ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Беги и живи
Правильный выбор. Практическое руководство по принятию взвешенных решений
Закон торговца
Замок мечты
Ремейк кошмара
Верховная Мать Змей
Агентство «Фантом в каждый дом»
Союз капитана Форпатрила
Как приучить ребенка к здоровой еде: Кулинарное руководство для заботливых родителей
A
A

Он не в силах был поднять на плечи свое священное ярмо. Разбитая рука не слушалась его. Боль пронзала все его тело. Он ничего не видел вокруг себя. Желудок сдавило от голода. Глубоко вздохнув, он взял себя в руки — и здоровой рукой взвалил Шкуру на одно плечо. Хрипя, он поднялся и, сгибаясь под тяжестью, чуть не падая, побрел вперед.

— Сила, — шептал он, прижимаясь щекой к мягкой коже. — Душа и сердце Мамонтового Народа. Мое сокровище. Я — величайший воин в Народе. Вождь. Нет никого сильнее Вороньего Ловчего — великого Полукровки! Никого!

На следующее утро — усталый, изможденный, с остекленевшими глазами — он добрался до Большого Ледника. Ветер бил ему в лицо, снеговые сугробы лежали вокруг. Рука мучительно болела, желудок бурлил. Он стоически отрезал и разжевал еще один кусочек кожи от своей одежды.

— Прижмись ко мне ближе, — шептал он Шкуре. — Ближе… Пойдем сквозь Ледник… Сквозь Ледник… — Усталым движением он снова взвалил Шкуру на плечи и двинулся в гудящую тьму.

Издающий Клич шутил, стараясь подбодрить соплеменников. Он похлопывал их по плечу, рассказывал забавные истории. Внезапно чадящий ивовый корень, освещавший им путь, задымился и погас. Пока огонь не зажегся вновь, ряды идущих охватило смятение. Большую часть пути они экономили горючие корни: приходилось привыкать к темноте.

Время тянулось. Народу было слишком много, и шли они слишком медленно.

— Ты, кажется, говорил «два дня»? — вполголоса бормотал Четыре Зуба.

— Если идти маленьким отрядом — этого достаточно. А такой толпой… — Издающий Клич пожал плечами. — Все не так плохо. Пока мы не истратили и половины ивовых корней. Народ привыкает. Первый страх уже прошел.

А призраки каким-то чудом затихли — как и обещал Волчий Сновидец.

— Тебе-то, может, и не страшно. Ты здесь уже бывал. А все остальные…

— Не беспокойся. У нас надежная защита. Они пошли дальше, и тут он заметил, что все расступились и уставились на что-то.

Волчий Сновидец тихо сидел, держа в руках масляную лампу. Фитиль из мха, погруженный в заботливо припасенный жир, тускло горел. Сновидец рассеянно глядел, словно не видя окружающего смятения. Издающий Клич ободряюще похлопал по плечу Четыре Зуба и подошел к Волчьему Сновидцу:

— Волчий Сновидец? Можешь ты вернуться к нам от Единого и поговорить со мной?

Взгляд юноши вспыхнул — и медленно прояснился. Подняв глаза, Сновидец спросил:

— Что?

— Все в порядке. Все довольны. Но мы идем гораздо медленнее, чем я думал. Путь займет дня четыре, не меньше…

— Это не важно. — Он улыбнулся. — Погляди на них: их души в порядке. Только вот Четыре Зуба мне жалко: он умирает.

Издающий Клич вздрогнул и поглядел на старика, невозмутимо беседующего с Бизоньей Спиной.

— Умирает? А мне кажется, что он совсем здоров…

— В душе у него черное пятно.

— Черное пятно? — Издающий Клич съежился от этих слов.

Волчий Сновидец печально и загадочно улыбнулся:

— По душе можно понять, что происходит с телом, в котором она обитает. Четыре Зуба здоров — и будет здоров. А потом его душа покинет тело. Особой боли он не почувствует. Просто отойдет…

Издающий Клич растерянно провел ногтем по подбородку. Лучше бы он не подходил к Сновидцу и ничего не спрашивал!

— Ну а с моей душой что? — нерешительно спросил он.

Волчий Сновидец тихо усмехнулся:

— Да, Издающий Клич, твоя душа выглядит хорошо. Смотри, чтобы и дальше так было.

— Угу… да, я… я буду. — Издающий Клич поднял ногу, чувствуя камешки, попавшие сквозь прореху в его мокасин. — А ты… не знаешь, как там дела с той стороны? Я имею в виду — Зеленая Вода и наш сынишка… Я их полгода не видел. Я волнуюсь.

— Ты ничего не спрашивал. Я мог бы тебе рассказать.

— Ты мог бы? Я думал… ну, что у всех свои заботы… — Он с дрожью в голосе спросил:

— Как же они? Здоровы?

Волчий Сновидец лучисто улыбнулся:

— Конечно. Зеленая Вода ждет тебя, а ребенок растет, он с каждым днем все сильнее.

Издающий Клич с трудом подавил крик радости, сжал губы и огляделся.

— А почему призраки молчат? Волчий Сновидец прислушался:

— Я Танцевал с Ледником и убедил его помолчать. И с призраками то же.

— Ну… да… — Издающий Клич растерянно кивнул. Волчий Сновидец опустил лампу и стал рисовать спираль.

— Посмотри, Издающий Клич. Видишь, что я рисую? Лед тает. Мир меняется. Видишь, наш путь — это круг, переходящий в другой круг? Это — Танец времен года, это жизнь человека, это горы и воды. Все суть Единый. Все идет по кругу. Это вечный Танец.

Издающий Клич, глядя на спираль, начал понимать Силу, содержащуюся в ней.

— Не забывай этого, — заметил Волчий Сновидец. — Помни, это знак Единого. Видишь крест? Противоположности сходятся, как стороны света. Каждый символ, подобный этому, — это отблеск жизни! Это отражение того, что не может быть выражено словами.

— Жаль, что здесь нет Поющего Волка.

— Ты скажешь ему это, когда меня не будет… Сердце Издающего Клич замерло, дыхание прервалось у него в груди. Он с ужасом поглядел в суровые глаза Сновидца:

— Не будет?

— Жизнь и смерть — это одно и то же. Пока Издающий Клич подыскивал нужные слова, он увидел, что взгляд Волчьего Сновидца опять обращен невесть куда.

— Волчий Сновидец? — И потише:

— Волчий… Сновидец? Куда ты уходишь? Волчий Сновидец, не покидай нас!

62

Женщины идут впереди. — Орлиный Клич, лежа среди камней, пристально вглядывался в пургу.

— Похоже, что все племя пошло. Они идут прямо на нас. Но я никогда не слышал, чтобы Другие пускали женщин вперед. Да посмотри — они и детей с собой взяли!

— То-то будет побоище, — усмехнулся Орлиный Клич. — Забросать копьями их женщин — и они никогда не больше не сунутся так самонадеянно в нашу землю.

Суровое лицо Поющего Волка напряглось. Он рассматривал идущих Других, словно пытался отыскать среди них собственную жену и ребенка.

— А впереди всех один мужчина, — тихо произнес рядом с ним Большой Рот. — Видите? В белом плаще поверх парки. Это мужчина. А почему только один?

— Это Ледяной Огонь, — сказала Пляшущая Лиса. — Это еще не все. Смотри, он идет туда, где мы застали врасплох их разведчиков. Нет, это не набег. Они не собираются захватывать нашу землю. У них что-то другое на уме. Если бы они собирались воевать — они послали бы вперед молодых мужчин. Одних молодых мужчин.

— Ты доверяешь Другим? — спросил Орлиный Клич. Воронья Нога и Полная Луна, лежавшие на другой стороне ущелья, переглянулись. Пляшущая Лиса гневно взглянула на них:

— Орлиный Клич, если один из твоих юношей затеет что-то, немедленно стреляй в него.

— В своего?.. — Он открыл рот от возмущения. Пляшущая Лиса подняла голову, зная, что все глаза устремлены на нее.

— Она правильно говорит, — согласился Поющий Волк. — Я слышал, что сам Сновидец поставил ее во главе воинов. Он пробудился от своего Сна и сказал мне это. Если вы спорите с Пляшущей Лисой — вы спорите со Сновидцем. И с Народом.

Орлиный Клич виновато опустил глаза.

— Вы могли пойти по стопам Кричащего Петухом, — как бы между делом напомнила Пляшущая Лиса. — Никто ведь не заставлял вас подчиняться Сновидцу.

Она отползла от края обрыва. Воины смущенно переглянулись.

— Что ты делаешь? — спросил Поющий Волк, с трудом сдерживая голос.

— Я хочу посмотреть, чего Ледяной Огонь — если это он — хочет. И зачем он привел сюда женщин и детей.

— Это ловушка! — предостерег Орлиный Клич. — Это же Другие, женщина. Они согнали нас с наших земель. И ты собираешься толковать с такой мразью?

Она поглядела на него, скрестив руки. Холодное самообладание сквозило в ее взгляде.

— Пора бы уж понять, что нам грозит завтра. Другие знают дорогу к ходу в Великом Леднике. Что мы можем сделать? Попытаться остановить их? Когда с этой стороны Ледника и осталась-то всего лишь горстка народу? Что нам делать? А сейчас мы хоть можем поговорить с ними…

96
{"b":"10190","o":1}