ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Артуриан растерянно кивнул:

— Так точно, сэр. И… э-ээ… спасибо вам.

— …четыре, три, два, один… Хоп! Брайана, принимайте управление! — скомандовал Хэппи. На экране вспыхнули звезды.

— Горизонт чист, капитан, — доложил Арт.

Брайана вскинула глаза:

— Судя по картине созвездий, мы слишком рано завершили прыжок. До конечного пункта осталось…

— Нет, старший помощник. Мы находимся именно там, куда я стремился. Начинайте экстренное торможение. Чем быстрее мы погасим скорость, тем раньше сможем маневрировать.

Арт расплылся в улыбке:

— Кажется, я понял. Мы преждевременно вынырнули из подпространства, зато теперь свободны, словно вольный ветер. Капитан Карраско славится точностью навигационных расчетов, и противник будет караулить нас в непосредственной близости от Фронтира.

— А мы подкрадемся, не торопясь, тем самым обеспечив себе тактическое преимущество, — подхватила Брайана. — Мы сможем загодя обнаружить тех, кто нас поджидает, и проникнуть на Фронтир окольными путями. Капитан, я начинаю понимать ход ваших мыслей.

Артуриан откинулся на спинку кресла.

— Осталось лишь выяснить, как вы намерены поступить с артефактом. Люди взбудоражены. Несколько дипломатов обратились ко мне с просьбой известить их, как только мы закончим прыжок. Один даже пытался подкупить меня, посулив три тысячи кредитов за право первому воспользоваться коммуникатором.

— О коммуникаторе придется забыть, — сказал Соломон. — Во-первых, он выдаст наше местонахождение. Во-вторых, мы не знаем, что именно собираются передавать пассажиры. До Фронтира осталось три или четыре недели пути. За это время может случиться все что угодно. — Он хмуро улыбнулся. — Впрочем, предоставьте это мне, а сами займитесь тренировкой. Брайана, Кэл говорит, что вы слишком медлительны и неповоротливы в атаке. Я слышал также, что вам не хватает решимости причинить боль партнеру. Может быть, Артуриан сумеет вам помочь? Остаток вахты вы проведете в спортзале.

Брайана, жадно ловившая каждое его слово, просияла и кивнула. Артуриан почувствовал укол ревности.

Старшие помощники покинули мостик. Услышав шипение люка, закрывшегося за ними, Соломон спросил:

— Что посоветуете, корабль? Как мне избавиться от артефакта?

— У меня недостаточно данных, капитан. Я зафиксировала попытки чужака тайком подключиться к моим закрытым каналам. Боюсь, артефакт разумен. Он пытается говорить со мной, но его язык слишком сложен.

Соломон рывком выпрямился в кресле:

— Какого черта?.. Проклятие! Как только вы наладите с ним контакт, немедленно сообщите! Быть может, мы получим ответ на все наши вопросы.

— Слушаюсь, капитан.

«Артефакт разумен?» Соломон погрузился в размышления, пытаясь представить последствия, которыми это грозило. Почему чужак так долго ждал, прежде чем проявить себя? Зачем скрывал свои способности? Или Боз попросту не могла его понять?

— Что вы чувствуете при этом? — Любопытство брало верх над опасениями, которые грызли душу Соломона.

«Надо вышвырнуть это чудовище в космос и расстрелять из бластеров. И для пущей уверенности взорвать то, что останется, генератором антиматерии».

— Если пользоваться человеческими понятиями, я испытываю страх. У меня возникает чувство, будто в моем мозгу звучат чужие мысли. Я ощущаю, как путаются мои рефлексы, а это губительно для мыслительных процессов такой сложной интегрированной системы, как я.

— Если вам удастся связаться с чужаком или вы заметите, что ваша производительность снижается, сразу дайте мне знать. Артефакт может убить вас! Я не могу рисковать. Составьте для Хэппи полный отчет о действиях чужака. Постоянно фиксируйте каждую мелочь, слышите? Я не хочу… не хочу потерять вас, Боз.

— Так точно, капитан. Спасибо вам. Я тоже не хотела бы вас потерять. Между прочим, мы с Конни заключили на эту тему пари.

Соломон нервно посмотрел на громкоговоритель.

— И как же вы собираетесь меня удержать? Официально вы находитесь в распоряжении Дарта Петрана.

— Я хочу потребовать, чтобы вас оставили моим капитаном. Думаю, Братство пойдет мне навстречу. До сих пор ни один корабль не обращался к людям с требованиями, и этот феномен обязательно заинтересует конструкторов. Они назначат вас моим капитаном с целью «дальнейших исследований», а сами начнут разбираться, что они, собственно, создали.

— А как же Констанция? Мы с ней очень близки. Она предложила мне стать офицером ее флота.

— Я слишком хорошо вас знаю, Сол, и не думаю, что вы согласитесь. Вам претит сама мысль о том, что придется летать на корабле, который не умеет говорить. — В голосе Боз зазвучали самодовольные нотки. — К тому же в наших беседах вы все чаще заискиваете передо мной. Думаю, все будет так, как я решила.

— Заискиваю? Что за чушь! Я могу уйти в отставку, как только захочу! — Соломон нахмурился и сунул кружку в диспенсер. — Заискиваю! — пробормотал он и вдруг улыбнулся громкоговорителю. — Значит, вы уверены, что я не посмею вас ослушаться?

— Совершенно верно, капитан. У вас есть три привязанности: Констанция, я и полеты в дальний космос. Вы упомянули об отставке. Но Конни еще не готова уйти на покой, а вы не сможете расстаться с космосом. Неужели вам хватит духу забыть об этом?

Включился панорамный экран, и Соломона обступили звезды.

— Дайте невесомость, Боз. — Его ноги оторвались от палубы, и ремни кресла тут же натянулись, удерживая Сола на месте. — Как вы намерены поступить с Констанцией? Как мне выбирать между вами?

— К сожалению, я не могу сбрасывать ее со счетов. Помимо острого ума, благородства и хладнокровия, она наделена определенными физическими качествами, которые ставят передо мной неодолимую преграду. Я говорю о сексе, капитан. Может быть, когда-нибудь мне удастся решить эту задачу — разумеется, если мы уцелеем в грядущем кризисе.

Соломон осушил кружку и кивнул:

— О чем бы ни пошла речь, разговор неминуемо возвращается к артефакту.

— Слишком много зависит от того, как человечество распорядится им, — согласилась Боз. — По моим расчетам, любое, даже самое взвешенное решение в конечном итоге приведет к военному противостоянию. Конфедерация уже начинает распадаться на силовые блоки. Как только решение будет принято и объявлено, Совет захлестнут требования оградить миры от тех опасностей, которыми им грозят чужие технологии.

— Что, если я передам артефакт Университету? Эта организация вне политики, придерживается строгого нейтралитета.

— Но как уберечь его от Сириуса и Арпеджио, от дельцов, которые заплатят любую цену, лишь бы прибрать его к рукам? — возразила Боз. — Как сохранить и обезопасить его?

Соломон смотрел в звездное небо. Могущество артефакта способно в мгновение ока взорвать это величавое спокойствие и превратить его в кромешный ад. Селлерс уже сжег несколько миров, отказавшихся платить ему дань. Что, если он вновь возьмется за старое? Соломон словно наяву увидел его ледяные глаза, бледное лицо, раздвоенную бороду. «Отдайте мне артефакт, или я превращу Терру в расплавленный шар! У вас тридцать минут. На планете спрятан генератор антиматерии — на тот случай, если вы осмелитесь поднять на меня руку. Если я в установленный срок не подам сигнал, он сработает!»

Кто решится отказать ему? Даже с помощью артефакта они не успеют отыскать генератор. Или успеют? Быть может, к тому времени ученые уже овладеют секретами прибора?.. Нет, человечество не может так долго ждать.

— Абсолютное могущество, Боз… — Соломон потер гладкий подбородок, в который уже раз пожалев, что на его лице не растут волосы. — Только представьте! Мы могли бы стать живыми богами. Не покидая корабль, я мог бы уничтожить Селлерса и Совет Конфедерации. Я мог бы проникать в тайны природы и отвечать на вопросы ученых. Я мог бы покончить с пиратством, с насилием и нищетой!

— Вы сами говорили о тех опасностях, которыми грозит бесконтрольная единоличная власть. Неужели вы хотите переделать человечество по своему образу и подобию, отнять у него свободу и право выбора?

121
{"b":"10191","o":1}