ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они шли, пока не достигли Соленых Вод. Но Ледник продолжался и здесь, он уходил далеко в море. В отчаянии они вернулись на запад, к Большой Реке. Они знали, что сыщут там пропитание. — Он возвысил голос, стараясь перекричать ветер. — Там они нашли тюленей, и раков с устрицами, и карибу. Они поселились там, и отец моего отца завещал моему отцу, а тот — мне: «Не ходи на юг! Там ледяная стена. Там смерть».

— Значит, надо идти на север, — согласился Издающий Клич. — Может, удастся пробраться на запад, а там идти вдоль гор к…

— Нас погубит Ветряная Женщина, — прошамкала Серая Глыба. — Не забывай, нынче середина Долгой

Тьмы. Ветряная Женщина засмеется и позовет Облачную Мать. Как мы тогда спасемся? А? Скажи-ка мне. Как мы выберемся из самого средоточия бури? Ветряная Женщина заморозит нас по пути. Наши кости будут…

— А здесь что нам делать? — спросил Кричащий Петухом. — Помнишь, как я гадал по внутренностям чайки? Приметы сказали мне, что надо идти на север. Я увидел…

— Ничего ты там не увидел! — саркастически закричала Обрубленная Ветвь, взмахнув в воздухе кулаком. — Ничего ты там не увидел, кроме темноты на годы вперед. А теперь тебе приходится врать, чтобы скрыть позор. Что ж, ври… и веди нас всех на гибель.

Уголком глаза Пляшущая Лиса заметила: Прыгающий Заяц внезапно сорвался с места и побежал, петляя среди лежащих на снегу мертвых тел. Наконец он упал на землю, широко раскрыв глаза.

— Смотрите! — закричал он. — Кровь. Здесь, у ног Летящей-как-Чайка.

Мужчины двинулись вперед. Пляшущая Лиса не обращала на них внимания. Она примостилась близ Смеющейся Зари, стараясь успокоить ее в этой суматохе.

— Идем, — с нежностью сказала она, — я спою с тобой. Мы с тобой сами посвятим твою девочку Звездному Народу.

Прекрасным и чистым голосом запела она древнюю погребальную песнь. Заря из последних сил чуть слышно повторяла ее слова.

— Волчий след, — громко произнес Издающий Клич, заглушая пение женщин. — Здесь ходит волк. — Он наклонился, разглядывая снег. — Здесь, видите? Пришел к нам, а потом опять убежал в лес. — Он пополз на четвереньках по оледенелому снежному насту. — Эй! И здесь кровь! Волк-то совсем плох!

Вороний Ловчий огляделся; на лице его было такое выражение, будто он что-то ищет.

— Где мой брат, Бегущий-в-Свете?

У Лисы прервалось дыхание, сердце ее вздрогнуло.

— Бегущий-в-Свете?

Сжав на прощание руку Зари, она опрометью побежала вниз по склону к чумам.

Лед угрожающе блестел под ее ногами. Она с трудом перевела дыхание, ноги ее подкашивались — слишком слаба была она, чтобы так мчаться. Добежав до чума Бегущего, она пролезла в отверстие и, широко раскрыв глаза, окинула взглядом темноту под мамонтовыми шкурами. Несколько стариков и беспомощных детей безразлично взглянули на нее. Плащ Бегущего-в-Свете лежал на земле, оружия его не было.

Она вылезла на свет и побежала обратно по склону, крича:

— Его нет. Он взял свое оружие и…

— Один волк, — сквозь зубы произнес Поющий Волк. Сняв рукавицу, он взял в горсть немного пропахшего мочой снега и понюхал его. — Голодный Волк. Как мы… совсем истощал.

— И Бегущий-в-Свете пристрелил его! — воскликнул Тот-кто-Плачет. — Может, Свет и не сильно ранил его, но зверь умер. Я чую в этой крови запашок выпотрошенных внутренностей.

Дух радости и спокойствия снизошел в этот миг на Народ, как Ветряная Женщина нисходит на ивовые ветви. Пляшущая Лиса улыбалась, мир воцарился в ее сердце. Бегущему-в-Свете под силу спасти их. Она им гордится…

Тяжелая рука легла ей на плечо: Кричащий Петухом, задрав ее голову, заглянул ей в глаза и тихо прошипел:

— Рада, а? Рада, что Бегущий-в-Свете убил волка? Она попыталась вырваться, но он держал ее крепко.

— Конечно рада. Думаешь, мне жить не хочется?

— Один волк? На все эти голодные животы? Она содрогнулась, но хватка Кричащего стала еще крепче. Ей ничего больше не оставалось, кроме как смотреть прямо в его белый, мертвый глаз. Как всегда, она задрожала от ужаса.

— Другие… охотники… и того не приносят.

— Ты моя жена. А заглядываешься, я замечаю, на Бегущего-в-Свете. Я видал, как вы с ним улыбались друг Другу. Знаю, что у тебя на сердце, женщина. — Он так сжал ее плечо, что она вскрикнула. — И что у него на сердце — тоже знаю.

— Ну и что с того? — ответила она. — Я твоя жена. Я не могу…

— Помни это! — сказал он, отталкивая ее, и во весь голос добавил:

— Я ухожу отсюда на рассвете Отца Солнца. Я пойду на север… потом на запад вокруг гор. Это и есть нужный нам путь — путь мамонтов. Я видел это во Сне. — Он повернулся и заковылял в свой чум.

— Ну и кто пойдет? — крикнула ему вдогонку Обрубленная Ветвь. — Кто пойдет за человеком, который сочиняет ложные Сны?

Кричащий Петухом остановился, а потом пошел дальше, как будто ее слова были чем-то вроде бормотания Ветряной Женщины. Пляшущая Лиса пошла вслед за ним. Сердце ее билось неровно от испепеляющей ненависти.

— Оставь его, — прошептала ей на ухо Обрубленная Ветвь, — Можешь поселиться в моей норе.

— Тогда мы обе умрем с голоду, бабушка.

— Свет не даст тебе голодать, — прошептала она. — Он все так же любит тебя.

Лиса почувствовала комок в горле. Она тяжело вздохнула, чтобы не разрыдаться.

— Что с того? В руках у Кричащего Петухом моя душа. И твоя тоже.

— О чем ты? Да, он связывает в узелки наши волосы, колдует с кровью из наших месячных. Только все это без толку, если у человека больше нет Силы. А он сейчас не опаснее, чем выпотрошенный волк. Уж поверь мне.

— Пока он держит в своей власти Народ, бабушка, он опасен. Он может сделать со мной что ему вздумается, и никто за меня не заступится.

— Не давай ему совсем уж забить тебя, — прошептала Обрубленная Ветвь. — Лучше быть последней бобылкой.

Старуха повернулась к Смеющейся Заре, погладила ее склоненную голову и неверной походкой побрела к себе в чум. Старуха Кого-ток подошла, чтобы прошептать что-то Обрубленной Ветви на ухо. Но та лишь сердито кашлянула и отстранила свою сверстницу.

Кого-ток помедлила минуту, сделала шаг в сторону Лисы, но потом остановилась. Пошевелив губами, он пошла вслед за Обрубленной Ветвью к чумам.

А Лиса с каждым шагом ощущала все большее отчаяние. Никогда она не сможет уйти от Кричащего Петухом! Он убьет ее, и Народ ему в этом поможет. Она услышала, как хмыкнул у нее за спиной Вороний Ловчий, и резко оглянулась. Судя по выражению его лица, он слышал каждое слово Обрубленной Ветви.

— Будь осторожна, — прошептал он, нависая над ней. — Может, Сила твоего мужа и ушла, но никто, кроме Обрубленной Ветви, в это не поверит. Они разорвут тебя в клочки, если ты покроешь его позором.

— Я не нуждаюсь в твоих советах.

Он усмехнулся и смерил ее взглядом с головы до ног.

— Пока нет. Но потом — как знать…

— Никогда!

Улыбаясь, он ухватил пальцами ее колышущийся на ветру локон. Погладив его, он прошептал:

— Посмотрим.

Она в ярости отстранила его. Он внимательно поглядел ей в глаза — будто прямо в душу залез.

— Если попадешь в ловушку, — прошептал он заговорщическим голосом, — помни: я с тобой.

— Уходи-ка ты прочь, и побыстрее! Он покачал головой, улыбнулся на прощание и стал спускаться с пригорка. Она зажмурилась.

4

Пляшущая Лиса стояла в толпе Народа у большого чума. Она вглядывалась в бескрайнюю тундру сквозь белые вихри метели; сердце ее замерло, когда она увидела вдалеке три человеческие фигуры.

Бегущий-в-Свете шел первым. Пальцы Ветряной Женщины трепали его парку из шкур карибу, в складках белели полосы инея. Шепот благоговения прошел по рядам стоящих, когда луч света выхватил его лицо.

Лиса прижала одетую в кожаную варежку руку к губам. «Погляди-ка, как он раскрасил свое лицо!» Красные линии, начертанные кровью, спускались по щекам, кольцом окружая рот. Слева на лбу запекшейся кровью был нарисован какой-то зверь — не то медведь, не то волк.

9
{"b":"10190","o":1}