ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хэппи Андерсону было на вид лет сорок. Его грубоватое добродушное лицо словно состояло из плоскостей, короткий нос казался обрубленным. Над массивным подбородком краснел широкий рот, всегда готовый улыбаться. Он выдернул ладонь из пальцев Арта и повернулся к Брайане, ни на секунду не прекращая говорить.

— Вы не представляете, в каком состоянии находился кэп. Обгорелое лицо в лоскутах почерневшей кожи, глаза превратились в поджаренную плоть, остатки волос…

— Хэппи, — ледяным тоном перебил Карраско. — Вряд ли старших помощников интересуют эти подробности.

— Слушаюсь, капитан. — Андерсон улыбнулся. — Но я так рад вновь видеть вас в форме… как будто ничего и не было. Это напоминает мне заварушку на станции Викар, когда тамошние ребята едва не вышибли из меня дух, но в последнюю секунду появился кэп и, налетев на них словно вихрь, разбросал мерзавцев, как котят…

— Воспоминания отложим на потом, — негромко произнес Карраско. — Думаю, сейчас старших помощников волнуют иные заботы.

«Вы совершенно правы, капитан». Арт едва успел прикусить язык.

Карраско внимательно смотрел на молодых офицеров. Его глаза горели лихорадочным огнем.

— По пути сюда я ознакомился с вашими личными делами. У вас обоих великолепный послужной список. И поскольку нам предстоит необычный полет, я приложу все силы к тому, чтобы помочь вам отшлифовать свои навыки. Полеты в дальнем космосе лишь немногим сложнее путешествий в освоенных пространствах. Правда, навигация несколько затруднена и вряд ли можно рассчитывать на постороннюю помощь, однако вы…

— Капитан, — заговорила Брайана, обхватив себя руками. — Должна ли я понимать эти слова так, что вы не располагаете никакой информацией о грядущем полете? Даже строго конфиденциальными сведениями, предназначенными только для старших помощников?

Карраско медленно покачал головой.

— Именно так, Брайана. — Его карие глаза смотрели на девушку прямо и открыто. — До сих пор мне не доводилось выполнять таких заданий. В настоящее время мне известно одно — я обязан подчиняться требованиям Спикера и Совета Конфедерации. Об остальном можно лишь гадать. Я несколько раз пытался расспросить Великого Галактического Мастера, но безрезультатно. Он лишь улыбался мне и советовал шевелить мозгами… говорил, что вполне полагается на мое здравомыслие.

«Проклятие! Полагаться на здравомыслие человека, который потерял один за другим три корабля. Либо Крааль выжил из ума, либо в Ложе не все так благополучно, как я думал. Тебя ждет славное приключение, старина Арт! Тебя втянули в предприятие, от которого за милю несет неизбежной катастрофой!»

Карраско повернулся к Андерсону, который продолжал улыбаться, глядя на него влюбленным взором.

— По пути я изучил основные характеристики корабля. Весьма впечатляюще. Что скажешь о двигателях и энергоустановках? Ты ведь летишь на корабле с самого Фронтира?

Хэппи кивнул.

— Вам еще не доводилось видеть ничего подобного, Сол. Не хотелось бы показаться голословным, но мне кажется, что реактор этой крошки способен спалить звезду. Насколько я знаю, это самая могучая машина во всей Галактике.

— А твои люди?

— Мне удалось подобрать отличного заместителя. Его фамилия Кралачек. Чуточку не от мира сего, но, как ни стыдно в этом признаться, похоже, он умнее меня.

«Это точно. Теперь я понимаю, что имела в виду Брайана… впрочем, дрессированный пингвин — и тот показался бы гением по сравнению с тобой».

— А теперь, господа, — заговорил Соломон, поворачиваясь к помощникам, — я готов выслушать ваши отчеты. Доложите обстановку.

Брайана продолжала стоять в вызывающей позе, не спуская с Карраско твердого взгляда.

— Согласно приказу, мы отложили посадку пассажиров до вашего прибытия. Единственным исключением стали Спикер и его дочь. Им было разрешено подняться на борт и занять свои каюты по соображениям безопасности. Диспетчерская космопорта дала «добро» на старт, как только вы появитесь на корабле, но, думаю, Спикер пожелает встретиться с вами, прежде чем отправляться в путь.

— Очень хорошо. Как только мы закончим, начинайте посадку. Старший помощник Артуриан, известите Мишу Гайтано о необходимости соблюдения строжайших мер безопасности в процессе размещения пассажиров. Учитывая…

— Это невозможно, сэр, — перебил Арт, стараясь унять раздражение.

Карраско склонил голову, в его глазах мелькнула досада:

— В чем дело?

— Мы уже приняли на борт несколько опечатанных контейнеров с имуществом дипломатов. — Артуриан вытянулся, уверенно чеканя слова. — Законы Конфедерации запрещают досмотр их багажа.

Лицо Карраско чуть заметно дрогнуло.

— Да, вы правы. Придется смириться. Мне это не нравится, но, похоже, у нас нет иного выхода. Удвойте бдительность, не допускайте посторонних в закрытые помещения корабля. — Он посмотрел на Хэппи. — Когда мы можем отправиться?

— В любой момент, сэр. Через пять минут, если хотите. Все системы работают безупречно. Есть несколько неполадок, которые можно устранить во время разгона перед прыжком.

— Есть вопросы? — нетерпеливо осведомился Соломон. — Нет? Тогда запускайте на борт дипломатов, и мы отчалим. — Он энергично оттолкнулся от стола, давая понять, что совещание закончено.

Выходя из люка, Арт услышал голос Хэппи:

— Я слышал, у шлюза погиб агент Братства. Говорят, его буквально изрешетили выстрелами.

— Да… да, так и было, — стиснув зубы, пробормотал Соломон.

Пока агент Братства изучал документы Никиты Малакова, тот буравил его самым мрачным и уничтожающим взглядом, на какой был способен. За люком его ждала очередная проверка. Техник оторвался от экрана, по-видимому, заметив нечто недозволенное.

— Будьте добры сдать лучевой пистолет и нож, сэр, — сказал он. — Принимая во внимание…

— Ни за что! — Никита сузил глаза и выпятил челюсть. — Ты что же, собрался отнять у меня пушку и клинок? Хочешь, чтобы я стал легкой добычей всякого, у кого есть оружие?

— Я понимаю вас, сэр, однако…

— Видишь? — Никита показал ему удостоверение члена Совета. — Тут написано, что я дипломат, правильно? Вдобавок, я — мужчина, а значит, обязан уметь постоять за себя. Каждый имеет право защищать себя и свою семью. Угнетатели народных масс спят и видят Никиту Малакова мертвым! Меня то и дело пытаются ограбить какие-то придурки. Либо ты пропустишь меня с оружием, либо я подам протест в Совет Конфедерации — и мы посмотрим, чья возьмет!

Техник негромко произнес что-то в микрофон. Минуту спустя он поднял глаза и кивнул.

— Ваша просьба удовлетворена, господин Представитель. Однако мы вынуждены поставить капитана в известность о том, что вы…

Никита наклонился и ткнул его в грудь толстым пальцем:

— Послушай, что я тебе скажу. Пока человек вооружен, он свободен! Как ты думаешь, чего хочет Сириус? Лишить людей возможности защищать себя — вот чего. Они утверждают, что с преступностью можно покончить, лишь изъяв оружие у народных масс. Тебе доводилось бывать на моей станции? Нет? А в секторе Гулаг? Тоже нет? Так вот, там ты можешь спокойно оставить свою дверь незапертой. Можешь забыть кредитную карточку на столе в ресторане, потом вернуться и найти ее там, где она лежала. Никому и в голову не придет воспользоваться ею — а все оттого, что мы, люди труда, отстреливаем воров без суда и следствия!

— Не сомневаюсь, сэр, — заговорил техник, явно сдерживаясь. — Я не имею ничего против ваших убеждений, но вы отправляетесь в полет на корабле Братства, и вам гарантирована полная безопасность.

— Я сам себя охраняю. Может быть, ты хочешь, чтобы я связался с Великим Мастером? Или все-таки пропустишь меня?

Техник вздохнул:

— Проходите, сэр. Желаю вам приятного…

— К черту! — Никита протиснулся мимо и торопливо зашагал по узкому коридору. — Эти кровопийцы Братства хотели лишить меня оружия. Как же я мог бы отстаивать свою свободу?

Дойдя до конца коридора, Никита оказался у входа в причальный док. Здесь толпились настороженные патрули. Вдоль стен стояли полицейские экипажи с бронированной зеркальной обшивкой для отражения лазерных лучей и огромными бластерами, изготовленными к стрельбе.

20
{"b":"10191","o":1}