ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Капитан, я вынужден принимать во внимание все обстоятельства. — Архон устало вздохнул. — Да, я отдаю отчет в том, что сказал. От моих решений зависит жизнь всех, кто находится на борту. О каком осмысленном диалоге может идти речь, если люди станут бояться друг друга? Они и без того разобщены теми поручениями и инструкциями, которыми их снабдили правительства и политические блоки. Не хотите ли еще больше ожесточить дипломатов, заставив их со страхом думать: а кто следующий?

Соломон откашлялся.

— Пожалуй, нет. И тем не менее такое решение идет вразрез с моими принципами.

— В чем же они состоят?

— Я должен защищать людей. Я отвечаю за них.

Архон кивнул.

— Защищать и брать на себя ответственность. Что ж, я разделяю ваши принципы. — Он чуть заметно улыбнулся. — По-моему, это основа основ выживания и развития человечества. Но постарайтесь мыслить шире. Разве ответственность не подразумевает риск?

— Да, разумеется. — Соломон повернулся, и они с Архоном зашагали по туннелю.

— Они тоже понимают это. — Архон указал на дипломатов, шедших впереди. — Каждый из них несет ответственность за свой народ, за свои идеалы. Они принимают во внимание также и сопутствующий риск, хотя его не всегда легко распознать. Межпланетные отношения фактически построены на риске, иначе свободному обществу пришел бы конец. Впрочем, давайте вернемся к нашим делам. Каждый из нас несет свою долю ответственности перед человечеством, и ради него я вынужден рискнуть кораблем и всеми, кто находится на борту. С моей точки зрения, куда опаснее выпустить кошку из мешка прямо сейчас, — с нажимом произнес Архон. — Сделав это, мы неминуемо вызвали бы хаос, в то время как мне более всего нужен порядок.

Соломон закусил губу:

— Но почему, Спикер? Мне кажется, хаос и без того воцарится, едва эти люди примутся переписывать Конституцию.

Архон вздохнул.

— Это так, но вы, должно быть, теряетесь в догадках, зачем мы летим на Новую Землю. Неужели вам не приходило на ум, что конституционный комитет можно было собрать на Арктуре?

Сол кивнул:

— Да, приходило, и я решил, что вы попросту опять мне солгали. Сочинили еще одну выдумку, чтобы отвлечь меня от истинных цел ей…

— Окружности внутри окружностей? Рад видеть, что вы не утратили остроумие. — Архон покачал головой. — Но нет, я не солгал. Наш замысел состоял в том, чтобы вырвать дипломатов из среды, в которой процветают интрига и подкуп, а деньги и жажда власти мешают людям мыслить разумно и принимать взвешенные решения. Мы очень тщательно отбирали делегатов, рассчитывая услышать некое обобщенное мнение, которое выражало бы интересы фракций, проповедующих самые разнообразные взгляды.

— И тем не менее на борт проник убийца.

— Мы тоже имеем право на ошибку, — отрезал Архон. — Нашей целью было дать дипломатам возможность познакомиться, научиться видеть друг в друге людей, а не политических соперников и конкурентов. Мы хотели разрушить разделяющие их этнические и идеологические барьеры.

— И, разумеется, рассказав правду о смерти Нгоро, я сорвал бы ваши планы. — Сол нахмурился. — Что, если его убили именно затем, чтобы разрушить ваш замысел?

— Вполне возможно, это было сделано для того, чтобы вбить между нами клин. Вот почему мы должны выследить убийцу быстро и без шума. Если мы сумеем обезвредить его, не вызвав при этом паники, мы сохраним шанс на победу.

— Мне приказано выполнять все ваши требования, Спикер. Сам я предпочел бы посадить пассажиров под замок и отложить их знакомство до лучших времен. Следуя своим инструкциям, я сделаю все, чтобы помочь вам. Но, если честно, мне это не нравится.

— А вы и не обязаны соглашаться с каждым моим словом. Порой обязанности вынуждают нас действовать вопреки своим убеждениям. И тем не менее я благодарен вам за поддержку, капитан.

Похрустывая суставами, Крааль выбрался из гравикресла. Помещение сияло стерильной чистотой, лабораторные шкафы из графитовых волокон были начищены до блеска. Вдоль стен выстроились мониторы и коммуникаторы. В комнате носился легкий химический запах. В центре на возвышении стоял препараторский стол с шарнирным механизмом, который позволял ему поворачиваться во всех плоскостях.

— Приветствую вас, достопочтенный сэр, — сказала женщина в белом халате, поднимаясь и огибая стол. Долгие часы напряженной работы отложили свой отпечаток на ее лице; глаза, обычно ясные и живые, казались потускневшими и покраснели.

Подволакивая ноги, Крааль приблизился к столу и нерешительно заглянул внутрь мерцающей сферы, содержимое которой было погружено в стасисное поле. Сквозь дымку проглядывали расплывчатые контуры объекта. Над ним, зловеще поблескивая, зависли щупы, манипуляторы, микроскопы и другие исследовательские инструменты.

— Мне сообщили, что вы уже начали составлять экспертное заключение.

Женщина кивнула.

— Мы сделали все, что позволяют наши методики и степень сохранности объекта. — Она завела руки за спину и, выпятив губы, задумчиво уставилась в пол. — Некоторые выводы нуждаются в доработке, но, думаю, нам удалось составить довольно полное представление о физиологии и морфологии этого существа. Если позволите, я вкратце введу вас в курс дела.

Она повернулась; обруч ее виртуального шлема вспыхнул призрачным сиянием. На огромном мониторе появилось трехмерное изображение подопытного организма.

Крааль подошел к экрану. До сих пор он видел чужака только на мониторе своего настольного коммуникатора и лишь теперь впервые рассмотрел его в натуральную величину. Существо обладало осевой симметрией, его рост составлял около двух метров. Оно походило на богомола с удлиненным брюшком, которое продолжалось между нижними конечностями и достигало поясницы. Тело защищал сероватый в крапинку панцирь. Продолговатый череп заканчивался на затылке заостренным гребнем. Единственный глаз с щелевидным зрачком охватывал голову — судя по всему, чужак обладал круговым зрением. Под его шеей зияло ротовое отверстие с широкими плоскими зубами. На их испещренной бороздками поверхности играли отблески света. Из грудной клетки росли два щупальца, похожих на антенны; чуть ниже находился общий сустав двух могучих конечностей, которые заканчивались чем-то вроде клешней, а под ними располагалась вторая пара рук поменьше, на их ладонях было по шесть пальцев, два из них — большие. У существа были четыре гибкие ноги с присосками и втягивающимися когтями.

Крааль медленно выдохнул:

— Выглядит впечатляюще.

Женщина скрестила руки на груди и кивнула:

— Да. Нам удалось выяснить возможности его тела. Биомеханики утверждают, что верхние конечности способны буквально крошить камень. Они наделены невероятной силой. Ловкость и гибкость нижних позволяли существу делать то, о чем мы только мечтаем. Пользуясь обеими парами конечностей, оно могло совершать все что угодно — гнуть металлические балки и восстанавливать поврежденные микросхемы.

— А органы чувств?

Женщина провела пальцами по седеющим волосам.

— Изучив устройство глаза, мы пришли к выводу, что объект видел не только в привычном нам свете, но также в лучах далекого инфракрасного и ультрафиолетового спектра. Щупальца-антенны состоят из сложнейших вибродатчиков и хеморецепторов. Гребень на затылке служил низкочастотным усилителем для расположенного в нем звукового сенсора. Иными словами, это существо могло слышать в очень широком диапазоне. Органы обоняния позволяли ему улавливать пахучие вещества при концентрации один к двум миллионам.

— Это много?

— Это очень много.

— Вы говорите с необычайным пылом. Это существо удивило вас?

Женщина посмотрела на него серьезным взглядом.

— Откровенно говоря, достопочтенный сэр, оно могло делать все, что делаем мы, — только лучше.

— Что можно сказать об уровне его умственного развития?

Женщина потерла ладонью шею.

— Тут мы вступаем в сферу догадок. Мы до сих пор не можем дать определение человеческого разума. Для начала, у этого существа два мозга. Один управляет телом, подобно нашему спинному мозгу. Другой можно сравнить с нашим головным мозгом. Поскольку первый связан с физиологией, я остановлюсь на втором, главном мозге. Он расположен внутри грудной клетки и очень надежно защищен. Это существо можно сбросить с высоты сотни метров, и оно почти не пострадает. Кости его скелета имеют сотовую структуру — мы используем этот прием при конструировании деталей, подверженных значительным нагрузкам… Впрочем, я отвлеклась. Его мозг втрое больше нашего. Выводы о его возможностях несколько расплывчаты — уж очень он разложился. Однако образования, соответствующие нашим нейронам, гораздо меньше по размерам и организованы намного эффективнее. — Женщина выдержала паузу. — Мне кажется, рядом с этой расой мы выглядели бы безнадежными тупицами. Их интеллект превышает человеческий в той же мере, насколько мы умнее низших обезьян.

51
{"b":"10191","o":1}