ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Народ собрался на склоне холма над горячей заводью Цапли. Человеческие фигуры темнели на фоне переливающихся небесных огней — Дети-Чудища снова начали свою нескончаемую битву. Несколько звезд зажглось на южном горизонте. Их яркие лучи мерцали в прохладном ночном воздухе.

— Я хорошо знаю, что вы боитесь Ледника, — сказал Волчий Сновидец. — Не тревожьтесь. Я заколдовал призраки. Завтра вы не услышите ни единого звука, когда пойдете сквозь ход.

«Зачем он дурачит нас? — Издающий Клич не мог понять… Он удивленно посмотрел на Сновидца. Блеск в глазах юноши заставил его невольно поежиться. Волчий Сновидец похудел, и лицо его испещряло больше, чем обычно, нанесенных сажей узоров. Он постоянно находился в своем Сне, делая лишь редкие перерывы, когда чувствовал, что надо ободрить Народ. А с какой это стати Пляшущая Лиса и Поющий Волк сбежали, оставив меня одного за всем присматривать? Почему всегда я? Терпеть не могу иметь дело с духами!»

— Значит, призраков там не будет? — вслух спросил Четыре Зуба.

— Вообще-то, Великий Ледник — это только одно воображение, — улыбнулся Волчий Сновидец.

Четыре Зуба растерянно переглянулся с окружающими его соплеменниками:

— Одно воображение? Что ты хочешь сказать? Волчий Сновидец словно не расслышал вопроса.

— Издающий Клич сказал — вода спадает. Собирайте вещи.

— Ты защитишь нас? — спросил Бизонья Спина.

— Мой дух — ваш. Мы пойдем вместе и вместе пребудем в Едином. — Волчий Сновидец широко улыбнулся и пошел прочь по склону, ведущему к пещере Цапли.

— Будем вместе в Едином? — удивился Бизонья Спина. — Что он хочет сказать?

Народ смущенно переглядывался.

Издающий Клич заметил эти робкие взгляды — как у застигнутой охотником стайки карибу.

— Думайте! — ни минуты не колеблясь, произнес он. — Этот человек — Сновидец. Он имеет в виду, что мы вместе пройдем через единый ход. — «Будем надеяться, что это он и имел в виду». — Я там бывал. Пляшущая Лиса прошла этим ходом одна и без света. Волчий Сновидец знает, что делает. Один раз он уже провел нас — и вывел целыми и невредимыми.

— Что он собирается сейчас делать? Издающий Клич загадочно пожал плечами:

— Может быть, разговаривать с Духами. Он прикажет им уходить прочь и не беспокоить нас.

Он огляделся и заметил, что все взоры обращены на него. Мгновение он стоял молча. Их сверкающие глаза смущали его. У этих людей было сухо во рту от страха. Страх лежал на дне их сердец. Они хотели верить — отчаянно хотели.

Издающий Клич поймал себя на непреодолимом желании отвести глаза. В последнее мгновение он совладал с собой и, глядя этим людям прямо в глаза, сказал первое, что пришло ему в голову:

— Я был в новой земле. Там животные жирны и бесстрашны! Да и потом, у нас ведь есть Сновидец, который всегда может приманить дичь. И Других там нет. Там, за Ледником, нас ждет жизнь мирная и сытная.

— Но нам придется два дня идти подо льдом? — с тревогой спросил Четыре Зуба.

— Это не так уж страшно. Каждый год наступает Долгая Тьма, и мы ведь переживаем ее! Большой разницы нет. Моя возлюбленная Зеленая Вода пронесла с собой маленького ребенка. Куропатка прошла вместе с Прыгающим Зайцем. Даже Обрубленная Ветвь одолела этот путь. — Он помолчал, поморщившись. — Призраки нами побрезговали. Видно, мы невкусные… — с кривой усмешкой добавил он.

Все рассмеялись. Это немного разрядило общее напряжение.

При взгляде на них в груди у него потеплело. Его Народ становится прежним. В глазах у них прежняя веселость.

— Конечно, там, подо льдом, невесело, что уж говорить, — откровенно прибавил он. — Но мы живы и здоровы. И я убедился в справедливости Волчьего Сна. — Он развел руками. — Было время — мы сиживали вместе с вами у костра, толкуя о будущем, поминая былое. Что, коли так… Что, коли эдак… Ну а теперь время действовать. Пора в дорогу. Здесь нам терять нечего.

Лица некоторых засветились надеждой. Они кивали, глаза их сверкали. А он внезапно глубоко вздохнул, поняв, что только что даровал этим людям часть себя самого!

«Единый, — прошептал он и обернулся, бросив взор на пещеру Цапли. — Я отдал им часть своей души. Об этом и говорил Сновидец». Он стал копаться в себе. пытаясь отыскать, что же сам он при этом утратил. Но нет, он не ощущал никакой потери, а напротив, странное удовлетворение. Даже робость, сквозившая в их глазах. нравилась ему.

Четыре Зуба вышел вперед и стал рядом с ним.

— Я слышал Сновидца. Я слышал Издающего Клич. и Поющего Водка, и Пляшущую Лису. Если у каждого из нас есть хоть малая толика их храбрости и доблести. нам ничего не страшно!

Издающий Клич смиренно усмехнулся:

— Если такой трусишка, как я, сумел пройти сквозь этот ход, что уж говорить об остальных!

На следующее утро они покинули долину Цапли, оставив за спиной истоптанный снег, обугленную землю на месте костров — и кости умерших. Издающий Клич стоял на краю долины, оглядываясь назад. Дым от гейзера мутным облаком поднимался к затянутому облаками небу. Там, где еще недавно стояли чумы, остались груды нечистот и мелких каменных осколков. Ивовые заросли были выломаны, их вырванные корни торчали из земли, — сладкая кора шла в пищу, а прутья использовали, чтобы связать тюки. Все, что можно, шло в дело.

«Нас так мало. Когда-то, когда весь Народ собирался вместе, толпа тянулась сколько видно глазу. А теперь мы — жалкие последыши. Одежда наша износилась, у детей ножки — что твои иголочки. На каждом лице следы перенесенных горестей и страданий. Вот во что мы превратились». — Он покачал головой.

Усталые, измученные, шли они к юго-востоку вдоль Большой Реки — длинный ряд качающихся фигур. Все вместе последовали они за Сном. А что же Сновидец? Недоумение томило сердце Издающего Клич. Каждый раз, когда ему казалось, что он начинает понимать человека, которого некогда звали Бегущим-в-Свете, тот показывал себя совсем по-новому. И каждый раз он становился все более и более непривычным. «И каждый раз я чувствую себя так, словно потерял старого друга».

Он поглядел вперед и увидел стройную фигуру человека, который шел впереди колонны высоко держа голову, не сгибая спины. Глаз его отсюда не было видно, но Издающий Клич знал, как этот человек смотрит: куда-то вперед, в недоступную даль, и во взгляде его горит загадочный огонь.

Издающий Клич вздохнул:

— Нет, он приведет нас к цели. Скоро все кончится… — Он покачал головой, что-то шепча себе под нос. Когда прошла последняя женщина, он бросил прощальный взгляд на долину Цапли и двинулся вслед за своим поредевшим, усталым Народом.

На совет сошлись все, кто только мог. От Ледяного Огня не ускользнули их изумленные взгляды. Они качали головами и перешептывались; а за спиной у них лежало болотистое озерцо, которое они только что обогнули. Лед был еще хрупок, ступать на него было опасно, приходилось идти в обход, берегом, по крутым камням. За ними, на юге, поднимались к небу холмы Врага. Там, в их последнем уделе, паутина стягивалась тугим узлом. Там все должно закончиться — раз и навсегда.

Резкий порыв ветра вернул их мысли к тому, ради чего все они здесь собрались. Странные вещи происходят — и что за всем этим стоит? Он заметил смущенное выражение на лице Сломанного Копья.

— Мы, можно считать, были мертвецами. Они застигли нас врасплох. — Сломанное Копье беспомощно развел руками. — Я шагал впереди. Дорога шла вокруг большого валуна, и тут они появились наверху и стали метать в нас копья и камни. Мы были все равно что мамонты, зажатые в ущелье, — ничего не могли поделать. Я уж готов был помереть. Я положил копье в атлатл и прицелился, и тут кто-то сказал: «Стойте!» Это была женщина. — Сломанное Копье смущенно поглядел на окружавших его суровых воинов. — Прекрасная женщина. — Елозя в снегу носком мокасина, он добавил:

— Она вышла вперед и заговорила. Думаю, будь это мужчина, я бы метнул в него копье, и дело с концом. Но женщина? Где ж это видано, чтобы женщина останавливала бой. Тем более когда удача была на их стороне…

93
{"b":"10190","o":1}