ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отказ орудий левого борта, сэр!

— Это Селлерс! Арт, разворачивайте корабль вокруг оси! Брайана, подготовьте бластеры правого борта! — Он снова уменьшил скорость, и перегрузка бросила его вперед. Из носа хлынула кровь, заливая лицевой щиток, который стал почти непрозрачным. Соломон с трудом различал приближающийся «Охотник». — Брайана! Шестьдесят градусов по курсу!

Девушка с трудом преодолевала силу инерции, но это не мешало ей целиться. Бластерные разряды впились в «Охотника», в его корпусе появлялись все новые пробоины, из которых вырывались струи воздуха и языки пламени.

— Сигнал! — прохрипел Арт. — «Охотник» выбросил белый флаг! Повторяю, Селлерс выбросил белый флаг! Они сдаются!

— Прекратите огонь, Брайана, — распорядился Сол, чувствуя, как вопреки усталости его охватывает торжество. — Швартуйтесь к «Охотнику».

Черный корабль медленно плыл навстречу. Сняв шлем, Соломон разглядывал оплавленные плитки его корпуса. «Охотник» превратился в истерзанную груду мертвого хлама. Он медленно вращался, из пробоин хлестал воздух, вынося наружу обломки и мусор. В одной из дыр показалась половина человеческого тела. Заостренный лоскут металла на мгновение задержал ее, потом она, кувыркаясь, поплыла в пространство.

— Наконец-то я покончил с тобой, мерзкая крыса… — пробормотал Соломон, едва ворочая языком. Яркая вспышка едва не застала его врасплох. — Боз, полный вперед! — пронзительно выкрикнул он. — Ради всего святого! Мчись во весь опор!

Сорокапятикратная перегрузка вдавила его в кресло, погружая в пучину слепящей боли.

Никита открыл глаза. Казалось, во всем его теле не осталось ни одного целого сустава. Ногу, вывернутую под неестественным углом, пронизывало пульсирующее жжение. Он тряхнул головой, пытаясь сфокусировать взгляд.

Лиетов, натужно дыша и прижимая ладони к ребрам, поднялся на ноги, шатаясь под ударами гравитации. При каждом шаге бластер в его руке раскачивался из стороны в сторону. В углу отсека, свернувшись в клубок, лежал стонущий Хэппи Андерсон.

— Сдавайтесь! — крикнул Лиетов. — Сдавайтесь, Карраско, черт вас побери!

— Он вас не слышит, — пробормотал Никита. — Чтобы говорить с ним, нужно установить связь с мостиком.

— В таком случае ему конец!

Лиетов поднял бластер, навел его на пульт управления реактором и нажал спусковой крючок. Никита зажмурился, но оружие не сработало. Рука, которую он до сих пор держал внутри скафандра, напряглась и медленно поползла наружу. Увидев тяжелый пистолет, Лиетов растерянно моргнул, коротко вскрикнул и откинул скобу предохранителя бластера.

— Марк, прошу вас, не делайте этого.

— Все кончено, — пробормотал сирианец. — Артефакт в моих руках. — Он навел раструб на пульт.

Хэппи застонал и попытался подняться. Лиетов помедлил, глядя на инженера, и Никита хладнокровно прострелил ему голову.

— Никто не отнимет оружие у свободного человека, — сказал он окровавленному трупу.

В тот же миг его накрыла очередная волна невыносимого давления и боли.

Никита плыл в пространстве, отдавшись воле звездных ветров. Он услышал жужжание пчел родной станции и почувствовал на языке вкус меда.

Вселенная всем своим весом налегла на Соломона. Он едва не проглотил язык, захлебываясь кровью, которая хлынула из горла, едва он попытался откашляться. Желудок выплеснул свое содержимое наружу, обжигая нос и глотку кислой жижей с кофейным привкусом.

Он судорожно хватал ртом воздух, ища способ прервать головокружительный бросок корабля. Его виртуальный шлем вышел из строя. Слабый, словно котенок, с огромным трудом преодолевая тяжесть рукава скафандра, он дотянулся до пульта и онемевшим пальцем нажал клавишу «сброс». В тот же миг чудовищная тяжесть свалилась с его груди.

Все приборы мостика мигали аварийными огоньками. Соломон затуманенным взглядом обвел помещение, по которому, казалось, пронесся смерч. Брайана с трудом шевелилась в своем кресле — ее лицо покрывали синяки и потеки крови.

— Посмотрите… что с Артом… — сквозь кашель пробормотал Соломон и, взглянув на экран, увидел три звездочки — последние корабли неприятеля, обратившиеся в бегство. Он со страхом перевел взгляд на мониторы реактора. В его активной зоне возникли флуктуации, но в целом он работал стабильно.

— Андерсон! — прохрипел Соломон. — Переведи системы в режим минимального энергопотребления. — Он снял с Конни шлем, и его взгляду предстало окровавленное лицо. Слишком большая перегрузка. Конни потеряла сознание, но, судя по индикатору, была жива.

— Что случилось, кэп? — послышался ошеломленный голос Хэппи.

— Селлерс… — пробормотал Сол. — Этот мерзавец дождался, пока мы с ним поравняемся, и сбросил антиматерию.

Казалось, в его теле не осталось живого места. Он вновь закашлялся, сплевывая кровь. Под рукой был только кофе, и он поднес кружку к губам Конни. Она подняла веки. В ее глазах лопнули сосуды, белки налились кровью.

— Ты жива, — сказал ей Соломон, — и мы победили.

— Капитан! — Брайана указала на монитор. К «Боз» приближались несколько белых точек.

— Кто это?

Артуриан провел рукой по окровавленной бороде и всмотрелся в строки позывных:

— «Энеско», «Тубалькан», «Брат» и «Акация». Корабли Фронтира.

Соломон сосчитал мертвых. Погибли пятнадцать пассажиров и членов экипажа. Капитан Мэсон прочесывал окрестное пространство в поисках людей, выброшенных в космос декомпрессией. Труп Лиетова без особых церемоний вытолкнули в вакуум.

Никита балансировал на грани смерти. Медицинский комплекс с трудом поддерживал едва теплившуюся в нем жизнь.

Останки Архона были погребены по особому обряду. За ним последовали Ди, ее муж Арнесс, Мики Хитавия и Тексахи. Констанция нажала рычаг, отправляя их в космос вместе с Бретом Муриаки, Иджимой, Гасом Джорджашем, Пьером Корниенко и другими.

Взгляд, которым Пег Андаки проводила тело мужа, уносившееся в безбрежную даль, навсегда запечатлелся в памяти Соломона.

Он вернулся на мостик. Ориги Санчес под бдительным присмотром Брайаны орудовал машиной, смывая с палубы кровь и рвоту. Соломон поморщился.

— Брайана, отправляйтесь в госпиталь. Вы похожи на ходячую смерть.

— Слушаюсь, сэр, — отозвалась девушка и со стоном выбралась из кресла. — Не обижайтесь, кэп, но вы выглядите не лучше.

Она побрела восвояси, и Санчес покачал головой:

— Кажется, все, капитан.

— Спасибо, Ориги. — Соломон попытался улыбнуться, но тут же скривился от боли.

— Вам что-нибудь нужно, кэп?

— Нет, только немного покоя и тишины. — Соломон тяжело опустился в кресло, и Санчес покинул мостик.

— Докладывайте, Боз! — Соломон смотрел на громкоговорители. Ответом ему была тишина. Он глубоко вздохнул. — Не понимаю, что с вами такое. Вы здесь, я знаю! Проклятие, вы ведь выполнили мое распоряжение! Вы спасли людей и корабль. Перестаньте отмалчиваться, Боз!

Не ошибся ли он? Действительно ли Боз выполнила его отчаянный приказ? У него не было связи с коммуникатором, он крикнул, и корабль отреагировал. Да, все было именно так.

— В чем дело? Боитесь вернуться к жизни? Да, в ней немало мучений и боли. Судите сами, Боз: вы — разумное существо, и вам не избежать страданий. Таковы правила игры.

Динамики продолжали молчать.

— Похоже, вашему искусственному интеллекту пришел конец. Не выдержав перегрузки, ваши электронные потроха вышли из строя. — Соломон ударил кулаком по подлокотнику кресла. — Прошу прошения, корабль, но, боюсь, мы переоценивали вас.

На мостике воцарилась тишина. Соломон опустил голову, уткнувшись подбородком в грудь. Одна за другой слезинки скатывались по его покрытому кровоподтеками лицу.

— Убогое органическое создание! — рявкнули динамики. — Как ты посмел оскорбить меня, ничтожный комок протоплазмы, заливший кровью мой мостик? Кто собрал тебя по кускам? Кто спас твою никчемную жизнь? Отвечай, Карраско!

129
{"b":"10191","o":1}