ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Соломон Карраско лежал в ячейке медицинского комплекса, сработанного на заводах Братства. Он стонал, мучимый ужасными видениями, а механический хирург тем временем срезал с его черепа обгорелую плоть. Как только с этим было покончено, оптические сенсоры принялись исследовать обнаженные зрительные нервы. Крохотные волоконца аккуратно вонзались в нерв, нащупывая границу между омертвевшими и живыми клетками, посылая в них чередующиеся сигналы красного и синего света.

Соломон Карраско закричал.

— Великий Галактический Мастер?..

Крааль с трудом разогнулся и провел иссохшей рукой по морщинистому лицу. Отвернувшись от монитора, он заморгал. Его голову окружало призрачное сияние виртуального шлема.

— Да? А, это ты, Петран. Насколько я понимаю, им удалось продвинуться в своих исследованиях.

Старик бросил взгляд на атлетическую фигуру Петрана Дарта, пересекавшего ярко освещенную комнату. Петран остановился напротив стола Крааля. Он был одет в комбинезон цвета бронзы, его холодные зеленые глаза были чуть прищурены. Взгляд Петрана выдавал в нем человека, который немало пережил на своем веку. Ему было за пятьдесят — невзирая на достижения медицины, его виски уже начинали серебриться. Однако возраст еще не успел оставить на нем свой отпечаток.

Крааль молчал, глядя в окно. За стеклами из прозрачного углеродного композита расстилался Маунт Мориа. Столицу заливали щедрые лучи солнца Фронтира. Крааль вспомнил, что нынче ему так и не довелось насладиться его теплом — он провел весь день среди белых пластиковых стен, по которым змеились кабели электросети и коммуникационных систем. Темно-синий ковер чуть заметно мерцал — оптические волокна, из которых он был соткан, чутко реагировали на шаги приближающегося человека.

— Великий Галактический Мастер… — Дарт нерешительно умолк.

Крааль выпятил губы и вскинул бровь:

— Спикер Архон не ошибся?

Петран набрал полную грудь воздуха:

— Это не человек… как и утверждал Спикер. Более того, биологи установили, что это… существо… обладало невероятным интеллектом. Но и это не все. Мы в растерянности. В нашем распоряжении самые совершенные методики, и тем не менее нас поставил в тупик возраст образца.

— А именно?

Дарт прикоснулся пальцем к подбородку и нахмурился. На его лбу проступили глубокие складки.

— Достопочтенный сэр, мы полагаем, что ему около пяти миллиардов лет. Наш вывод основывается на результатах анализа следов протонного распада и диссоциации молекул. Со временем связи между элементарными частицами, равно как и между атомами, нарушаются, и…

— Я знаком с этим процессом, капитан, — перебил Крааль, откидываясь на спинку кресла. — Давайте ближе к делу. Тело чужака — уже само по себе замечательная находка, однако прочие утверждения Архона…

— Может быть, они не столь смехотворны, как нам показалось сначала.

Крааль глубоко вздохнул:

— Итак, мы вынуждены предположить, что Архон не ошибся. Мы вынуждены предположить, что этот… объект… существует. И если это действительно так…

— Мы не можем допустить, чтобы он попал в чужие руки. — Петран нервно закусил губу. — Насколько мне известно, президент Пальмир уже связывался с вами.

Крааль потер шею, устремив взгляд в пространство.

— Где-то произошла утечка информации, — проронил он.

— Достопочтенный сэр, я не хотел бы показаться излишне любопытным, но не приходило ли вам в голову…

— Разумеется. Целую неделю я не могу спокойно спать по ночам. Увидев мумию, я сразу все понял. Внутренний голос подсказывал мне, что спикер Архон не обманывает нас.

— Этот человек был капером. Зачем он пришел к нам? Почему не обратился прямо к Пальмиру… или к кому-нибудь, кто дал бы наивысшую цену? Подобная находка открывала перед ним широчайшие возможности.

Крааль хмыкнул, вздернул лицо и медленно покачал головой.

— Не знаю. Вероятно, он руководствовался… впрочем, не стану гадать. Чужая душа — потемки. Достаточно того, что он обратился к нам за помощью. Я не знаю, чем все это обернется — благом или несчастьем. Не будь на то воля Великого Архитектора, Архон не совершил бы свое открытие.

— Что вы собираетесь предпринять?

Старик прищурил водянистые глаза, хмуря брови:

— Я вынужден согласиться со всеми его требованиями. Полагаю, у нас нет иного выхода. Однако плясать под его дудку я не стану.

— Кто допустил утечку? Откуда Пальмир узнал о находке?

Крааль постучал по пластику костлявым пальцем:

— От всей души надеюсь, что Архон здесь ни при чем. Следовательно, информация исходила от нас… вероятно, из самой Ложи. Либо проболтался кто-нибудь из людей Архона.

— В свое время он был капером.

— И однажды пытался уничтожить корабль Братства.

Петран сдержанно кивнул:

— Это тревожит вас?

Глаза Крааля превратились в узкие щели:

— Архон просит корабль. Я хочу дать ему «Боз», наше лучшее судно.

— Но это экспериментальная модель!

— Ты сам его строил.

— Да, но неиспытанное судно, в конструкцию которого введено так много новшеств…

— Он хочет, чтобы кораблем командовал Соломон Карраско.

Петран Дарт вздрогнул и напрягся всем телом:

— Великий Архитектор! Неужели вы…

— Я еще не решил. — Крааль вскинул бровь. — Во-первых, мы не знаем, как прошла операция. Во-вторых, не мне судить, кто достоин командовать кораблями, а кто нет. Скажи, Петран, ты бы поручился за себя, если бы после сражения с Гартом тебе пришлось три года провести в бессознательном состоянии, и…

— Я сделал все, чтобы спасти «Энеско».

— А Соломон сумел привести «Гейдж» домой, хотя его преследовал Сэбот Селлерс на своем «Охотнике». — Крааль задумчиво выпятил губы. — Вопрос лишь в том, есть ли у капитана сила воли, своеобразный внутренний стержень. У Сола он есть… как, впрочем, и у тебя.

— Но сумеет ли он вновь собраться с силами? Что говорят психологи?

В глазах Крааля мелькнул холодный огонек.

— Медики утверждают, что поручать ему корабль было бы рискованно. — Он выдержал паузу. — Остается лишь надеяться, что мы можем позволить себе этот риск.

— А если нет?

Крааль поставил локти на стол, массируя лицо пальцами.

— Я велел хирургам готовить тебя к операции. Мне очень не хочется отрывать тебя от текущих дел. Поиск в дальнем космосе всегда оставался одной из самых насущных наших задач.

— Вплоть до настоящего момента. — Дарт потер шею. — Нас буквально обложили со всех сторон.

Крааль понимающе кивнул:

— Не исключено, что Архон пытается заставить нас открыть свои карты.

Он стоял у иллюминатора катера, расставив ноги и сцепив пальцы за спиной, — высокий, могучего телосложения мужчина пятидесяти лет. Наблюдательная рубка казалась слишком тесной для него. Он покачивался с носков на пятки, пытаясь унять возбуждение. Нательная кольчуга плотно облегала его грудь, поблескивая черненым хромом. Он попеременно напрягал мускулы, выступавшие на теле буграми — запертый в клетке тигр, затаившийся в ожидании. Его узкие бедра обхватывал пояс, на котором висел портативный коммуникатор, несколько футляров из тех, что носят в полете астронавты, виброкинжал с искусной отделкой и арктурианский бластер.

В поле зрения иллюминатора неторопливо вползал закругленный край планеты, испещренной пятнами облаков. Она становилась все ближе, и громада катера начинала вибрировать, преодолевая сопротивление атмосферы.

— Сколько еще? — Он говорил тихим голосом уверенного в себе человека, привыкшего к тому, что окружающие ловят каждое его слово.

— Двадцать минут, адмирал.

Катер пробил верхний слой облаков, миновал вершину красно-бурого вулкана и теперь летел над широкой коричневой с зеленью равниной, иссеченной ветвистыми каналами. Включились тормозные двигатели, катер затрясся, и мужчина с привычной ловкостью изменил позу. Аппаратура искусственной гравитации скомпенсировала возросшую силу тяжести. Приближаясь к поверхности планеты, катер терял скорость и высоту. Потом он остановился, завис в нескольких метрах от земли и опустился неподалеку от огромного сверкающего металлического купола.

2
{"b":"10191","o":1}