыре Зуба.

— Они уже бунтуют, осуждают нас за то, что мы изгнали Вороньего Ловчего, — заломил пальцы Поющий Волк. — Все сошли с ума, никак не могут переварить то, что случилось во время Обновления. Все так неожиданно… Никто не знает, что делать… Теперь у них есть время подумать. Теперь некоторые задаются вопросом: может, лучше было пойти с Вороньим Ловчим?

— Но ведь это и скажет всему Народу Сновидец, когда будет в силах, — ответила Пляшущая Лиса. — Больше никаких набегов.

— Скажет ли? — пожал плечами Четыре Зуба, глядя на горящие угли. Она кивнула:

— Скажет. А если нет — сама не знаю, что тогда будет со всеми нами…

Оба собеседника тревожно поглядели на Лису. Четыре Зуба расправил плечи, словно собираясь что-то сказать, но так и не проронил ни слова.

— Это требует, — произнес Поющий Волк, — много…

— Надо подстраховаться, — перебила его Лиса. — Допустим, Волчий Сновидец никак не пробудится от своего Сна и будет не в силах сделать это самостоятельно…

— Это опасно, — прошептал Четыре Зуба. — Мы видели, что случилось с Кричащим Петухом. Видели…

Опять установилось тяжелое молчание.

«Они не могут принять на себя ответственность, не могут вести Народ за собой… Это очевидно. Нам придется воспользоваться именем Волчьего Сновидца. А иначе Единство Народа нарушится, и мы все погибнем. Неужели они не чувствуют этого? Сейчас или никогда! Кто-то должен исправить то, что натворил Вороний Ловчий. Этих юношей надо остановить — немедленно».

Пляшущая Лиса заставила себя сдержать чувства.

— Я не собираюсь присваивать себе права Волчьего Сновидца. К власти над Народом я не стремлюсь. Но кто знает, сколько еще времени проведет Волчий Сновидец в своем Сне? А если он совсем уйдет от нас? Так или иначе, пока что кто-то должен управлять Народом. Это не может быть Вороний Ловчий — он пошел собственной дорогой. Это не могут быть одни лишь старейшины. Мы все вместе должны прийти к согласию Иначе Народ распадется, как старая шкура карибу на солнце. Мы не можем позволить себе, чтобы каждый поступал по-своему, не считаясь с другими. Мы недостаточно сильны, чтобы идти навстречу Другим, — а бежать некуда. Вы согласны? — Пляшущая Лиса переводила взгляд с Поющего Волка на Четыре Зуба и обратно.

Оба кивнули.

— А как ты представляешь себе это, женщина? — озабоченным голосом, устало ссутулившись, спросил Четыре Зуба.

Пляшущая Лиса нахмурилась:

— Поющий Волк и Орлиный Клич — лучших военных предводителей не придумать. Пусть они возглавят молодых воинов, дадут им новую цель…

— Но Орлиный Клич — друг Вороньего Ловчего! Он…

— Его уважают юноши. Мы должны объединить всех, а иначе мы навсегда потеряем часть Народа.

— Ты права, — вздохнул Поющий Волк. — Я с ним потолкую. Как припомнишь, что когда-то я сам был себялюбивым нытиком! И остался бы таким, кабы Обрубленная Ветвь не наставила меня на путь истинный!

— Когда-то все мы были молодыми… и глупыми, — мягко ответила Пляшущая Лиса и обратилась к старику:

— Дедушка, важно, чтобы ты или твои сверстники поддерживали дух Народа. Ведь пока мы идем через ледовый ход, еды будет не хватать. Мы все надеемся на тебя, и на Бизонью Спину, и на других старейшин. Напомните им, что все мы — единое целое. Пробудите в них мужество. Укрепите их.

Четыре Зуба растроганно закивал:

— Конечно, нам это под силу. Рад видеть такую здравомыслящую молодую женщину. Я уж думал, что молодежь навсегда утратила разум, что его унесла Ветряная Женщина.

— У меня есть еще несколько соображений — как подготовиться к переходу подо льдом. Надо собрать на зиму все ягоды, какие только можно. Надо наломать и очистить от коры побольше березовых и ивовых веток. С дичью сейчас туго, много жира не наберешь. Поэтому, чтобы освещать путь, надо насушить на солнце ивовых корней. Они тяжелые, быстро сгорают, нести их тяжело, хранить трудно. Но это какой-никакой свет.

Надо запасать все, что можно, и хранить в холодном месте, где нет мышей. Любую пищу и все, что может гореть, — это на случай, если ивовых корней не хватит. Надо приспособить к делу детей — пусть половят мышей и землероек и насушат их. Еще они могут попытаться поймать на отмелях несколько форелей и хариусов.

— Не больно сытная пища, — печально произнес Поющий Волк. Поймав мрачный взгляд Пляшущей Лисы, он пояснил:

85
{"b":"10190","o":1}