ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лицо Карраско окаменело.

— У каждого человека свои персональные демоны, госпожа Вице-спикер. Если хорошенько покопаться в вашей душе, они найдутся и у вас, — отрезал он, вышагивая по коридору.

Остаток пути Конни прошла молча. Ее не оставляли мысли о том, что под внешностью Соломона Карраско скрываются два человека. И если первый из них, дрожащий и сломленный, которого Конни встретила в блистере, вызвал у нее лишь брезгливость, то второй — тот, что отказался принять ее игру, — внушал девушке серьезные опасения. Ее продолжали терзать мрачные предчувствия.

9

Кают-компанию наполнил неумолчный шум голосов. Мужчины и женщины в ярких одеждах, собравшись небольшими группами, смеялись и оживленно переговаривались друг с другом, поднося к губам бокалы и внимательно оглядываясь по сторонам.

Сол остановился на пороге и вгляделся в лица присутствующих, стараясь запечатлеть их в своей памяти.

— Леди и джентльмены! — раздался голос Конни, и в зале мгновенно воцарилась тишина. — Позвольте представить вам Соломона Карраско, капитана корабля «Боз» и нашего любезного хозяина, гостеприимством которого мы будем пользоваться в этом путешествии!

В сопровождении девушки Сол вошел в кают-компанию, и его встретил шквал аплодисментов. Он улыбался, пожимал руки, выслушивая длинную череду названий планет, имен и титулов, хотя и знакомые ему по изученному заранее списку пассажиров, но тем не менее продолжавшие внушать ему легкую робость.

Его беседу с Представителем Чухутьена, Ваном Янг Доу, худощавым мужчиной, который то и дело любезно кланялся, прервало вмешательство Архона. Соломон посмотрел в глаза Спикера, казавшиеся теперь такими знакомыми — глаза человека, который погубил его корабль, его друзей… Соломона охватило чувство отвращения, смешанного с любопытством.

Следуя указаниям Спикера, он занял место во главе центрального стола, покрытого белой льняной скатертью. Отделанные самоцветами столовые приборы и серебряные канделябры с восковыми свечами, огоньки которых были едва заметны в ярких лучах плафонов, создавали ощущение нелепой, почти варварской роскоши. У стола прислуживали два человека из команды Миши Гайтано — они застыли в подобающей случаю позе, но на их лицах играли насмешливые улыбки. Дипломаты заняли свои места за столами и повернулись к капитану. Воцарилась полная тишина.

Констанция уселась слева, а Архон — справа от Соломона. Ему претила сама мысль о том, что сейчас придется вести светскую беседу с человеком, расстрелявшим «Клинок».

Рядом с тарелкой Соломона лежал резной серебряный колокольчик — принадлежность этикета, чуждого душе астронавта. Он поднял колокольчик и встряхнул его, извлекая хрустальный звон. Мужчины и женщины тут же вернулись к прерванным разговорам, а люди Гайтано принялись хлопотать у стола с ловкостью бывалых официантов.

— Спикер Архон? Возникло несколько вопросов, которые нам нужно обсудить. Предлагаю заняться этим, как только закончится обед…

— Капитан! — послышался приторно-слащавый голос.

Соломон раздраженно вскинул голову и встретился глазами с очаровательной блондинкой спортивного телосложения, которая сидела у дальнего конца стола, нетерпеливо подавшись вперед. На ее щеках играл яркий румянец безупречного здоровья. Соломон дал бы ей около тридцати лет, но мужчине не под силу точно определить возраст женщины — разве что заглянув в ее свидетельство о рождении. Блондинка носила бесформенный серый пуловер — традиционную одежду женщин-мормонок. В ее голубых глазах угадывались лукавство и сила.

— Эльвина Янг, если не ошибаюсь? — Соломон припомнил лицо женщины. По его сведениям, она недавно вышла замуж за Джозефа Янга, Представителя мормонов с планеты Зион. Муж Эльвины сидел рядом — чуть сконфуженный бледный высокий мужчина, безликий, лишенный индивидуальных черт, как и всякий религиозный фанатик любого вероисповедания. В тот миг, когда его супруга окликнула капитана, он втолковывал что-то сидящему рядом Стоковски, дергая себя за мочку уха и ударяя по столу костлявым кулаком.

— Да, это я. — Женщина просияла. — Сколько времени мы проведем в космосе? Я не могу терять связь с Храмом. Вы не представляете, сколь важно для меня быть в курсе последних событий. Видите ли…

— Я подумаю, что тут можно сделать, — пообещал Соломон, заставив себя растянуть губы в любезной улыбке. — Мы располагаем коммуникационным оборудованием, и до тех пор, пока позволяет эффект растяжения времени…

— Значит, я могу разговаривать с Храмом? Капитан, я просто счастлива! Я так боялась оказаться оторванной от цивилизации…

— Мы сделаем все, что в наших силах. — Сол послал ей ледяную улыбку, от души надеясь, что ее друзья на Зионе терпеливее Эльвины — ведь законы теории относительности неумолимы.

— Да, без связи нам не обойтись, — вмешалась Медея, Вице-консул Терры, сидевшая напротив четы Янгов. Глядя на эту миниатюрную женщину, было трудно поверить, сколь велико ее влияние в правительстве Земли. Густые черные волосы оттеняли оливковое лицо и огромные глаза. Ее манеры отличались утонченным изяществом — она жевала, почти не шевеля губами, не позволяя-себе ни одного неловкого движения. Рядом сидел ее муж Тексахи, любезный и добродушный, исполненный самодовольства. Он время от времени исподтишка поглядывал на полные груди Конни.

— Принимая во внимание чрезвычайный характер экспедиции, делегаты должны иметь возможность в любой момент связаться со своими правительствами, — продолжала Медея, кривя губы в иронической улыбке. — Ваши слова, капитан, принесли мне громадное облегчение.

— «Боз» к вашим услугам, госпожа Вице-консул. — Медея казалась Соломону хрупкой и беззащитной. Неужели это та самая Железная леди, суровость которой превратилась в легенду?

В качестве официального представителя Конфедерации выступал Джордж Стоковски. Именно он должен был уведомлять Совет о результатах того или иного совещания либо консультации — во всяком случае, так полагал Соломон. Джордж и его супруга Ашара отличались высоким ростом и худощавым телосложением, и капитан понимал, как тяжело им бороться с возросшим весом, невзирая на локальное искажение гравитации, которым их окружил корабль. На Вольных станциях сила притяжения редко превышала половину земного стандарта, а чаще всего тяготение там составляло одну пятую нормального — ровно столько, чтобы удерживать на месте почву, растения и животных. Люди, родившиеся в таких условиях, были практически прикованы к своим искусственным мирам.

У противоположного торца стола сидела бронзовокожая длинноногая брюнетка. Соломон вспомнил, что это госпожа Ди, делегат Рейнджа. Ее муж Арнесс владел обширным ранчо. Многочисленные контракты на поставку природных продуктов принесли ему богатство — постное мясо было намного дороже жирных и беконных сортов, которые выращивались на Вольных станциях в невесомости либо путем клонирования в промышленных установках. Деликатесная плоть животных, вскормленных в природных условиях, ценилась буквально на вес золота, и Арнесс не упустил свою выгоду. Удалившись от дел, он повсюду следовал за женой, куда бы ни забрасывали ее служебные обязанности. Арнесс и Ди носили старомодную одежду спокойных расцветок, а плавная непринужденная речь выдавала в них обитателей бескрайних открытых просторов, покрытых травой и мхами.

Напротив Ди и Арнесса сидели Поль Бен Геллер и его супруга Мэри, занимавшая дипломатический пост на Нью-Израиле. У обоих были черные курчавые волосы и загорелые лица, потемневшие под ярким солнцем планеты. Мэри лучилась улыбкой, поглядывала вокруг сверкающими глазами. Пол уже начинал стареть, на его висках проступала седина, и тем не менее он двигался со стремительным изяществом мужчины, который поддерживает себя в превосходной физической форме. Выправка Пола выдавала в нем бывшего военного. Соломон поймал изучающий взор Геллера, которым тот непрерывно обводил присутствующих, задерживая глаза лишь на Норике Нгоро, высокая фигура которого выделялась за столом у противоположной стены кают-компании.

31
{"b":"10191","o":1}