ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он вскрикнул, яростно ущипнул себя за ногу — и в ту же секунду оказался на холодной упругой палубе. Его окружили белые панели мостика, подступая все ближе, — непроницаемый кокон с зияющим отверстием экрана главного монитора. Содрогаясь и жадно хватая воздух, Соломон заставил себя выпрямиться.

Сквозь водоворот мыслей и ощущений ворвался голос Боз:

— …себя чувствуете? Капитан, отзовитесь! Вы в порядке?

— Да! — Соломон моргнул и посмотрел вверх. — Да, я… Повторим еще раз. Теперь я хочу, чтобы вы…

— Капитан, я регистрирую признаки панического страха. Потенциал кожных покровов и…

— Значит, я поддался панике, так что из того? — Он ухватился за спинку кресла, ища поддержки. — Чтобы подавить страх, нужно сначала его испытать. Человек может справиться со страхом. Это всего лишь маленький демон, порожденный его сознанием. — Он печально улыбнулся. — Мне не впервой обуздывать демонов. Но теперь, Боз, действуйте медленнее… не торопитесь.

Соломон взмыл над палубой, окунувшись в пульсирующий мир звезд. И вновь у него возникло иллюзорное ощущение, будто бы его душа расстается с телом, перетекая в пустоту. Пространство пульсировало все сильнее.

— Боз, что случилось со звездами? Они то вспыхивают, то гаснут, словно… словно это бьется сердце самого Всевышнего!

— Обман зрения, капитан. Ваши глаза пытаются приспособиться к изменившемуся освещению.

Ее слова едва достигали сознания Соломона. Он сосредоточился на своих ощущениях, прислушиваясь к зову звезд. Раскинувшееся вокруг безбрежное пространство манило его, внушая безумное стремление к освобождению от самого себя.

— Нирвана… — хрипло прошептал он, вытягивая руки. — Я вот-вот прикоснусь к ней кончиками пальцев. Вот зачем я вернулся в космос. Вот зачем я согласился… но я даже не догадывался, какая это красота…

— Капитан, я включаю гравитацию.

— Подождите! — Карраско повел руками вокруг, определяя, где «верх», а где «низ». Заученные рефлексы помогли ему сориентироваться в пространстве. Оказавшись на палубе, он несколько мгновений сидел неподвижно, глядя на звезды, вспоминая пережитое, пытаясь унять мучительное ощущение утраты.

— На сей раз вы не боялись.

— Да.

— У люка ждет старший помощник Артуриан. Я решила, что пора прервать ваши опыты.

Соломон неверным шагом двинулся к капитанскому креслу. Люк распахнулся, и экран кругового обзора побледнел от хлынувшего снаружи света.

Арт остановился с поднятой ногой.

— Господи, капитан! — ошеломленно воскликнул он. — Что вы затеяли?

— Экспериментирую, Арт. Извините, я забыл, что настало время вашей вахты. Это зрелище захватывает и как нельзя лучше расслабляет.

— Так точно… сэр… — пробормотал старший помощник.

Соломон улыбнулся. В мышцах и суставах ощущалось легкое приятное покалывание. Он торопливо вышел в туннель, чувствуя прилив сил и бодрости.

Хэппи Андерсон уловил краешком глаза едва заметное движение. Неужели начинают мерещиться призраки? Он внимательно присмотрелся, но длинный коридор за его спиной казался пустым и вымершим. Недовольно бурча себе под нос, он положил ладонь на пластину замка реакторного зала и оказался в милом его сердцу царстве приборов и механизмов.

Несколько секунд он нерешительно переминался с ноги на ногу, потом вздернул голову, повернулся и опять приложил ладонь к замку. По коридору торопливо удалялся второй инженер Кралачек.

Лоб Хэппи избороздили глубокие морщины. Он поднес к губам большой палец и впился зубами в мозолистую костяшку.

Что его встревожило? Крадущаяся походка Кралачека? Или то, что в эту минуту помощник должен был находится в постели, чтобы выспаться перед вахтой?

— Боз!

— Чего тебе, жалкий комок протоплазмы?

Боз отвечала Андерсону в его любимой манере, превращаясь в острого на язык, чуть язвительного собеседника. Впрочем, за годы странствий в космосе Хэппи проникся убежденностью в том, что компьютеры и впрямь обладают веселым грубоватым нравом. Одушевленность их электронных мозгов казалась ему чем-то само собой разумеющимся и очевидным.

— Скажи-ка, попрыгунья, куда намылился Кралачек? — спросил он, продолжая хмуриться.

— Второй инженер дрыхнет у себя в каюте, — без малейших колебаний отозвалась Боз.

— Он только что прошел по коридору. И не надо мне вкручивать, я видел его собственными глазами.

— Можешь поверить мне на слово… Впрочем, зная твое ослиное упрямство, я с огромным удовольствием предложу тебе пари и выиграю его.

— Хватит трепаться. Я видел Кралачека в коридоре.

— Ты слышал, что я сказала? Мои сенсоры показывают, что он…

— Давай посмотрим. Включи камеру в его каюте.

— Устав запрещает вмешательство в частную…

— Плевать на Устав! Ты прекрасно знаешь, что кэп уже давно подтерся им. Кралачек не внушает мне доверия. Он слишком много знает о корабле. У меня такое чувство, будто он что-то скрывает. Вдобавок, он не похож на инженеров, с которыми я знался до сих пор. Слишком благовоспитанный и утонченный.

— Если вспомнить о том, что у тебя вместо мозгов опилки…

— Ты покажешь его комнату или нет? Или мне связаться с кэпом и обыскать каюту самому?

— Очень хорошо. — Боз включила монитор. — Даю изображение в тепловых лучах. Вряд ли тебе захочется, чтобы Кралачек знал, что ты за ним шпионишь. Или мне разбудить его и выставить тебя набитым болваном?

— Слушай, ты, ржавое корыто! Мне нужно одно — убедиться в том, что он у себя в каюте!

Хэппи ткнул пальцем в монитор, и на экране возникло трехмерное изображение, снятое в инфракрасном свете. Второй инженер Кралачек мирно спал на скомканных простынях.

Экран угас.

— Ну что, Хэппи? Убедился?

— Угу, — пробормотал Андерсон, неуклюже опускаясь в гравикресло. — Наверное, я переутомился.

— Еще бы. Вы, органические неженки, то и дело устаете, и тогда…

— Боз!

— Слушаю тебя.

— Заткнись и дай мне подумать. — В голову Хэппи лезла какая-то чепуха. Чем ему не угодил Кралачек? Тем, что держится не так, как обычный инженер, — слишком профессионально? Да, вот где собака зарыта. К тому же какого черта он шлялся у реакторной? Он явно не хотел, чтобы его заметили.

Хэппи поднял глаза на монитор. Изображение в инфракрасных лучах, которое можно создать искусственным путем. Но если так, то… Нет, не может быть!

19

Брайана беспокойно ерзала в кресле, глядя на главный монитор. На экране воспроизводилась запись их бесславного «сражения» с неопознанными кораблями. Девушка подалась вперед, всматриваясь в собственное, искаженное ужасом лицо и белое как мел лицо Арта. Воспоминания о пережитой панике безжалостно ранили ее гордость. Неужели вот эти трясущиеся конечности — ее руки? Пошла запись тех секунд, когда пираты приблизились к кораблю вплотную. Болезненно морщась, Брайана следила за тем, как ее охватывает парализующий ступор.

«Бластерный огонь! — раздался пронзительный вопль Артуриана. — Почему они стреляют? Зачем?»

Запись продолжалась, промахи и ошибки громоздились друг на друга. Неужели она могла до такой степени потерять контроль над собой? В соседнем кресле сидел побледневший Арт, сердито взирая на экран. Он вызывающе набычил голову, но на его лице безошибочно угадывался стыд.

Брайана включила стоп-кадр и, терзаясь жгучим чувством вины, украдкой посмотрела на Арта. В его зеленых глазах пылал огонек гнева и унижения.

— Ну и что? — проворчал Арт. — А как вел себя в первом бою он?

— По-моему, сейчас не время…

— И все-таки я хотел бы узнать! — Арт вскочил и принялся нервно мерить мостик шагами, ударяя кулаком в подставленную ладонь.

— Думаю, не лучше нас. — Брайана вздернула подбородок, не в силах забыть выражение малодушия и паники, которое столь откровенно читалось на ее лице в записи.

— Во время первого настоящего боя Соломон Карраско действовал безупречно, — произнесла Боз. — Однако позволю себе напомнить, что он прошел великолепную подготовку и участвовал в ряде тренировочных сражений, подобных вашему.

66
{"b":"10191","o":1}