ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понятия не имею. По крайней мере, пока. И все же мне удалось кое-что выведать у Крааля, прежде чем он сунул нас в яхту и отправил подальше от Фронтира. «Боз» — самый современный корабль из всех, что когда-либо сходили со стапелей Братства. По пути сюда инженеры заканчивали испытания его систем. Судя по тому, что корабль прибыл целым и невредимым, все работает как положено. Это судно — гордость Фронтира, средоточие его новейших достижений. Я пыталась навести справки относительно его центрального компьютера, но безуспешно. Программисты словно в рот воды набрали. Это навело меня на мысль о том, что мы имеем дело с чем-то небывалым. Когда я напрямую спросила Крааля, он лукаво усмехнулся и ответил: «Всему свое время, Конни».

— Мне бы такой корабль…

Конни подтолкнула отца локтем:

— Все еще тоскуешь о былом? Хочешь вновь стать наемником и бороздить пространство, то и дело меняя хозяев?

Архон оторвал взгляд от огромного корабля и внимательно присмотрелся к дочери. Золотистые волосы волнами ниспадали ей на спину, в глазах плясали веселые чертики. Она была точной копией своей матери — безупречные черты лица, твердый подбородок, темно-синие глаза. Ее стройное сильное тело буквально излучало жизненную энергию.

— Я уже говорил тебе — с этим покончено. Знаешь, Конни, ты не перестаешь меня изумлять. Откуда ты узнала все эти подробности про «Боз»?

Девушка рассеянно пожала плечами, ее волосы разметались по спине.

— Пока вы с Мастером Краалем играли в политику, я свела знакомство с главным инженером Андерсоном. Думаю, он понравится тебе. Невзирая на принадлежность к Братству, в душе он — настоящий космический бродяга. Мы можем не доверять Мастеру Краалю, но мне кажется, что он отнесся к нам всерьез.

— Похоже, ты испытываешь к нему симпатию.

Конни пожала плечами:

— Да. Мы подолгу разговаривали — и не только об артефакте. Мы беседовали о человечестве… о том, куда оно движется. Мы разговаривали о философии, морали и этике, о нынешнем состоянии дел Конфедерации. Крааль считает, что она развалится в течение ближайших пятидесяти лет. Потом уже не будет пути назад, и только самыми крайними мерами можно будет вернуть человечество к общественному устройству, которое Крааль называет искусственно навязанной тиранией.

— Что он имеет в виду?

— Атавистическое стремление людей к подчинению государству.

Архон вскинул бровь:

— Государство — необходимый элемент…

— Крааль полагает иначе. — Конни задумчиво приложила палец к уголку губ. — Он сопоставляет нынешнюю космическую экспансию человечества с первобытным строем охотников и собирателей. Функция государства — перераспределение ресурсов, оно возникает только тогда, когда налаженное сельское хозяйство начинает производить излишки. Овладение металлургией и возникновение промышленности еще укрепляет позиции государства. Крааль считает, что планеты и Вольные станции, будучи замкнутыми системами, не станут поддерживать централизованное управление. С другой стороны, разведанные запасы природных богатств открытого космоса непрерывно увеличиваются, и удержать их под контролем можно только искусственным путем — ограничивая распространение знаний и развитие средств связи. Иными словами, увековечивая миф о необходимости государства.

— Вроде того, как Сириус монополизировал производство аппаратуры подпространственной коммуникации.

— Совершенно верно. Но Крааль считает, что через пятьдесят лет даже это не поможет удержать человечество в узде. К этому времени многие миры пойдут по стопам сектора Гулаг с его «железным занавесом».

— Интересный человек этот Крааль. Возникает ощущение, что ты доверяешь ему. — Архон усмехнулся. — Но, полагаю, Пальмир — совсем другое дело.

— Не ты ли объявлял себя знатоком человеческих душ?

Архон рассмеялся:

— Что ж, это правда. И я готов спорить, что, будь у него такая возможность, Пальмир перерезал бы нам глотки быстрее, чем лазерный луч рассекает кусок масла. Я невзлюбил его с первого взгляда.

— Пальмир знает о нашей находке. — Конни закрыла глаза и покачала головой. — Мы совершили ошибку, рассказав ему об артефакте.

— Он узнал о нашем деле, и мы никак не могли обойти его. Он — президент Конфедерации, избранный людьми для защиты интересов человечества. Я думаю… надеюсь, что Крааль знает, что делает. — Архон крепко сжал губы.

— Не забывай, он пытался отговорить тебя от того, чтобы поручить командование кораблем Карраско.

— Мы не знаем, удалось ли ему уговорить Соломона.

— Уже передумал?

— Нет. Я действительно хорошо разбираюсь в людях. В тот день… Впрочем, ты сама там была.

Конни скрестила руки на груди и скептически приподняла бровь.

— Была. И что же?

Едва заметная улыбка коснулась губ Архона.

— По крайней мере, Крааль отнесся к нам серьезно. Там, на Новой Земле, мы даже не надеялись, что он зайдет так далеко.

— Только до тех пор, пока я не предложила тебе взять с собой мумию. — Конни невольно поежилась. — Терпеть не могу трупы. А уж тем более этот. Мне все время казалось, будто мумия следит за мной, словно предостерегая отчего-то.

Архон неловко переступил с ноги на ногу.

— Мне все время чудились призраки, когда это тело… Впрочем, теперь с этим покончено. Я нашел Мастера. Я рассказал ему.

— Что?

Архон промолчал, рассеянно взирая на величественный белый корабль, неторопливо приближавшийся к причалу.

— Если бы только Крааль сумел… — пробормотал он, запустив мозолистые пальцы в густую шевелюру седых волос.

— Прошу прощения, — перебил его негромкий голос. Архон повернулся и отступил, держась поодаль от вошедшего. Темные глаза непрошеного гостя впились в его лицо. Этот человек словно состоял из пружин. Каждое движение его мускулистого тела выдавало в нем хорошо подготовленного профессионала. На нем был невзрачный бурый комбинезон с арктурианской эмблемой — изображение станции на звездном фоне.

— Как вы попали сюда? — Архон напрягся всем телом. Конни отступила в сторону, ее лицо угрожающе побледнело. — Посторонним запрещен доступ в это помещение. У вас нет жетона Патруля. Будьте добры немедленно покинуть…

Мужчина поднял руку.

— Прошу вас… — он вкрадчиво улыбнулся. — Я отниму у вас буквально минуту. Не согласитесь ли вы обсудить одно предложение? — Он вздернул брови, отчего его круглое лицо приняло комическое выражение.

Архон побагровел.

— Я не стану обсуждать никаких предложений. Вы находитесь в запретной зоне. Уходите сейчас же, иначе — клянусь Всевышним! — я вызову Патруль.

Темные глаза мужчины вызывающе сверкнули и сузились, превратившись в щелочки. Он вытянул вперед руку, сжимая побелевшими от напряжения пальцами арктурианский бластер.

— Пусть девчонка остается на месте! Мы знаем о вашей находке и хотим ее заполучить. Мы можем уладить дело миром и заплатить вам, сколько скажете. Либо мы сожжем вашу драгоценную планету и сами заберем объект. Что вы выбираете, Спикер?

— Кто вас послал? — Архон весьма убедительно изобразил испуганный голос. Его плечи безвольно поникли. Конни придвинулась к отцу и, словно в поисках защиты, спряталась за его широкой спиной.

— Это неважно, — прошипел мужчина. — Назовите цену!

— Пять миллиардов кредитов, — с неожиданной готовностью отозвался Архон.

Мужчина помедлил, высчитывая что-то в уме.

— За пять миллиардов можно купить планету. Мои друзья могут предложить максимум два.

— Пять! К тому же планета у меня есть. — Архон скрестил руки на груди, и незнакомец еще крепче стиснул оружие.

Конни сжалась, словно ожидая удара.

— Отец…

— Все в порядке, — успокоил ее Архон. — Нам нечего опасаться.

— Вы так думаете? — Мужчина бросил на девушку хищный взор. Его глаза ощупали высокую грудь под обтягивающей материей, скользнули по ее животу и остановились на бедрах.

Лицо Архона окаменело.

— Пять с половиной! — рявкнул он. — Вы не смеете так смотреть на мою дочь. Попробуйте только…

14
{"b":"10191","o":1}