ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лечь на курс до Новой Земли! — скомандовал Карраско.

— Так точно, капитан, — ответила Боз.

— Состояние бортовых систем?

— Системы в полной готовности. — В тишине мостика голос Брайаны прозвучал неожиданно громко. — Постоянное ускорение двадцать «g», сэр. Флуктуации в активной зоне реактора не наблюдается. Все контрольные секторы горят зеленым светом.

— Прекрасно, старший помощник. Судя по хронометру, сейчас ваша вахта. Если что-нибудь потребуется, вы знаете, где меня искать. — Соломон поднялся на ноги. — Старший помощник Артуриан, нельзя ли переговорить с вами наедине?

Арт украдкой посмотрел на Брайану и, заметив свирепый огонек в ее глазах, выбрался из кресла.

— Слушаюсь, капитан.

Миновав люк, Арт повернулся к Карраско и, заглянув в его каменное лицо, почувствовал прилив раздражения. Уж не собрался ли капитан устроить ему выволочку? В последний раз Арт подвергался такому унижению, когда учился на выпускном курсе академии Фронтира.

— Я был излишне суров с вами, старший помощник. — Голос Карраско звучал на удивление мягко, почти примирительно. Уголки его губ приподнялись в едва заметной улыбке. — Я немного нервничаю… и вы с Брайаной это заметили. Я отменил ваше распоряжение по одной-единственной причине — наш корабль только что сошел со стапелей. Новые системы, как бы хорошо они ни были спроектированы, требуют неусыпного внимания и молниеносной реакции — так, на всякий случай. Нам еще предстоит выяснить, какими резервами располагает корабль, убедиться в надежности дублирующих узлов, и только тогда мы сможем чуть-чуть расслабиться.

Арт кивнул и нахмурился, вдруг осознав, что сам должен был подумать об этом. Злость словно испарилась.

— Полагаю, нам следует придерживаться тех же правил, когда изменяются внешние условия… либо после ремонтных и регламентных работ.

Карраско улыбнулся. Это была первая настоящая, искренняя улыбка, которую Арт видел на его лице.

— Именно так. Соблюдение этих правил продлит вам жизнь. Примите мои поздравления, Артуриан. Вы и Брайана совершили безупречный старт. Можете быть свободны, старший помощник. — Он развернулся и зашагал по коридору.

7

Покончив с аанами, она затаилась в одиночестве — бессильный владыка Мироздания, продолжавшего свой круговорот в свете сгустков термоядерной энергии. Безжалостный Ключ неумолимо угнетал ее волю, отравляя ее существование. Лишенная возможности управлять жизнью Вселенной, она все глубже погружалась в пропасть безумия. Ключ обращал ее могущество в ничто, распаляя ее ярость, приводя в бешенство ее непревзойденный мозг, пока наконец бессильный гнев и ненависть не заполнили ее существо без остатка.

Она всматривалась в космос, изучая последствия катастрофы цивилизации аанов — огромные области искривленного пространства и вакуума, некогда занятые планетами и звездами, уничтоженными ее могуществом. В нетронутых участках Вселенной изменялись гравитационные поля, возмущение непрерывно расширялось, звезды покидали свои орбиты, и огромные массы вещества перебрасывались из галактики в галактику. Пространство вокруг нее бурлило подобно чудовищному водовороту.

Пока галактическая материя стремилась к новому состоянию равновесия, в хаосе перемен зародилась очередная цивилизация примитивных существ, состоявших из углеродных молекул, которые образовывались в жарком горниле планеты, окутанной плотными испарениями.

Хорры боролись за существование, пожирая и сами становясь жертвами. Они охотились на меньших тварей и служили пищей более крупным. Уцелели самые сильные и приспособленные, постепенно формируя доминирующий генотип. Наконец наступил тот день, когда один из хорров при помощи острого выступа своего панцирного скелета убил хищника, превосходившего его размерами. Отведав плоти незадачливого охотника, это существо размножилось, передав потомству свое оружие, которое получало все большее распространение путем генетического наследования. Но прошли еще бесчисленные тысячелетия, прежде чем хорры добрались до самой высокой вершины планеты, где они искали руду для выплавки металлов. И только здесь, где разрывалась непроницаемая завеса облаков, они увидели над собой небо, заполненное мириадами огоньков, и замерли в благоговении. Сотни и сотни поколений их потомков унаследовали мечту о звездах. Ахиллесова пята хорров — они размножались делением — очень замедляла их прогресс. Она ждала, наблюдая за ними из далеких пучин космоса. Она знала, что эти органические существа рано или поздно доберутся до нее. Скоро — уже очень скоро.

Она лелеяла свою безумную ярость, замышляя пути, которые приведут очередной органический разум к самоуничтожению. Жгучая ненависть подхлестывала ее нетерпение. Она дожидалась того мгновения, когда хорры прикоснутся к рычагам Ключа и обрекут себя на проклятие, погубившее аанов.

А тем временем хорры запустили свой первый космический корабль.

Соломон Карраско трижды сбился с пути и добрался до своей каюты только с помощью Боз. Он остановился у люка, рассматривая чувствительную пластину замка.

«Все в порядке. Ты справился на мостике, а значит, справишься и теперь. Это всего лишь капитанская каюта, такая же, как все остальные. Как капитанская каюта на борту „Гейдж“… Гейдж мертва. Ее не вернуть».

— Да, мертвых не вернуть, — пробормотал он. — Но отчего у меня так тяжело на душе?

Он робко вытянул руку и положил ладонь на пластину. Детектор прочел узор папиллярных линий и произвел анализ выделений кожи. Соломон физически ощущал незримое присутствие корабля — казалось, тот затаился в ожидании и внимательно следит за каждым его поступком.

Люк с негромким шипением скользнул в сторону, и в каюте загорелся свет. Соломон натужно сглотнул — у него было такое ощущение, словно в горле застряла скрученная узлами тряпка.

Коммуникатор сиял разноцветными огоньками.

— Что это значит? — Рассеянно отметив, что кто-то аккуратно уложил его ранец на койку, он с тревогой всмотрелся в длинный список вызовов. — Все эти люди хотят встретиться со мной? Но зачем?

— Большая часть вызовов — это приглашения. — От звука голоса Боз по спине Сола пробежал холодок. — Дипломаты сгорают от нетерпения познакомиться с вами. Инженер Андерсон изъявил желание пообщаться, как только у вас будет свободная минутка, а Спикер Архон спрашивает, когда вы сможете встретиться с ним и обсудить некоторые подробности экспедиции.

— Кто первый в очереди? — Соломон постарался взять себя в руки.

«Придется учиться общению с кораблем. Нам предстоит провести вместе по меньшей мере восемьдесят суток, но если я буду держаться холодно и отстраненно, то… то, пожалуй, выдержу».

Он вздохнул и принялся распаковывать ранец.

— На немедленной встрече настаивает только Спикер Архон. Остальные приглашения — дань вежливости, — сообщила Боз.

По экрану коммуникатора поползли строчки списка. Соломон опустился на койку и закрыл глаза.

— Господи, почему они не оставят меня в покое? — Ему казалось, что он произнес эти слова про себя… и все же корабль его услышал.

— Мне кажется, капитан, что ваше поведение не укладывается в обычные рамки, — сказала Боз.

Соломон бросил взгляд на громкоговоритель, и его вновь охватили мучительные воспоминания о Гейдж.

— Что ж, вы правы, — отозвался он.

— Хотите поговорить об этом?

— Собираетесь устроить мне сеанс психоанализа? Нет. В этом нет нужды. Просто я устал. Меня вынудили принять командование, хотя я говорил Краалю… впрочем, это не ваше дело, корабль.

Устал? Да. Сбит с толку? Да. Испуган? Еще как, черт побери! И все же мерцание звезд на экранах мостика, головокружительное ускорение в катапульте Арктура — все это наполняло душу Сола восторгом.

— Что же до приглашений, оставляю их на ваше усмотрение. Передайте дипломатам мои наилучшие пожелания и скажите, что я присоединюсь к их обществу в самое ближайшее время. — Он помассировал глаза, еще не успевшие полностью восстановиться.

24
{"b":"10191","o":1}