ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, я для тебя не просто любовница?

Соломон покачал головой, улыбаясь:

— Нет. До сих пор я и не догадывался, что в моей душе царит пустота. Ты заполнила ее… да, это самое удачное слово. Когда ты рядом, я счастлив, мне тепло и покойно.

Конни наклонилась и поцеловала его:

— Спасибо, Сол. Я чувствую то же самое. Я…

— Капитан, вас вызывает Миша, — перебила ее Боз.

— Включайте.

— Кэп! — на экране показалось встревоженное лицо Гайтано. — Только что сюда пришли Лиетов и Хендрикс. Они заявили, что мы не посмеем стрелять в них, и потребовали пустить их на борт артефакта.

— Выполняйте приказ. Меня не интересует, как вы будете действовать. Можете поступить с ними, как с Джорданом, или, если хотите, пристрелите их. Пассажиры знакомы с корабельным Уставом.

Миша кивнул:

— Слушаюсь, кэп.

Угол обзора увеличился, и на экране возникло помещение трюма. Два человека из команды Фуджики подошли к яростно жестикулирующему Лиетову, завернули ему руки за спину и надели электромагнитные наручники.

Миша посмотрел на монитор:

— Что дальше?

— Посадите их под домашний арест, пока не остынут.

Оружейник подтолкнул Лиетова к выходу, и тот пронзительно воскликнул:

— Вы даже не выслушали меня!

Соломон выключил связь.

— И не стану слушать, — пробормотал он и лукаво подмигнул Конни. — Пожалуй, мне и впрямь придется перебраться на твой флот. Слишком много политиков Конфедерации готовы убить меня, заточить в кутузку или хотя бы низложить.

На мостике появился Арт.

— Принимаю вахту, капитан. — Он кивнул Констанции.

— Что нового у дипломатов?

— Никита требует передать артефакт Братству — с условием, что им смогут пользоваться ученые. Еще он предложил, чтобы каждого исследователя сопровождал вооруженный охранник с приказом убивать на месте любого, кто прикоснется к зеленому рычагу.

— А Лиетов назвал его… — подала голос Конни, безрадостно улыбнувшись.

— …прислужником Братства. Услышав эти слова, Никита вспыхнул как порох, и Найтеру пришлось буквально оттаскивать его от Лиетова. Марк к этому времени уже был вне себя от бешенства и побежал в трюм требовать, чтобы ему позволили осмотреть артефакт. — Арт пожал плечами. — Вам доложили об этом?

— Да. Их с Хендриксом заперли по каютам. — Сол нахмурился. — Уж лучше бы я отправился в джунгли Ориона-4 изучать быт тамошних дикарей.

Арт кивнул:

— Это точно. Мне и в голову не приходило, что все так обернется.

— Такое бывает нечасто. — Соломон осторожно поднялся на ноги. — Становитесь за штурвал, Артуриан. Я иду к себе в каюту. Если разразится гражданская война, найдете меня там. Вы вольны предпринимать любые действия, чтобы защитить корабль от дипломатов… и дипломатов от самих себя.

— Спасибо, кэп. Надеюсь, вам хватит сил доковылять.

Конни, хихикая, вслед за Солом вышла в люк.

— Арта буквально не узнать. Куда девалась его суровая непреклонность?

— Да, он заметно оттаял. Думаю, его прежние манеры были чем-то наносным, вроде маски. Просто я не сразу нашел к нему подход.

Конни несколько секунд смотрела на Соломона, потом сказала:

— Боз говорит, ты справишься, если, конечно, не будешь перенапрягаться.

— С чем справлюсь?

— Увидишь, — воркующим голосом отозвалась Конни, входя в его каюту.

Этой ночью сновидения не мучили Соломона Карраско.

В квантово-механическом мире наблюдение искажает реальность. Ничто не способно нарушить этот закон, даже проклятый Ключ. Она должна действовать с крайней осторожностью, иначе белый корабль почувствует ее влияние задолго до наступления благоприятного момента. Он примитивен, однако его свобода не скована Ключом. Он опаснее всех прочих кораблей и людей, вместе взятых.

Пользуясь только сканерами, она нащупывала обходные пути в сознании корабля, готовясь нанести удар, подчинить себе его многомерные матрицы. Поработив белый корабль, она превратит его в механическую руку, с помощью которой сама сможет пустить в ход Ключ.

Когда вспыхнул скандал, Артуриан находился в кают-компании. Торгюссон ударил Тексахи по лицу. Никита отшвырнул Торгюссона в сторону, и тот, выхватив пистолет-парализатор, нацелил его на гулаги. Артуриан без труда вывернул ему руку, и разряд, предназначавшийся Малакову, угодил в игровой отсек. На экране вспыхнули голубые огни, автомат что-то беспомощно залопотал.

— Порядок! Я его держу! — рявкнул Арт. — Торгюссон, вы арестованы. Вы затеяли драку и ответите за это.

— Я отказываюсь подчиняться. Вызывайте капитана! Я пользуюсь дипломатической неприкосновенностью! Как вы смели тронуть меня, жалкий прихвостень Братства? — Торгюссон попытался ударить Арта, и тот одним движением сломал ему челюсть, добавив еще хук справа. Он уже был готов свернуть дипломату шею, но вовремя опомнился. Он огляделся вокруг, глубоко дыша, чтобы унять сердцебиение. Только теперь он понял, что натворил.

«Быть беде», — подумал он, включая коммуникатор.

— Капитан, пришлите в кают-компанию портативный медкомплекс. Я только что сломал челюсть посланнику Торгюссону.

Лицо Карраско осунулось и побледнело.

— Жду вас на мостике, старший помощник.

Замирая от ужаса, Артуриан набрал полную грудь воздуха, оглядел дипломатов, смотревших на него широко распахнутыми глазами, и выпрямился, напуская на себя невозмутимый вид.

Перед ним расстилался длинный белоснежный коридор.

«На сей раз высшая мера мне обеспечена. Я собственными руками похоронил свою карьеру. Будь проклят Карраско! В этом полете все с самого начала идет наперекосяк!»

Войдя в люк, он увидел Брайану, сидевшую в кресле. Только этого не хватало. В последнее время она совсем потеряла голову и не спускает с Карраско восторженного взгляда. Влюбилась, что ли?

— Чем вы можете оправдать свой поступок, старший помощник, — осведомился Соломон, глядя на экран, на котором воспроизводилась запись стычки.

Арт еще раз прокрутил в мозгу события в кают-компании.

— Ничем, сэр. Я действовал, повинуясь импульсу. Увидев оружие, я выбил его из рук нападавшего. Разряд парализатора безобиден, но чертовски неприятен. Потом Торгюссон попытался ударить меня… и, боюсь, я дал волю гневу, услышав, каким словами он меня называет.

— Ясно. — Соломон кивнул и поднес к губам свою кружку в кофейных пятнах. — Старший помощник Брайана, видите ли вы какие-нибудь смягчающие обстоятельства?

Брайана оторвалась от записи:

— Посланник Торгюссон заявил о намерении выдвинуть против старшего помощника Артуриана обвинения в «нападении с целью убийства». Это очень серьезно. С другой стороны, Артуриан, как офицер, имел полное право разоружить Торгюссона и призвать его к порядку.

— Я не усматриваю ни малейших признаков того, что он хотел прикончить Торгюссона. — Соломон ткнул пальцем в экран. — Вы заметили, что Арт нанес удар в челюсть, а не в висок, которому его учил Фуджики? Либо он полный профан в единоборствах, либо не имел намерения убивать.

— Я склоняюсь ко второй версии. Если бы Арт не умел драться, Торгюссон отделался бы синяками, но уж никак не сломанной челюстью.

— Отлично, — согласился Соломон. — Боз, занесите в протокол: следственная комиссия не видит причин поддерживать обвинения против старшего помощника Артуриана. — Он подался вперед, сверкнув глазами. — Однако я считаю необходимым направить его в распоряжение офицера Фуджики для прохождения дополнительного курса приемов самозащиты.

Артуриан изумленно взирал на него:

— И это все, сэр?

— Между нами говоря, я жалею, что вы не сломали ему шею. — Соломон наставил на Арта палец. — Но это не значит, что вам позволено безнаказанно распускать руки! Офицеры моего экипажа обязаны сохранять выдержку в любой ситуации. Поэтому ради поддержания дисциплины я объявляю вам выговор за избиение дипломата, повлекшее за собой тяжелую травму. — Он закусил губу и нахмурился. — Пусть Кэл потренирует вас обоих. Могут возникнуть обстоятельства, требующие от вас умения приструнить кого угодно, ничего при этом не ломая. — Соломон улыбнулся. — Вы меня поняли?

120
{"b":"10191","o":1}