ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О каком выборе вы говорите, Боз? Человечество обречено с той самой минуты, когда Архон нашел артефакт. — Он вздернул голову. — Что, если мы не первые? Я изучил доклад Конни об исследовании мумии чужака. Что, если она права и артефакт — творение другой, еще более древней цивилизации? — Сол вновь повернулся к звездам. — Боз, сопоставьте среднюю продолжительность существования звездных систем с возрастом Вселенной и рассчитайте вероятность того, что люди — единственная разумная раса в космосе.

— Приблизительно один к миллиарду. Мне нет нужды производить статистические выкладки. Этот результат был получен еще в конце двадцатого века.

— Вот вам и ответ. Артефакт — это ловушка, западня, которая… — Соломон медленно выпрямился, хмуро улыбаясь. — Спикер говорил, что он стоит жизни любого из нас. Боюсь, я не до конца уловил смысл его слов.

— О чем вы, капитан?

— Слово «жизнь» можно понимать по-разному. Так вот, я готов рискнуть своей судьбой ради человечества. Игра стоит свеч, не правда ли? Я навсегда запомню слова Амахары: «Человечеству как никогда прежде нужны герои». Даже если о моем подвиге никто не узнает. Спасибо и вам, Нгоро, где бы вы сейчас ни находились. Я не забуду ваш урок. — Соломон рассмеялся и хлопнул ладонями по бедрам. — Боз, мы возвращаемся домой. Рассчитайте курс и укажите все пункты, где затруднена навигация.

Хэппи Андерсон провел рукой по морщинистому лицу, глядя на Соломона и Конни воспаленными глазами.

— Не знаю, что и думать, кэп. Мы с О'Мэлли перепробовали все, что возможно. Потерпев неудачу с плазменными горелками, мы ударили по кораблю тонким пучком антиматерии. Он должен был взорваться, но эта серая штука попросту поглотила луч. На нее не действует виброрезак, и в то же самое время ты можешь без труда просунуть сквозь нее руку. Я едва не спятил, когда увидел это впервые. Было такое чувство, словно у меня откромсали кусок тела. Лазерный свет, пучки элементарных частиц — все впустую. Мы облили корпус кислотой — и опять ничего. Взорвали рядом небольшой заряд и раскололи несколько плиток палубы, а эту штуку даже не поцарапало. Судя по приборам, корабль поглотил ударную волну. Могу сказать одно — артефакт невозможно разрушить или уничтожить.

— А если попробовать термоядерную реакцию? — предложила Конни. — Кобальтовую бомбу или что-нибудь в этом роде… — Она умолкла, увидев, как Хэппи медленно качает головой.

— Внутри артефакта заключена огромная область пространства, — сказал Андерсон. — Он впитает энергию любого воздействия, словно губка, даже не заметив его. Только не спрашивайте меня, как он это делает. Может быть, он перебрасывает энергию туда, куда Архон вышвырнул своих мышей и нью-мейнские корабли. Я не в силах взвесить, измерить, расплавить, взорвать, согнуть, поцарапать эту штуку или отколоть от нее кусочек для анализов. Остается лишь проклинать ее на все лады!

Соломон рассеянно смотрел в потолок.

— Вы обнаружили какие-либо признаки его вмешательства в функционирование Боз?

— Ни одного. Мы не фиксируем вокруг него ни силовых полей, ни излучений. Мы регулярно осматриваем артефакт, чтобы убедиться, что он не пытается внедрить в толщу корабля свои датчики.

Конни нервно теребила волосы:

— И тем не менее нам не следует снимать гермокостюмы — на тот случай, если ему все же удастся вывести Боз из строя. До сих пор он не проявлял способности манипулировать сознанием и органами корабля, однако…

— Только до сих пор, — заметил Соломон, прищурив глаза. — Создавая абсолютное оружие, вы вряд ли допустите, чтобы оно действовало по собственному усмотрению.

— Что, если ему все же удалось вырваться на свободу? — произнес Хэппи. — Не потому ли мы остались одни в космосе?

— Возможно. — Соломон с натугой сглотнул. — И мы тащим этого монстра в самое сердце человечества.

— Когда-то разносчиков чумы сжигали на кострах, — прошептала Конни.

34

Заметив неопознанный корабль, Брайана определила его курс и поняла, что чужак движется следом. «Боз» разгонялся с тридцатикратным ускорением, создавая такие искажения гравитационного поля, что скрыть его след было невозможно.

Чтобы догнать их, чужаку потребовалось четыре дня. Карраско уже собрался поднять по тревоге оружейный отсек, когда коммуникатор принес первое сообщение. Он посмотрел на экран и увидел человека в знакомой форме.

— Господин Карраско, с вами говорит Рихард Шекли, капитан корабля «Задира» космического флота Его величества. Я получил приказ вступить с вами в переговоры относительно объекта, который находится у вас на борту. Будучи членом Конфедерации, вы не можете отказать нам. Его величество обеспокоен возникшей ситуацией и готов помочь вам в защите устройства от похищения либо неправомерного использования.

— А как же! — уголком губ пробормотал Артуриан.

Соломон покачал головой.

— Прошу прощения, капитан, но я опросил членов Совета, находящихся на борту моего корабля, и они единогласно высказались против вашего вмешательства. Вдобавок Фэн Джордан обстрелял нас у Новой Земли. — Он опустил глаза, потом вновь посмотрел на Шекли. — Надеюсь, вы понимаете, что после этого инцидента Нью-Мейн формально находится в состоянии войны с нами. Ни я, ни сопровождающие меня дипломаты до сих пор не получили от герцога надлежащих извинений. Боюсь, мы вынуждены отвергнуть ваши требования.

— Отвергнуть? — Шекли гневно выпрямился.

— А как бы вы повели себя, если бы корабли Братства атаковали ваше судно, мирно дрейфующее в пространстве дружественной планеты? Я серьезно, капитан. Судите сами. «Десмонд» и сопровождавшие его корабли обстреляли «Боз», и это было сделано по королевскому приказу. Вы попросту не оставили нам выбора.

— Понимаю. Я обращусь за консультацией к своему правительству. — Экран померк.

— Он оказался между двух огней. — Брайана насмешливо фыркнула. — Надеюсь, он не настолько глуп, чтобы ввязаться в бой. Арт, ставлю десять кредитов на то, что Шекли не решится напасть, даже если ему прикажут.

— Я не такой дурак, чтобы принимать это пари, — проворчал Артуриан.

Соломон рассмеялся:

— Куда девались вчерашние молокососы-кадеты? Где они, эти два комка трепещущих нервов?

— Все это уже быльем поросло, — ответила Брайана. — Я и не помню, когда именно.

— Угу, — поддакнул Арт. — С тех пор как один злобный дикарь как следует надрал мне уши в спортзале, я позабыл очень многое. Кажется, этот недуг называют амнезией.

— Или размягчением мозгов, — добавила Брайана, лукаво подмигнув.

— Вам послание, капитан, — вклинилась Боз.

— Включайте, — велел Соломон. На экране возникло суровое лицо Шекли.

— Приветствую вас, капитан, — заговорил он. — Мне приказано сопровождать вас на протяжении всего перелета. Примите это как дружеский жест и свидетельство уважения, которое Его величество испытывает к Братству и Конфедерации.

Соломон удивленно приподнял брови.

— Поверьте, в этом нет нужды. Не поймите меня превратно — я оцениваю ваше предложение как значительный шаг к примирению, но «Боз» вполне способен защитить себя. Тем не менее мы надеемся, что герцог Баспы не замедлит принести публичные извинения Великому Галактическому Мастеру Краалю и Совету Конфедерации. Мы глубоко убеждены в том, что должностное лицо, повинное в нападении на мирный корабль, должно нести ответственность за свои поступки.

Шекли вытянулся в струну.

— Вы ставите меня в трудное положение, капитан. Согласившись с вами, я нарушил бы прямой приказ своего командования, а это тягчайшее преступление.

— Вряд ли ваше правительство захочет, чтобы вы шли наперекор пожеланиям Братства. Думаю, я смогу помочь вам, капитан. — На лице Шекли отразилось облегчение, и Соломон погасил экран. — Боз, поворачивайте под прямым углом в произвольно выбранном направлении. — Корабль изменил курс, и ускорение втиснуло его в кресло. — Включить гравизащиту и маскировку! — выкрикнул он, вновь разворачивая корабль. — Прекратите ускорение и начинайте глушить сигналы всех систем.

122
{"b":"10191","o":1}