ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он повернулся и покинул мостик. Конни шагала рядом, погрузившись в раздумья. «Что, если Соломон не совладает с соблазном? Что, если под его благородной личиной скрывается еще один Селлерс? Неужели меня опять обведут вокруг пальца? Хватит ли мне сил нажать спусковой крючок?»

— Настала решительная минута, — заговорил Сол. — Я отправляюсь за артефактом, за Клинком Сатаны, как его называет Архон.

Конни посмотрела на него и выдавила улыбку.

— Знай вы все то, что знаю я, вы бы держались от него подальше. — Девушка нерешительно помолчала. — Он отравляет души.

Она изучающе смотрела в глаза Соломона, словно пытаясь уловить свидетельство… чего? Слабости? Какой-то червоточины в его характере? Воспоминание о его руках, ласково прикасавшихся к ее телу, чередовались с видением мертвого чужака, поджидавшего свою жертву. Две исключающих друг друга реальности слились в ее мозгу в единую картину.

— Прибыл Спикер, — объявила Боз. — Его челнок приближается к посадочному отсеку.

Соломон ободряюще улыбнулся девушке и стиснул ее ладонь:

— У нас все получится, Конни, поверь.

— Ты ничего не понимаешь, Сол. Я тебе верю. — «И могу жестоко поплатиться за это».

Ее слова озадачили Сола, но он не стал допытываться. Они вошли в посадочный отсек. Миша Гайтано опускал челнок Спикера на палубу, манипулируя рычагами антиграва. На полпути Конни и Сола встретил Хэппи.

— Вот, глотайте. — Он протянул флакончик с серыми капсулами.

— Что это? — спросил Соломон, нервно посмотрев на инженера.

— Локатор. Не надо упрямиться, кэп. Скушайте конфетку. Если случится самое худшее, мы, по крайней мере, сумеем вас отыскать. — Он повернулся к Конни и, сунув девушке капсулу, торопливо обнял ее. — Мы ждем вас обратно, красотка.

Они втроем приблизились к челноку. С шипением распахнулся люк, являя взглядам окружающих Архона в белой космической униформе. Вздохнув, Конни проглотила передатчик. Капсула камнем легла на дно желудка.

Соломон затянул привязные ремни, с любопытством поглядывая на девушку. Она рассеянно смотрела на белые панели пульта. На планете ее ждет Селлерс. От этой мысли по спине пробежал холодок. Она закрыла глаза, сжав пальцы в кулаки.

— Готовы? — окликнул их Архон.

— Давайте отправляться.

Почувствовав легкий толчок, не до конца скомпенсированный гравизащитным устройством, Конни отвернула лицо, погрузившись в размышления.

— Ты что-то хотела сказать? — спросил Сол.

— Нет. Я… ты так и не ответил на мой вопрос об источнике безграничного могущества. Теперь я увижу все собственными глазами.

Соломон хмуро улыбнулся.

— Ты знаешь, я вовсе не уверен, что ответ на этот вопрос вообще существует. В наш век понятия добра и зла смешались, стали условными. Вряд ли мне удастся взглянуть на дело со всех возможных точек зрения, отделить зерна от плевел, если хочешь.

Конни тщетно пыталась улыбнуться:

— Стало быть, ты — конформист? Не признаешь никаких абсолютных ценностей?

Соломон сухо рассмеялся.

— Просто не хочу изменять своим принципам. Даже руководствуясь самыми возвышенными побуждениями, я не в силах предсказать последствия. Допустим, я пустил в ход эту волшебную палочку и уничтожил «Охотника». Через поколение-другое появится еще один такой Сэбот Селлерс. Сколь бы осмотрительно я ни пользовался этой силой, преобразуя Мироздание, мне не справиться с его пороками и несовершенством.

Констанция кивнула.

«Все это очень мило и благородно, Соломон. Но давай обратимся к реальной жизни. Что случится, когда ты впервые повернешь рычаг, преодолевая сопротивление его пружины?»

Она бессознательно провела правой ладонью по бедру, словно пытаясь избавиться от воспоминания о том, как ее пальцы сжимали зеленую рукоятку.

Соломон откинулся на спинку кресла и глубоко вздохнул, глядя на окружавшие его темные экраны. Коммуникатор сообщил ему, что до полуночи осталось лишь несколько минут. Скрестив руки на груди, он опустил затылок на противоперегрузочную подушку и закрыл глаза.

— Как вы думаете, Спикер, почему мы не сумели обнаружить соплеменников этого существа? — спросил он.

— Галактика велика. — Перед мысленным взором Конни появились ледяные глаза Селлерса, смотревшие на нее с язвительной ухмылкой, и девушка передернула плечами. — Нам остается только гадать, но, вероятно, ответ на этот вопрос хранится где-нибудь в памяти артефакта. Лично я считаю, что эти существа были такой же воинственной, как мы, расой, но куда более развитой. Вот почему мы должны сохранять предельную осторожность. Что, если артефакт попадет в руки такого человека, как Селлерс?

— Страшно даже подумать, — отозвался Соломон.

— Наше воображение не в силах постичь масштабы войны, которую развязали эти существа. Они превратились в богов — в классическом смысле этого слова, принятого на Земле в древности. Безграничная мощь пробуждала в них гордыню и тщеславие. Когда они гневались, даже из-за какого-нибудь пустяка, они были готовы уничтожить всех себе подобных, и наконец остался лишь один. Сколь мрачными были его последние дни! Так скажите, верите ли вы, что человечество найдет в себе силы сопротивляться наркотику безграничной власти? Разве все то, свидетелем чему мы были в кают-компании «Боз», не убеждает вас в обратном?

— Но как можно выследить все человечество? — озадаченно спросил Соломон. — Мы знаем местоположение не более половины Вольных станций. Люди слишком широко распространились в космосе, проникли в самые отдаленные его уголки.

— Вы уже затрагивали этот вопрос в памятном разговоре с Джорданом, — бесстрастно произнесла Конни. — Главную трудность представляет сам артефакт — корабль чужаков. Вне всяких сомнений, его хозяева столкнулись с теми же тактическими сложностями, но сумели обойти их. Мы слишком мало знаем о том, как действует артефакт. Догадываюсь, его возможности простираются далеко за рамки того, что нам удалось узнать, но даже и этих крох вполне достаточно, чтобы забить тревогу.

— Неужели они столь велики? — спросил Сол, сбитый с толку словами Конни.

— Сами увидите, капитан, — донесся сверху негромкий голос Архона. Он спустился с мостика в гравилифте, клацнув подковками башмаков по палубе.

— Вы уверены, что за нами не следят? — осведомился Соломон. — Должно быть, весь космос видел, как мы покидали «Боз».

— Мастер Крааль снабдил нас устройством, которое делает челнок невидимым для любых датчиков, — ответил Архон. — Когда я причаливал к кораблю, оно бездействовало. Отправляясь в обратный путь, я включил его. Хэппи подтвердил, что наше отбытие осталось незамеченным. Не знаю, как работает эта штука, но она превосходно маскирует нас. Еще один аппаратик через несколько часов выдаст сигнал, имитирующий посадку челнока у моей резиденции. Хитроумные приборы… и совершенно необходимые, пока на планете находятся арпеджианцы.

Сняв показания датчиков, Архон отпер люк, распахнул его и кивком головы указал в проем.

— Мы прибыли, Сол. Сейчас вы увидите предмет, ради которого погублено столько жизней.

Соломон взял себя в руки и шагнул в воздушный шлюз. Впереди виднелось маленькое помещение с серыми стенами, выходившее в более просторную комнату, лишенную каких-либо примет. Конни остановилась рядом, втягивая ноздрями затхлый воздух. Здесь ничем не пахло, но Соломону показалось, что на его плечи опустилась невыносимая тяжесть, наполнявшая душу необъяснимой тревогой.

— Сюда. — Архон протиснулся мимо и скрылся в сплошной серой стене.

Соломон застыл на месте. Он робко протянул руку и судорожно вздохнул, глядя, как его пальцы погружаются в серую пелену. Он отдернул ладонь, ошеломленно разглядывая ее.

— Глаза не обманывают тебя, — заверила его Конни. — Шагай вперед… насквозь.

Соломон рассеянно кивнул. Он выставил вперед одну ногу, потом, вздрогнув, прошел сквозь нечто, напоминавшее металл, и оказался в другой комнате.

— Как утверждает квантовая механика, материя почти целиком состоит из пустоты, — сказал Архон. — В так называемой «реальной» жизни мы имеем дело с электронными орбитами и облаками. Взаимодействуя с электронами нашего тела, они создают у нас иллюзию монолитности. Я проанализировал вещество этой стены. Это нечто вроде металлического сплава, сплетенного из молекулярных нитей. Обладая прочной структурой, он тем не менее пропускает сквозь себя материальные объекты. Привычные нам законы квантовой механики здесь не действуют, и я не в силах объяснить этот феномен.

103
{"b":"10191","o":1}