ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Этот кофе с цикорием, капитан. Настоящий товар с Земли, из провинции, которая зовется Луизиана. Мне его привез контрабандист по кличке Безумец Джино. Товар влетит вам в копеечку, вдобавок после разговора с Джино нужно проверить собственные карманы. Но, как бы то ни было, я получил зерна кофе и семена цикория. Надеюсь, они станут одной из главных статей нашего экспорта.

— Надо будет связаться с этим парнем, — отозвался Соломон, дав себе слово добыть такого кофе для корабельного камбуза. Если, конечно, он сам и его корабль уцелеют.

Архон склонился над коммуникатором:

— В последнее время у нас побывало очень много кораблей, Сол. Взгляните на регистр судов, опустившихся на планету за последние три недели. Сириус, Нью-Мейн, Терра, сектор Ленин… и это лишь начало списка. Мэсон, третий человек в моем правительстве, сейчас крутится вокруг Новой Земли на высокой орбите. Для подкрепления я дал ему еще шесть кораблей. Именно они засекли сигнал Эльвины. Как только она вышла в эфир, из-за нашего солнца показались арпеджианцы. Мои люди соблюдали молчание, и вряд ли их обнаружили. Вот вам еще один козырь, не забывайте о нем.

— Что рассказал об Эльвине Джозеф Янг?

— По его словам, он женился на ней по требованию церкви. Молодая, привлекательная девушка, она очень хотела отправиться вместе с ним на Арктур. Потом, когда все это началось, было совершенно естественно послать его в экспедицию. Вопрос в том, насколько тесно мормоны связаны с Арпеджио и как им удалось столь быстро разыграть карту Янга.

— Кроме Янга, на Зионе никто не летал в дальний космос, — объяснил Соломон. — Я думаю, арпеджианцы пошли навстречу мормонам в обмен на их услугу. — «Она буквально из кожи лезла, пытаясь соблазнить меня. Она была готова порвать с Джозефом». Соломон стиснул зубы. Эльвина явно нацеливалась на артефакт!

— Значит, Пальмир все-таки допустил утечку. — Архон дернул себя за бороду. — Мы прочесали его кабинет лучшими детекторами производства Фронтира. Там не было подслушивающих устройств. Мы были крайне осторожны. Всеобщий интерес к Новой Земле можно объяснить только тем, что Пальмир выболтал все от начала до конца.

— И теперь на сцене появились арпеджианцы. — Соломон покачал головой. — Не забывайте, мы оба едва избежали гибели от их рук.

— Я мог бы воспользоваться… — Глаза Архона блеснули. Судя по его лицу, он пребывал в нерешительности, лелея надежду, которую сдерживал глубоко затаенный страх. Он хотел что-то сказать, но лишь закусил губу и печально качнул головой. — Нет, — прошептал он. — Я не хочу становиться Всевышним. — Он поднял лицо. — Идемте. Я хочу показать вам кое-что.

Гравилифт поднял их в обсерваторию — тесную комнату с мощным телескопом. Архон устроился у пульта и ткнул пальцем в экран.

— Смотрите. До полудня осталось пять минут.

В отличие от старых оптических телескопов, аппаратура Архона обеспечивала великолепную видимость даже в условиях облачности и дневного света. Соломон видел яркий диск солнца и спутники, сходившиеся навстречу друг другу. На мгновение в «зрачке» ближайшей луны вспыхнул свет, но его тут же перекрыл дальний спутник. Едва планеты разошлись, вновь мелькнула чуть заметная искорка.

— Невероятно!

Архон, улыбаясь, отвернулся от коммуникатора.

— Согласен с вами, — сказал он. — Давайте позавтракаем. Потом нам придется поспешить. Арпеджианцы уже здесь, и я им не доверяю. Чем быстрее мы отправимся в путь, тем легче будет ускользнуть от них. Только что появился боевой флот Нью-Мейна — пять кораблей, в их числе «Десмонд».

27

Соломон выбрался из аэрокара и с наслаждением подставил лицо теплому, влажному ветру. Солнце клонилось к горизонту, выбрасывая из-за пурпурной пирамиды яркий сноп лучей. Словно исполняя беззвучный гимн заходящему светилу, облака играли великолепием всевозможных оттенков оранжевого, красного и желтого.

Соломон с трудом оторвал взгляд от волшебного зрелища, которое ему так редко удавалось увидеть. Он стоял рядом со своим челноком. Справа возвышались громады пяти крейсеров с мечами и звездной россыпью Арпеджио на бортах. Охранники в черном патрулировали периметр площадки, словно бросая окружающим вызов своей самодовольной чопорной походкой.

Соломон отвернулся и шагнул к челноку. Как всегда при виде арпеджианцев, его нервы натянулись до предела. Слишком большую цену он заплатил за… Навстречу шел высокий мужчина. Тускнеющий свет солнца отражался от его роскошного хромированного панциря. Тонкая талия звездолетчика была затянута поясом с множеством подвесных футляров для коммуникационного оборудования. На его правом бедре висел наготове бластер. На плечах поблескивали погоны с эмблемами Арпеджио.

— Красиво, не правда ли? — заговорил арпеджианец, вперив в Сола холодный взгляд голубых глаз. Он улыбнулся и повел рукой вокруг, но его жест казался механическим, в нем не было теплоты.

— Просто замечательно, — согласился Соломон, стараясь держаться в рамках приличия. «Я уже встречался с этим человеком. Я знаю его». Внезапно он заметил деталь, ускользнувшую от его внимания в первое мгновение. Крылья грокера! Это не просто рядовой арпеджианец. Соломона пронизал ледяной холод, забираясь в глубины его души. Проклятие! Это Сэбот Селлерс! Его эмблема символизировала самого ужасного хищника арпеджианского неба. Млекопитающая птица, грокер, безжалостно властвовал в воздухе и славился своими омерзительными повадками — под стать Селлерсу.

— Должно быть, вы — Соломон Карраско, капитан «Боз».

Насторожившись, Соломон внимательнее присмотрелся к арпеджианцу. Густые черные волосы Селлерса уже начинали серебриться на висках. Они были собраны в тугую косу, обернутую вокруг головы. В глянцевитых черных прядях сверкали золотые, серебряные и платиновые нити. Драгоценные камни украшали его густую бороду, разделенную надвое чуть ниже подбородка. У Селлерса был прямой длинный нос из тех, что называют патрицианским. Ледяной взгляд подчеркивал его холодную красоту.

— Полагаю, вы сами догадались. — Соломон чуть заметно склонил голову, только чтобы не показаться невежливым.

— Откровенно говоря, да, но до сих пор мы с вами не встречались. Я — Сэбот Селлерс, адмирал имперского флота Арпеджио и ваш верный слуга. — Селлерс отвесил глубокий поклон. Драгоценные камни сверкнули в рубиновом свете заходящего солнца.

Соломон криво улыбнулся.

— Итак, Арпеджио выставило самых лучших бойцов. Сэбот Селлерс! Гроза космоса! Он и его корабль «Охотник» пользовались зловещей репутацией. В свое время он обкладывал планеты данью, и если размеры выкупа не удовлетворяли его, превращал целые миры в оплавленный камень.

— Благодарю за комплимент. — Селлерс улыбнулся в ответ, и в его угольно-черной бороде блеснули белоснежные зубы. — Я слышал, вы совершили занимательную прогулку, капитан.

Соломон развел руками.

— Подпространственные прыжки ничем не отличаются один от другого: достичь скорости света, включить экраны, преодолеть барьер и затормозить.

«Что известно Селлерсу?» — лихорадочно гадал Сол. Эльвина!

— А мне казалось, что присутствие прекрасной Констанции способно сделать счастливым любого мужчину. Мы с ней старые друзья. Я слышал, она сейчас на борту корабля. Передайте Конни, что я не премину связаться с ней, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Мы с ее братом были очень близки. А с Конни я… как бы это выразиться поделикатнее… был обручен. — Ледяные глаза впились в Соломона, ожидая его реакции.

«Конни и Селлерс? Так вот кто был ее мучителем!»

Не сумев вытянуть из Сола ответ, Селлерс продолжал:

— Несколько лет назад ее отец состоял у меня на службе, и между нами произошло досадное недоразумение. Передайте юной леди, что я лично расследовал все обстоятельства и готов объяснить ей причины этой тяжкой трагедии.

— Обязательно передам, адмирал. Но я не уверен, что ваши объяснения будут приняты. — У Сола мелькнула неожиданная мысль. — Позвольте угостить вас, адмирал. — Он сунул руку в поясной футляр и вынул коробочку с табаком, который носят с собой все звездолетчики. Он зачерпнул щепоть порошка и протянул табакерку Селлерсу. Чтобы не потерять лицо, тому пришлось взять такую же порцию. С застывшей улыбкой он сунул табак в рот. В его глазах отразилось напряжение.

101
{"b":"10191","o":1}