ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что говорят другие племена? Что думают люди Бизона и Круглого Копыта?

Фанатичный блеск, вспыхнувший было в глазах Красного Кремня, погас.

— Они сомневаются, стоит ли вообще воевать с такой мелюзгой, как этот наш Враг. Спрашивают — неужто у нас больше ни на что не хватает смелости? — Он отвел глаза. — А многие вообще толкуют о мире…

— Люди устали воевать?

— Да, но они не понимают, что мы должны…

— Что они говорят?

Красный Кремень шумно вздохнул:

— Они кричат: «Пусть себе Враг уходит! Мы уже и так довольно их убили, чтобы отомстить за смерть наших близких». — Он сжал кулаки. — Довольно? Где наша честь? Сколько наших девушек вынашивают их проклятое семя!

— У тебя есть личные причины… Но ведь это не поединок! Речь идет о судьбах Народа. Неужели тебе безразлично, что думают люди?

Красный Кремень, судорожно кривя губы, страстно жестикулируя, ответил:

— Лунная Вода снова и снова рассказывает мне, как над ней там, у Врага, издевались… Я хочу извести их под корень. Всех до единого! Отомстить им за все мучения и надругательства, за пытки, за осквернение трупов… А когда последний из них умрет — вернемся и будем по-прежнему жить у Соленых Вод.

Ледяной Огонь пожал плечами, задумчиво глядя на орла, черной закорючкой кружащегося в бескрайнем голубом небе.

— Я тут гулял по лагерю и слышал, как дети рассказывают про Блаженный Звездный Народ. Мне понравилось. И еще о Детях-Чудищах. И это тоже очень любопытно. Может, пора кончать войну? Когда-то мы были единым Народом.

— Да это невозможно! Породниться с Врагом, который разорвал на части тело моего родича! Разорвал на части! Его душа скитается, молит об отмщении — а ты хочешь подать руку дружбы Врагу? Смерть, смерть им за то зло, что они принесли нам! Мужчин, женщин, детей! Всех их стереть с лица земли. Истребить даже память об их семени.

— Значит, ты убьешь своего внука, когда тот родится?

Красный Кремень нахмурился:

— Конечно нет. Что за вопрос?

— А ведь он — сын Врага, Прыгающего Зайца. И зачат он был по ту сторону Ледника. И конечно, ты убьешь Шмеля. — Он указал на хорошенького мальчика, который вместе со стайкой сверстников упражнялся кидая копья в ближайший холм. Детский смех звенел на ветру.

— Что это ты…

— Из него выйдет хороший воин… Косматая Грудь и Десять Перьев усыновили его. У них не было своих детей, и они уже не надеялись… Помнишь? Черный Коготь принес его много лет назад из лагеря Врага. Похитил его среди ночи. Он чистокровный Враг. Если ты убьешь его, ты разобьешь сердца его родителей.

— Ты передергиваешь, — нахмурился Красный Кремень. — Я не то говорил…

— Разве? Не думаю.

— Я бы вообще никого не убивал, — прошептал он. — Но надо же нам заслужить боевую честь! А не то потеряем Шкуру. А этот Враг с его мерзкими обычаями… — Он из-под руки поглядел на залитые солнцем холмы.

Боевой клич пронесся по лагерю. Воины повскакивали на ноги, хватаясь за копья.

— Поверить не могу! — прошептал Красный Кремень. — Посмотри!

Ледяной Огонь поглядел в том же направлении. К лагерю шел человек. Один. И даже на дальнем расстоянии было видно — на нем длинная парка. Такие носят Враги. Весь лагерь возбужденно гудел.

Воины выбежали из чумов с копьями наперевес. А незнакомец невозмутимо шел им навстречу.

— Осторожнее! — закричал Ледяной Огонь, быстро поднимаясь на ноги. — Может, этот человек идет сюда, чтобы отвлечь внимание, а в это время они нанесут удар с другой стороны.

Молодые воины, получив приказы, вскарабкались на ограждающие лагерь холмы.

Два копья проскользили в воздухе. Враг остановился. Сбросив парку и положив на землю мешок, он устремился вперед.

— Погодите! — приказал Ледяной Огонь юношам, которые уже подняли оружие. Он лишь усмехнулся, глядя, как они кинулись с налитыми кровью глазами навстречу одинокому Врагу. При его словах они остановились, не понимая, чего еще хочет от них Почтенный Старейшина.

Ледяной Огонь шагнул вперед. Память былых видений вспыхнула в его душе. «Гневный юноша… Непокорный…» Сердце его тревожно забилось.

— Почтенный Старейшина, — окликнул его Морж. — Не иди дальше, отсюда он уже может попасть в тебя.

Но Ледяной Огонь пошел вперед, не обращая внимания на их встревоженные крики. Он не сводил взгляда с вражеского воина. Так близко — и так давно… Как будто они глядели друг на друга не только сквозь разделяющее их пространство, но и сквозь время. Ледяной Огонь шагал словно во сне. Он двигался будто сквозь туннель, огромный, окутанный темнотой и туманом. С яростно бьющимся сердцем шел он навстречу юному воину, зная, что воины-соплеменники уже окружают их плотным кольцом, опасаясь за его безопасность, — и только почтение к Силе мешает им подойти ближе.

А Враг — высокий, стройный, мускулистый — стоял и смотрел на него. Черты его лица отличались благородством — суровый подбородок, крупный и широкий нос, высокие скулы, мягкая линия лба над сверкающими черными глазами. Грудь его поднималась и опускалась; он втянул живот, готовый в любую минуту кинуться на врага. Не раз он встречался взглядом с идущим ему навстречу Ледяным Огнем.

— Кто ты? — спросил Старейшина, остановившись всего в нескольких шагах от Врага.

— Вороний Ловчий, — ответил тот. — Я пришел убить тебя.

— Зачем? — вздрогнул Ледяной Огонь. Вороний Ловчий гордо закинул голову. Резкие звуки его голоса были хорошо слышны в безветренном воздухе.

— Я пришел сокрушить сердце и душу Других. Сделав это, я уничтожу вас — и спасу мой Народ.

Воины, широко раскрыв глаза, молча смотрели на них. Ледяной Огонь кивнул:

— Волчий Сновидец изгнал Тебя.

На сей раз вздрогнул Враг; его лицо передернулось, как мышь-полевка на горячих углях.

Ледяной Огонь вдохнул и выдохнул воздух. Повернувшись, он обратился к своим:

— Сегодня никто не умрет.

Он вновь резко обернулся и сказал Вороньему Ловчему:

— Идем в мой чум. Нам надо поговорить.

— Зачем? О чем нам говорить с тобой? Я пришел сюда убить тебя и умереть! Мои видения обманули меня! Мой Народ предал меня! Что мне еще остается?

— Остаюсь я, — прошептал Ледяной Огонь.

— Так умри же! — Вороний Ловчий поднял руку, копье блеснуло в его искусно выделанном атлатле.

С неожиданной для его возраста ловкостью Ледяной Огонь метнулся вперед и ухватился за каменный наконечник копья, не давая Вороньему Ловчему разогнуть атлатл и метнуть его. Мускулы у него на руке напряглись и вздулись. Мгновение они стояли лицом к лицу и боролись. Яростные, безумные глаза воина вспыхивали и лихорадочно блестели. Наконец деревянная рукоятка копья согнулась и треснула.

В то же мгновение Морж бросился к Врагу сзади и обхватил его за грудь. Другие воины помогли повадить его наземь.

— Он нужен мне живым, — приказал Ледяной Огонь, останавливая копье, которое какой-то не в меру ретивый воин уже нацелил в сердце пленника. При этом сам он порезал руку о каменный наконечник; тонкая красная струйка стекала по тыльной стороне его ладони.

— Зачем? — спросил Вороний Ловчий, удивленно глядя на пленившего его шамана.

Ледяной Огонь прищурился. Острая боль обожгла его грудь.

— Из-за твоего брата.

56

Чум из мамонтовых шкур был в длину тридцать шагов, в ширину — двадцать. Неяркое пламя костра освещало ее; огонь потрескивал в напряженной тишине. Народ столпился вокруг — всем не терпелось узнать, что дальше случится с безумным пленником.

Желтый Лист, беззубая сгорбленная старуха с седыми косами, кричала, сверкая глазами:

— А я говорю — мы разорвем его на части, как он сделал с нашими сыновьями! Пусть его душа вечно не знает покоя, как душа моего несчастного внука! Так велит закон! Так велит наша честь!

По рядам прошел одобрительный гул. Многие закивали в знак согласия.

Ледяной Огонь сидел склонив голову и скрестив руки на груди. Красный Кремень требовал войны на истребление. Молодые воины поддерживали его: им не терпелось перебить всех Врагов до единого, прежде чем они пойдут дедовым ходом. Остальные члены Рода Белого Бивня уже чувствовали себя удовлетворенными. Они согнали Врага с хороших земель. Теперь надо поохотиться здесь вволю, пока сюда не нагрянул Род Бизона.

87
{"b":"10190","o":1}