ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Иди, — сказал Поющий Волк, поглядев на Орлиного Клича. — Сейчас время думать, а не горячиться без толку. Может, словам окажется под силу то, чего не смогли копья.

— Прикройте меня с тыла. Если они пришли не для переговоров — убейте Ледяного Огня и бегите вверх по тропе. Мы в выгодном положении, какое-то время вы сможете продержаться. — Она поколебалась. — Надеюсь, сверху в меня не полетят копья.

Орлиный Клич с шумом сжал челюсти. Мышцы у него на щеках напряглись, он опустил глаза.

— Сверху тебе ничто не грозит, — вполголоса произнес он. — Клянусь Духами Долгой Тьмы. — Он со значением посмотрел на остальных воинов, скорчившихся на камнях в ожидании приказа.

Резко кивнув, она пошла вниз по тропе.

Щиколотка болела, боль отдавалась по всей ноге. Так всегда бывает перед бурей.

Она достигла узкой теснины, где они вчера подстерегли Других. Тот случай чуть не подорвал уважение к ней среди воинов. Но может быть, дело стоило того. Может, эти пленники приведут ее к самому Ледяному Огню.

Она зашла за угол камня, видя, как Другие вылезают из расселины. С темнеющего вечернего неба начал падать снег. Хлопья ложились ей на плечи, изморозью застывая на меховом воротнике, тая на голой коже руки, которой она сжимала копья.

Человек в белой накидке вышел к ней навстречу. Вместе с ним к расселине, где она ждала, подбежал юноша. Он что-то возбужденно втолковывал вождю, а потом покорно вернулся к толпе Других, собравшейся поодаль. Эти люди тревожно перешептывались друг с другом, из-под руки глядя на Лису.

Она пошла вперед. Человек в плаще приближался к ней. Он шел вверх по тропе; сейчас он был всего в одном броске копья.

Он приблизился, и она наконец смогла разглядеть его. Высокий, худощавый, в парке на двойной подкладке, с откинутым капюшоном — так, что ей видны были его длинные седые волосы. Белая лисья накидка свисала с его плеч. Шагал он легко и бесстрашно.

Сердце ее вздрогнуло, когда она заглянула в его мудрые глаза. Там была Сила — та же Сила, которую она видела прежде в глазах Бегущего-в-Свете. Горечь и тоска проснулись в глубинах ее сердца. Когда-то она любила человека с таким же взглядом…

— Ледяной Огонь? — спросила она, когда они остановились. Между ними было расстояние всего в один человеческий рост.

Он кивнул и поглядел на нее. Его благородное лицо посуровело.

— Я — Пляшущая Лиса.

Она не сводила с него глаз, примечая каждую черточку. Как похож на Бегущего-в-Свете!

— Скажи мне, что ты увидела? — тихо спросил он.

— Ничего… Просто… ты похож на одного моего знакомого.

— И ты тоже похожа на одну мою… старую знакомую. Я видел ее только во Сне. Если бы Вещая Сила и воля Цапли не переплелись между собой и не потеряй я сам рассудка… в тот день, на берегу, все случилось бы иначе.

Его голос звучал словно откуда-то из таинственных глубин мира. По спине у нее пошли мурашки.

— Вещая Сила заставляет людей вытворять странные вещи. |

Он кивнул, не обращая внимания на снег, сыплющийся к нему за ворот.

— Ты отпустила моих воинов.

— Довольно кровопролития. Ты повел впереди своего Народа женщин и детей. Что тебе здесь надо? Здесь нет дичи. Это — последнее место, куда вы нас оттеснили, и мы здесь перебили всех зверей до единого. Больше здесь искать нечего, кроме нашей жизни и чести. Если вы пришли за этим — мы без боя не дадимся.

Он втянул ноздрями воздух. Странная улыбка скривила его губы.

— Может быть, время что-то отвоевывать друг у друга прошло.

В глазах его зажегся странный огонек. Что-то в нем невольно внушало доверие. Она ждала, понимая, что сейчас он предложит какое-то соглашение. А он внимательно глядел на нее, словно зная все ее мысли. Насмешка переплелась в его взгляде с затаенной грустью.

— В самом деле? — наконец спросила она.

— Мы отняли у вас землю. Вы перебили множество наших людей. Может, мы достаточно причинили друг другу страданий?

— Мы слышали, что ваш Народ живет, чтобы убивать. Только так ваши воины могут обрести честь и славу. Неужто вы так изменились только оттого, что я отпустила пленников?

Он опустил глаза и поглядел на снег, засыпавший ее мокасины.

— Может быть, мы не столько меняемся, сколько возвращаемся к прежним временам.

— Не понимаю.

— Мы происходим от одного Народа. Разве Цапля вам не говорила? Если бы мои прадеды не испугались ваших, мы не пошли бы врозь. И сейчас сидели бы у одного костра и ели вместе теплое мясо. — Он помолчал, взгляд его смягчился. — Не вмешайся Вещая Сила, всех этих войн и насилий удалось бы избежать.

Она опасливо поглядела на него:

— Ты, похоже, с Вещей Силой накоротке. Складки у его рта натянулись.

— В ней-то все и дело — в Вещей Силе. Сила… Как она используется — это уж зависит от настроения Народа. Некоторые используют ее только во благо. Некоторые — только во зло. У меня есть причины сожалеть о том, как пользовались ею временами. Надеюсь, что мы сможем употребить ее по-другому.

Она кивнула. Серьезный тон, которым он говорил, вызывал невольное почтение.

— Что же, ты и твой Народ проделали такой дальний путь, просто чтобы поговорить с нами? Он покачал головой:

— Мы пришли за одной вещью, которую вы у нас взяли…

— За Белой Шкурой?

— Да.

Она прищурилась:

— Эта шкура у одного из наших соплеменников. Его зовут Вороний Ловчий. Он прежде был боевым предводителем, но низложен и изгнан нашим Сновидцем.

— Мы его знаем. Его собирались предать мучительной смерти, чтобы навести ужас на ваших родичей. Но он убежал, прихватив Священную Белую Шкуру. Сейчас мы должны вернуть ее. Может быть, для этого нам надо договориться с вами кое о каких вещах. Готовы ли вы к переговорам? Согласны ли выслушать наши слова, как мы слушаем ваши?

Она задумалась, внимательно глядя на него, ища в его словах какой-то уловки.

— Слишком много боли мы причинили друг другу. Многие в Народе жаждут крови Других. Жаждут мести.

Сверху, с обрыва, раздались крики одобрения, хотя Лиса приказала своим воинам сидеть тихо. Ледяной Огонь, должно быть, расслышал их, но не подал виду, продолжая невозмутимо глядеть на нее.

— Это будет нелегко, — откровенно признался он. — Многие в Роду Белого Бивня настрадались от вас. Даже мой Певец хочет всех вас предать смерти. В этом мы похожи на вас. — Кривая усмешка перекосила его губы. — Неужто у нас нет больше ничего общего?

Она невольно хмыкнула.

В глазах его вспыхнул понимающий огонек.

— Вожди с чувством юмора всегда договорятся между собой… Она кивнула:

— Может быть. Где же мы сможем поговорить? Он указал рукой на равнину, лежащую у него за спиной.

— Близится буря. Судя по вашей одежде, пережить ее вам будет непросто. В вашем лагере запасов осталось немного. Если вы разрешите нам встать лагерем на вашей земле, мы предоставим вам наши чумы и поделимся едой. У наших охотников был славный год. Может, это как-то сгладит обиды между нашими народами? Мы в силах сделать это. Неужели Отец Солнце осудит, если мы во имя него заключим перемирие?

Ее глаза сузились. Она не ослышалась? Они предлагают перемирие и клянутся богом Народа? Что же это приключилось! Вправе ли она доверять этому человеку, который невольно располагает к себе? Он предлагает еду и чумы. Слишком много ночей провели они кутаясь в свои ношеные парки, прижимаясь друг к другу, чтобы согреться.

— Я должна обсудить это с моими воинами. Он кивнул и развел руками:

— Только побыстрее, а то буря не за горами. Если ты примешь решение быстро, мы успеем разбить лагерь и приготовить еду на всех прежде, чем станет совсем скверно.

Она улыбнулась и кивнула, поймав его теплый взгляд:

— Постараюсь, Ледяной Огонь. Повернувшись, она пошла вверх по тропе.

Орлиный Клич и другие сидели у границы лагеря прижавшись друг к другу — холод уже давал о себе знать, — сжимая копья и время от времени бросая взгляд на сидящих внутри лагеря Других, которые сурово глядели на них в ответ и тоже сжимали оружие.

97
{"b":"10190","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Волшебная уборка. Идеальный порядок в доме за 10 минут в день
Президент пропал
Министерство наивысшего счастья
Сладкая горечь
Слуга тьмы
Скажи машине «спокойной ночи»
Секретарь демона, или Брак заключается в аду
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль